Гейр Анеш Фагерхейм, главный юрист Министерства обороны Норвегии
Украина находит уникальные ответы на уникальные вызовы
25.11.2016 10:03 201
  •  
  •  
  •  

Недавно Киев с рабочим визитом посетили военные юристы из Норвегии. Рабочие визиты такого уровня всегда вызывают интерес, ведь именно в таком формате рождаются решения, которые лишь впоследствии объявляются на официальном уровне. Во время встречи с коллегами из украинского Генштаба норвежцы поделились собственным опытом и согласовали позиции относительно правовых отношений в условиях «гибридной войны», которой вынуждена противостоять Украина.

О том, чем правовая система норвежских Вооруженных сил отличается от украинской, как построена в Норвегии система гражданского контроля и социальной защиты военнослужащих, и почему в этой стране невозможно увидеть военного в форме на политическом митинге, Укринформу рассказал руководитель Правового департамента Министерства обороны Королевства Норвегия Гейр Анеш Фагерхейм. В разговоре также принял участие военный атташе Норвегии в Украине Ханс Петтер Мидттун.

- Позвольте мне прямо спросить вас - что главный правовой советник Минобороны Норвегии делает в Украине? Какие идеи вы принесли, и каким опытом хотели бы поделиться?

- Причина, по которой мы прибыли сюда, в Украину, является очевидной. Между нашими странами существует устойчивое военное сотрудничество, которое развивается уже на протяжении многих лет. Мы ведем постоянный и конструктивный диалог по правовым вопросам. Поэтому все, что мы делаем во время этого визита в Киев, является частью военного сотрудничества между нашими государствами, между Норвегией и Украиной.

- Возможно ли привести конкретные сферы такого сотрудничества? Здесь, в Украине, продолжается правовая реформа, и военная составляющая правовой системы является частью этого процесса. Возможно, вы могли бы дать совет, что делать или чего не делать, чтобы избежать ошибок?

- Прежде всего, я не уверен, что у нас в Норвегии есть ответы на все вопросы, как и что делать лучшим путем. Все, что мы можем сделать - это предложить собственный опыт, поделиться тем, что, на наш взгляд, эффективно работает в Норвегии. Уже вам, украинской стороне, надо решать, насколько полезным такой опыт может быть для вашей правовой системы. Поэтому наши переговоры с украинскими военными юристами, в основном, это дискуссия, где мы рассказываем, как мы делаем разные вещи. Это дает вашим специалистам возможность решить, что полезного они могут из этого опыта взять для себя.

Имеем военную полицию в Вооруженных силах, но военных судов в Норвегии не существует

- Существуют ли в Вооруженных силах Норвегии правовые инструменты, подобные украинским?

- Нет. Есть несколько существенных отличий. В наших Вооруженных силах в правовых институтах мы также имеем как гражданский, так и военный персонал, но он выполняет совещательную функцию, у нас нет прокурорских полномочий. Такие полномочия в Норвегии принадлежат исключительно гражданской сфере.

- Правильно понимаю, что у вас нет военных прокуроров, военных судов или военной полиции - подобно тому, что мы имеем в Украине?

- Мы имеем военную полицию в Вооруженных силах, как и четкую дисциплинарную систему реагирования на правонарушения. Но серьезные преступления требуют прокурорского расследования. Этим будет заниматься гражданский прокурор, осведомленный в военных делах, но подотчетный исключительно гражданским институтам. Результаты его проверки или расследования будет рассматривать гражданский суд, потому что в Норвегии военных судов не существует.

- Итак, ваша функция, в основном, заключается в предоставлении военнослужащим правовых консультаций. Но есть ли у вас другие задачи, например, в правовой защите, которые вы можете предоставлять военнослужащим?

- Я не уверен, что именно вы имеете в виду, говоря о защите, поскольку мы не являемся защитниками. Если военный, офицер или солдат подозревается в совершении преступления, ему надо будет найти гражданского адвоката, который будет защищать его в этом деле.

- Имеется в виду несколько другое. Предоставляете ли вы защиту военнослужащим, если они сталкиваются с определенными социальными вопросами, например, недовольны размером денежного содержания или начисленной пенсии? Возможно, в Норвегии эти вопросы не являются острыми, но в Украине много подобных случаев.

