Вадим Свириденко, участник Марафона морской пехоты США
Это не мы получаем награды, а наши жены, которые ждали и поднимали нас, раненых и избитых...
17.11.2016 12:35 360
  •  
  •  
  •  

Как часто вы говорите себе: «я уже не могу»? Не могу работать на этой работе, не могу жить в старой квартире с плохим ремонтом, не могу встать утром на пробежку, не могу заставить себя скинуть пару лишних кило?

Наши «не могу» сегодня забирают наше завтра. В повседневных проблемах вас ничего не мотивирует? Не помогают крутые тренинги и самонастрой?

Ознакомьтесь с историями 4 людей, для которых не существует «не могу». Для них есть только - я должен, я смогу, у меня получится.

Истории четырех настоящих мужчин, которые преодолели собственную боль и отчаяние, покорили сердца украинской диаспоры в США, показали всему миру, что украинцы непреодолимы, даже с серьезными ранениями. Истории воинов, которые вдохновляют и не оставляют равнодушными.

ИСТОРИЯ ПЕРВАЯ - Вадим Свириденко.

Наверное, улыбку ему подарил ангел-хранитель. Несмотря на безумную усталость и невероятную занятость, искренняя улыбка не сходит с его лица. Общаясь с Вадимом, не понимаешь, работаешь ли ты, или просто пришел на чашку кофе к старому знакомому.

- Вадим, расскажите немного о себе...

- После школы я получил образование фельдшера и в армию пошел в пограничные войска уже с профессией. Призвали в армию в 128 бригаду, в третью волну. Служил я в течение 5 месяцев. 128-я бригада стояла под Дебальцево. 9 февраля наша бригада попала в окружение, тогда кольцо замкнулось. А 16 февраля возле меня разорвался снаряд. Мне оказали первую помощь, доставили в медроту, а вечером мы получили приказ на общий прорыв в Артемовск. Колонна должна была идти - Урал, КамАЗ и два БТР. Так как я был легко ранен, я был внутри БТР. Колонну разбили, я получил легкую контузию. И мы сели на Урал, снова мина, мы получили еще больше травм. Получил ранения спины и почти не двигался.

А на утро понял, что я остался один. Все, кто в колонне были ранены, они замерзли. Я в течение 4 ночей был в поле в разбитом Камазе. Через 4 ночи меня нашла разведка ДНР. Я попал в плен, а так как я был тяжело ранен, обмен пришел очень быстро. Меня доставили в Днепропетровск в больницу Мечникова. А через 2 суток я уже попал в ожоговый центр. А там уже случилась вся история с ампутацией, протезированием, первой реабилитацией.

Ко мне пришли «афганцы». Они учили меня, какие физические упражнения делать, как питаться, делать первые шаги. Сначала ходил по палате, потом коридор. Я обходил все коридоры туда-сюда. Это и была моя реабилитация.

Затем американские врачи предложили мне лететь по специальной программе на реабилитацию и протезирование в Штаты. 12 августа мы полетели в США, где я был 8 месяцев. Там я прошел обследование. Тогда сказали, что мне уже можно смело протезироваться и проходить реабилитацию. Там со мной работали врачи и учили жить по-новому.

Я знал, что для того, чтобы мне хорошо ходить, мне надо начинать бегать, тренировать мышцы. В Америке я доказывал всем, что я хочу бегать. Я пробовал на обычных протезах и параллельно ходил в бассейн. Я доказал, что я хочу бегать, и мне сделали протезы для бега. У меня сразу сменился тренер. В течение двух месяцев я адаптировался, бегал на специальных дорожках, где воздух поддерживает массу тела. Первая максимальная дистанция, которую я пробежал - 5 километров. И мне предложили этот марафон (Марафон морских пехотинцев - ред.) в качестве реабилитации для себя и для других бойцов.

- Каким для вас было возвращение в Украину?

- То, что я увидел, я не видел в Украине, и для меня было важно передать свои знания. Через 8 месяцев, когда я попал в Украину, мне сразу предложили войти в Ассоциацию инвалидов АТО. Где в мои обязанности входило налаживать реабилитацию ребят.

