Николай Горох, историк, исследователь советского Торгсина
Советская власть, воспользовавшись Голодомором, охотилась на человеческие крестики и обручальные кольца
26.11.2016 09:12 381
  •  
  •  
  •  

Скоро в Украине выйдет первая книга о деятельности в Советском Союзе контор так называемого Торгсина - организации, которая в 1930-1936 годах за бесценок скупала у населения золото и другие драгоценности, и расцвет которой пришелся на период Голодомора. Называться она будет "Золото - государству! Торгсин на Черниговщине (1932-1936 годы)". Это будет солидная монография одного из немногих исследователей пока что малоизученной темы, кандидата исторических наук, старшего научного сотрудника Черниговского исторического музея им. В.В.Тарновского Николая Гороха. В связи с приближением печальной годовщины начала масштабного голода 1932-1933 годов в Украине корреспондент Укринформа пригласила ученого к разговору.

ПОД ГРИФОМ СЕКРЕТНОСТИ

- Николай, прежде всего, давайте определимся, как мне правильно писать: "Торгсин", что по-русски расшифровывается как "торговля с иностранцами" или "Торгзин" - по-украински "торгівля з іноземцями"?

- "Торгзин" я не встречал ни в одном из документов, хотя это на самом деле перевод на русский. Но, если взять Большой толковый словарь современного украинского языка и русско-украинский словарь научной терминологии, то они дают именно "Торгсин". И поэтому в своей книге я придерживаюсь именно этого варианта - как собственного названия.

- Ваша кандидатская диссертация на тему деятельности Торгсина была первой в Украине, хотя защитились вы только 3 года назад. Неужели раньше никого из молодых историков эта тема не интересовала?

- Самыми известными специалистами по этой тематике являются двое людей: российская исследовательница Елена Осокина и киевский ученый Василий Марочко, оба доктора исторических наук. Но если Елена изучает Торгсин во всесоюзном масштабе, то Василий Иванович является специалистом, в первую очередь, по региональной истории объединения. Именно он был моим научным руководителем. Однако тема действительно малоисследованная, это - факт. Хотя статьи по данной проблематике все же появляются, и на сегодня их, думаю, есть уже два-три десятка. Чтобы писать их, надо хорошо поискать и "покопаться" в архивах. А они еще и не все открыты.

Большинство торгсиновских документов имеют гриф "Секретно" или "Совершенно секретно". Даже газета "Торгсиновец"

- В каком году началось раскрытие архивов по Торгсину?

- Рассекречивание этих архивов началось после развала Советского Союза. Большинство торгсиновских документов имеют гриф "Секретно" или "Совершенно секретно". Даже газета, которую издавал Торгсин (называлась она "Торгсиновец" и выходила дважды в месяц), имела гриф секретности, и читать ее могли, в основном, руководители торговых пунктов. Им и предстояло распространять полученную информацию среди коллектива. Поэтому эту газету невозможно найти ни в одной библиотеке.

- В каких архивах вы искали?

- Я работал в архивах Чернигова, Сум, Нежина, Киева, сейчас обрабатываю Одессу, Днепропетровск, Харьков. В некоторых городах фонды сохранились неплохо, в других архивах есть всего 20-30 дел. В Чернигове фонд оказался немалым. Очень большой он в Виннице, там более 600 дел по Торгсину. Много документов было утрачено во время Второй мировой войны.

"ГУМАНИТАРНАЯ АКЦИЯ" ИЛИ ГРАБЕЖ?

- О Торгсине часто пишут, что эта организация занималась грабежом населения, которое во время голода в Украине фактически вынуждено было покупать жизнь за золото, и что это была спланированная акция, одно из мероприятий Голодомора? Ваша точка зрения: это было действительно так, или просто голод и скупка золота совпали во времени?

- Если брать воспоминания очевидцев тех событий, то их можно распределить на две группы. Одни вспоминают, что они спаслись благодаря тому, что сдавали золото и имели возможность за полученные средства покупать продукты. Другие говорят, что это была целенаправленная акция: после того, как выкачали хлеб, выкачали золото. Если же обратить внимание на основные этапы становления организации, то все-таки нельзя сказать, что это была заранее спланированная часть политики Голодомора. Скорее, власть удачно воспользовалась моментом и ограбила свое население.