- Нет. В таких случаях консультант по вопросам права не будет иметь с этим дела. Обычно, если у вас есть определенные вопросы как у участника трудовых отношений, которым является каждый солдат или офицер, вы можете адресовать их в собственную трудовую организацию, в профсоюз. Если у вас есть проблемы такого рода, вы направляете их в профессиональную организацию, которая рассмотрит ваше дело и будет проводить все дальнейшие переговоры с Правительством для урегулирования спора.

Главный элемент гражданского контроля в Норвегии - само Правительство. Таким образом, военные выполняют распоряжение гражданских лиц

- Каким образом, с правовой точки зрения, в Норвегии нормированы вопросы гражданско-военных отношений, в частности, гражданского контроля над вооруженными силами?

- Главным элементом такого гражданского контроля в Норвегии является само Правительство, ведь министр обороны является гражданским лицом и входит в правительство. Поэтому гражданская составляющая существует. Например я, гражданский, служу в Министерстве обороны, и в этом контексте представляю часть системы, которая обеспечивает гражданский надзор над военными. Как это работает? Министр обороны может давать распоряжение Начальнику штаба по любым вопросам. Она (Инэ Ериксен Серейде - ред.) может требовать доклад относительно любых дел, которые происходят, и таким образом, военные выполняют распоряжение гражданского лица.

В этом контексте наиболее важной является система подотчетности. Мы имеем еще и систему аудита, которая является частью гражданского контроля, а также гражданского омбудсмена - это все в структуре Министерства обороны. При этом омбудсмен подотчетен напрямую парламенту. Таким образом, система гражданского контроля охватывает практически все командные звенья. Функция такого контроля еще и в том, чтобы проверить, действительно ли оборонительные структуры занимаются тем, что должны делать.

Ханс Петтер Мідттун, военный атташе Норвегии в Украине:

- Мне кажется, что само понятие «Гражданский контроль над военными» часто неправильно понимают. Большинство людей считают, что речь идет о системе подчинения, как ее понимают в армии. Но гражданский контроль означает гораздо большее.

В условиях Украины это означает, что главная ответственность за принятие стратегических решений находится в руках гражданского руководства, а не у профессиональных военных офицеров. Это обстоятельство позволяет лучше расставить межведомственные приоритеты для удовлетворения различных потребностей государства. Парламент имеет возможность сбалансировать ресурсы, которые являются необходимыми для противодействия внешнему агрессору, с другими внутренними потребностями и вызовами, которые также требуют решения для дальнейшего развития государства.

Для сектора национальной безопасности и обороны Украины это означает, что парламент становится частью процесса оборонного планирования. Парламентарии в этом контексте будут лучше понимать угрозы и риски, стоящие перед страной. Это необходимо для того, чтобы признать обоснованность и «рацио» предложений, с которыми в Парламент приходят военные.

Как часто цитируют Карла фон Клаузевица, «война есть продолжение политики иными средствами». Военные являются лишь одним из многих политических инструментов, которые находятся в распоряжении государства. Парламент, соответственно, должен получить полномочия для скоординированного развития всех этих инструментов. Это значительно укрепляет и усиливает всю политическую систему.

Такое сочетание политической и военной составляющих помогает развивать и укреплять весь политический процесс. Финансирование Вооруженных Сил Украины и родственных элементов, как следствие, осуществляется одновременно более простым путем, и более основательно, что делает этот процесс более сильным по природе. Профессиональные военные не имеют такого политического опыта, поэтому сочетание военного и гражданского компонентов является очень важным.

Гейр Анеш Фагерхейм:

- Начальник штаба в Норвегии - он одновременно является советником в Правительстве. Он дает советы, когда речь идет об оборонном планировании, поскольку он является самой высокой по рангу военной персоной в стране. Обычно он ведет постоянный диалог с Министром обороны, поскольку именно она несет ответственность за этот сектор. В этом контексте Начальник штаба дает рекомендации относительно всех военных вопросов, включая оборонный заказ, относительно нового оружия, самолетов, кораблей - любых вещей, в которых есть потребность. Исходя из этих рекомендаций, к процессу оборонного планирования подключается Правительство, которое раз в четыре года предоставляет собственные рекомендации в парламент. И уже парламент принимает решение, какой именно бюджет и какие инвестиции они будут вкладывать в военную сферу в течение следующих четырех лет. Кроме такого четырехлетнего цикла, мы имеем еще и перспективу на двадцать лет, поэтому парламентарии могут смотреть далеко вперед.