- Как вы готовились к марафону уже после возвращения в Украину?

- К марафону мы не готовились, как паралимпийцы. Мы должны были показать результаты и силу воли. На обычном стадионе я надевал протезы и бегал вместе с другими девушками и парнями. Только моя жена стояла и считала круги. 2, 3, 5 километров - постепенно увеличивал нагрузку. Если не позволяли погодные условия, то шел на ступеньки и до 16 этажа поднимался и спускался. Много занимался со снарядами для нагрузки верха туловища, я их специально купил. А когда уже пробежал 10 километров, для меня это был вопрос более психологический - я понял, что выдержу.

- Чем запомнился сам марафон?

- На марафоне было очень много людей, сначала хотелось всех обойти. Потом увидел, что Дима пошел вперед, и хотелось его догнать. Были маленькие трудности, поскольку беговые протезы хорошо бегут по прямой, под гору прекрасно, а с горы возникают проблемы. Поэтому приходится ловить баланс и двигаться маленькими шагами, а это натирает кость. И очень добавила адреналина наша диаспора. Эти крики, флаги. Ты ни о чем не думаешь, ты просто бежишь. Я даже не заметил, как взял последнюю горку. 

- Вадим, вам предложили стать Уполномоченным президента по вопросам реабилитации раненых бойцов. Скажите, с чего начнете свою работу?

- Я увидел в США то, чего не видел в Украине. Мне важно этим поделиться. Когда мы были у Президента (после возвращения с марафона - ред.), он поблагодарил за то, что мы представляли Украину и показали неплохие результаты. И ребята порекомендовали меня как Уполномоченного по вопросам реабилитации инвалидов АТО. Это они меня подставили (смеется), Президент поддержал эту инициативу, и мы ждем официального подтверждения.

Но уже сейчас есть ряд задач, которые нельзя откладывать. Первоочередные задачи - это поднять вопрос реабилитации ребят, потом надо также оказывать помощь военнослужащим, которые приходят с АТО. Сейчас никто не может нормально пройти ни МРТ, ни УЗИ. И нам нужно эти вопросы решать. Мы должны болезни, которые ребята получили во время боевых действий, выявлять в начале, чтобы они у них не развивались, чтобы не было дальше проблем. И конечно, спортивное протезирование. То, что придавало бы бойцам стимул к будущей жизни. Открытие курсов и предоставления им новых профессий, все это в комплексе. Над этим должно работать не одно министерство. Война идет, никто не должен стоять в стороне. Я очень надеюсь, что в Украине будет развиваться спортивное протезирование. Также нужно поддержать команды АТОвцев, которые активно занимаются спортом.

- Украина получит свой марафон для военных?

- Мы планируем устроить соревнования между нашими ребятами. Но это не только люди, утратившие конечности. Все, кто прошел военные действия, кто получил ранения, они могут принимать участие. У всех проблемы тяжелые. Человек может выглядеть целым, а проблемы могут быть колоссальные. И ребята увидят: «О, он бежит. Классно бежит». А когда почитаешь его анамнез, то за голову можно схватиться, как он это делает.

- Как ваша семья относится к вашим успехам?

- Мой результат - это достижение моей жены, которая меня постоянно стимулировала. Я не очень хотел ехать на реабилитацию, а моя жена меня туда вытолкнула. В таких вещах поддержка семьи очень важна. Чтобы человек понимал, что нужно дальше жить, нужно тяжело работать, не сидеть у семьи на голове. Нельзя реабилитироваться на 100%, но надо себя максимально приблизить к такому состоянию. Но надо делать пользу не только для себя, для семьи, но и для других.

А относительно семьи... это не мы получаем награды, это наши жены получают награды. Те, которые нас ждали, дождались. Ранеными, избитыми, а тогда нас поднимали. Это их награды.

This product is made possible by the support of the United States Agency for International Development (USAID). The content of the product do not necessarily reflect the views of USAID or the United States Government.

Юлия Значко, Киев.

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-