- Итак, как все начиналось?

- Торгсин был создан 18 июля 1930 года под официальным названием "Специальная контора по торговле с иностранцами на территории СССР". Это была небольшая конторка в составе Мосторга, которая действительно работала только с иностранцами. На то время в Советском Союзе начались коллективизация и индустриализация. Для строительства заводов и покупки оборудования государству нужны были западные технологии. А за них Западу надо было чем-то платить - золотом, серебром или валютой.

Золотовалютный запас, доставшийся от Российской империи, был уже израсходован, и денег у страны не было. Поэтому ставка делалась на ресурсы - зерно, лес и тому подобное. Однако мировой экономический кризис 1929-1933 годов вызвал резкое падение цен на эти товары. Тогда и возник Торгсин.

Перед организацией ставилась четкая задача аккумулировать в себе все валютные операции, разбросанные до этого по разным ведомствам. Прежде всего, это касалось работы с иностранными туристами, которые приезжали в Советский Союз с долларами, марками, франками, и иностранными специалистами, часть которых получала зарплату в долларах. Чтобы эти деньги не попадали на "черный рынок", иностранцам предлагались магазины с большим ассортиментом, чем в обычных магазинах. В конторах Торгсина отоваривались также люди, которые получали из-за границы переводы в валюте.

- Когда Торгсин начал скупать золото у населения?

- 14 июня 1931 года правительство разрешило советским гражданам приносить в Торгсин золотые монеты и за них там что-то покупать. В конце года стали принимать и бытовое золото, весной 1933-го - серебро, впоследствии - бриллианты. Расчет был прост: крестьяне придут, потому что у них отобрали зерно, а горожане - потому что зарплаты им ни на что не хватает, а продовольственные карточки получают далеко не все. К тому же, в обычных, коммерческих, магазинах в то время почти ничего не было. В 1932 году сеть заведений Торгсина начала быстро разворачиваться по территории всего Советского Союза.

Однако считать деятельность Торгсина такой себе "гуманитарной акцией" не стоит, ибо торговал он по гиперспекулятивным ценам. С первого взгляда, цена 5-7 копеек за килограмм муки звучала неплохо. Но это были не советские деньги, а копейки золотом. За один торгсиновский рубль на "черном рынке" предлагали 40-50-60 рублей.

Относительно спекуляции, то для примера приведу такие данные: в сообщении от 2 сентября 1932 года инспектор Роменской районной рабоче-крестьянской инспекции Лущай констатировал, что печенье себестоимостью 20 коп. Торгсин продавал по 50 коп., какао стоимостью 63 коп. - по 1 руб 60 коп., а чай, который стоил 1 руб 75 коп. - по 8 руб.

В сентябре 1934 г. приобретение 16 кг ржаной муки обходилось покупателю, в расчете на советские знаки по курсу "черной" биржи, в 53-55 руб. В то же время на рынке ее можно было купить за 30-35 рублей.

- А "черный рынок" скупки золота в период деятельности Торгсина существовал?

- Да, конечно, существовал и процветал. Доходило до того, что отдельные спекулянты проводили параллельную скупку золота и серебра прямо в магазинах Торгсина. Но для людей это было рискованно - их могли обмануть, дать взамен бумажку, которая ничего не стоила и т. д.

- С самого ли начала золото в Торгсине скупали дешево?

- Вначале стоимость одного грамма золота там более-менее корректировалась с мировыми ценами на него (хотя тут нужно не забывать, что курс советского рубля к доллару был искусственным). Со временем на мировых рынках золото стало дорожать, однако советская власть цену на него не поднимала. Следовательно, только по черниговской конторе, по моим подсчетам, недоплата людям достигла, примерно, 180 тыс. руб.

Большие цифры были по серебру. Цена на него несколько раз менялась, в том числе в Торгсинах, хотя и с очень большим скрипом. Сначала за килограмм серебра давали 14 руб 88 коп., а в конце 1934-го стали давать 20 рублей. Однако, по мнению специалистов, недоплата достигала 35-40%.

Кроме того, не оплачивались лигатуры других металлов (примеси золота или меди), которые часто бывали в серебряных изделиях. По данным Промэкспорта, в каждой тонне лигатурного серебра содержалось 1,2 кг золота и 230 кг меди.