- Но кто, в конце, контролирует оборонные расходы и произносит суждения, являются ли они эффективными и правильно ли используются?

- Как я уже отметил, Министр обороны и Начальник штаба имеют службу внутреннего аудита, которая контролирует, каким образом и в правильном ли направлении используются бюджетные средства. В то же время в парламенте также есть собственный аудит - Офис Генерального аудитора, который может контролировать все деньги, направляемые нами на оборонный сектор.

В Норвегии военный может стать политиком, но перед этим он должен снять свою военную форму

- Позвольте немного сменить тему нашего разговора. Понятно, что все военнослужащие в Норвегии являются гражданами. Какими политическими правами они пользуются? Есть ли определенные ограничения для их политической активности, которые связаны с военной службой?

- В Норвегии военный может стать политиком, но перед этим он должен снять свою военную форму. Если вы офицер, вы можете быть избраны членом парламента, но вы должны оставить военную службу на тот период, который будет связан с вашей работой в парламенте. Таким образом, вы не можете выступать в двух качествах одновременно. У нас есть офицеры, которые являются местными политиками, но им не разрешается принимать участие в политических собраниях в униформе. Вы должны быть в штатском в таком случае. То есть, вы можете присоединиться к дебатам, но если эти дебаты имеют политическую природу, вы не можете делать это в военном мундире.

Имея уважение к военной форме, вы не будете в ней делать политических заявлений

- Таким образом, если кто-то пойдет на партийное собрание в военной форме, его уволят из рядов Вооруженных сил?

- Уволят? Как сказать... Наверное, такой шаг был бы уже последним. Обычно, может выноситься предупреждение, применяться определенные дисциплинарные меры, если вас заметили в форме на политическом митинге. Но, честно говоря, до этого момента у нас не было таких прецедентов. Думаю, что для Норвегии это не является проблемой, совсем. Имея уважение к военной форме, вы не будете в ней делать политических заявлений.

- Украинской громаде будет очень интересно услышать этот тезис, ведь в нашем парламенте увидеть человека в униформе - не редкость... Последний вопрос - какие договоренности на будущее вы достигли во время переговоров с Управлением правового обеспечения украинского Генштаба?

И Норвегии есть много чему поучиться у Украины. Перед вами встают уникальные вызовы, и вы находите уникальные решения в ответ

Ханс Петтер Мидттун:

- Позвольте присоединиться к беседе, ведь речь идет о важном направлении наших двусторонних отношений. Для нас является очевидным обоюдная заинтересованность в таких усилиях. Убежден, что мы можем сделать вклад в анализ тех уроков, которые вынесены из последних событий, помочь обобщить опыт и предложить некое альтернативное его осмысление. В то же время, я убежден, что и Норвегии есть много чему поучиться у Украины. Перед вами встают уникальные вызовы и вы находите уникальные решения в ответ. Поэтому двустороннее сотрудничество на пользу обеим сторонам...

С «гибридной войны» Украина выносит очень тяжелые уроки, и эти уроки важны для всей Европы

- Вы сейчас говорили о «гибридной войне»?

- Это один из вопросов, наверное. Ситуация с международной безопасностью драматически изменилась после аннексии Крыма Россией и ее агрессии на Востоке Украины. Гибридная война включает в себя не только использование военной силы, но и невоенные средства, такие как дипломатия, экономика, энергетика, подрывная деятельность, пропаганда и многие другие. Комбинированное использование военных и невоенных средств создает уникальные политические и военные вызовы. Вследствие этого Украина выносит уроки, которые очень трудно ей достаются, и эти уроки важны для всей Европы.

Вместе с тем, последствия гибридной войны могут быть более масштабными вследствие текущего состояния институтов в самой Украине. Именно поэтому построение прочных институтов является решающим фактором для того, чтобы достичь успеха, и вы можете воспользоваться опытом и знаниями, которые в этом смысле есть у других европейских стран.

Норвегия концентрирует свою поддержку именно в этих сферах. В прошлом году, насколько я знаю, Норвегия предоставила сумму в размере около миллиарда гривен на реализацию нескольких проектов. В то же время, мы постоянно работаем над тем, чтобы укрепить отношения в военной сфере, разумеется, в рамках тех политических ограничений, которые имеем.

Михаил Дмитрук, Киев.

Фото автора.

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-