ЗА ГЕОРГИЕВСКИЕ КРЕСТЫ - ПУД МУКИ И МАКАРОН

- Мне кажется, что практика скупки золота и серебра за бесценок всегда была, есть и будет. В тяжелые 90-е годы мне тоже пришлось распрощаться с дорогими семейными ценностями, которые забрали у меня очень дешево.

- Да, современные ломбарды принимают украшения по стоимости металла, работа мастера обычно не учитывается. Торгсин в этом не слишком отличался. В руки оценщиков попадали как изделия грубой работы (массовые, так сказать), так и произведения известных мастеров, которые стоили значительно дороже, чем металл, из которого они были сделаны. Руководство понимало это и даже разработало соответствующие инструкции для оценщиков. Согласно им хорошую, качественную вещь надо было отбирать для перепродажи через антикварные лавки иностранцам.

Однако учтите ситуацию: если в крупных городах, как Киев, Москва или Ленинград специалистов-ювелиров было много, то в городах вроде Чернигова, Сновска, Добрянки, Нежина их фактически не было. В Чернигове под приемным пунктом ежедневно стояло до 200 человек. У оценщиков не было ни времени, ни желания качественно их обслуживать. К тому же, если они оценят изделие дороже, чем стоит металл, из которого он сделан, то разницу придется покрывать за свой счет. Поэтому им проще было принимать изделия как лом.

Советская власть понимала, что мелкие драгоценности она не изымет у людей с помощью ОГПУ (НКВД). Этим как раз и занялся Торгсин

- А вообще, что это было за золото? Ведь в Советском Союзе люди жили достаточно бедно. Неужели "всплывали" какие-то скрытые запасы с царских времен?

- За золотом в больших количествах, которым владели бывшие помещики, богатые буржуа, охотилось ОГПУ (объединенное государственное политическое управление, с 1934 г. НКВД - народный комиссариат внутренних дел), и его было не так много. А вот обручальные кольца, крестики, серьги, браслеты, цепочки, другие маленькие украшения имела почти каждая семья. В воспоминаниях часто упоминается, как мать должна была сдать в Торгсин ювелирные изделия, которые на заработанные у господина деньги она приобрела своим детям.

Советская власть понимала, что эти мелкие драгоценности она не изымет с помощью ОГПУ (НКВД). Этим как раз и занялся Торгсин.

- Была ли разница в том, что сдавали крестьяне и жители городов?

- Городское население приносило в отделения объединения преимущественно золотые кольца, броши, серебряные ложки, портсигары, сервизы, часы, сельское - золотые и серебряные серьги, крестики, монеты, медали, цепочки. Относительно серебра здесь существует интересный нюанс. В карманах людей за годы советской власти осело довольно много серебра в монетах советского чекана. Появился Торгсин - и люди понесли эти монеты туда. Однако государство не захотело платить за собственное серебро и принимать их. Тогда население нашло выход из ситуации и стало переплавлять монеты в слитки. Когда же Торгсин и их отказался принимать, люди стали делать из тех монет простые примитивные украшения.

Люди чувствовали коварство государства, которое изымало у них ценности. За поход в Торгсин можно было поплатиться жизнью

Утрата семейных ценностей в пунктах скупки Торгсина нередко становилась тяжелой психологической травмой, трагедией для людей. Ведь это были вещи, которые доставались им тяжелым трудом, напоминали о близких, были приданым. Кужельная Ольга из с. Звеничев Репкинского района вспоминала, что когда у ее матери начали пухнуть ноги, отец уехал в Чернигов и сдал в Торгсин такие дорогие для него Георгиевские кресты. Дали же за них пуд муки и макарон.

Однако хватало людей, у которых не было ни золота, ни серебра. Жительница села Гнединцы Варвинского района вспоминала, как в поисках драгоценностей и сокровищ односельчане разрывали могилы и казацкие курганы.

«РЕВОЛЮЦИЯ ГИБНЕТ, СТАЛИН ИСТРЕБЛЯЕТ НАРОД»

- Все это, конечно, ужасно. Однако как люди относились к возможности на золото выменять продукты в трудное время?

- Люди с опаской шли в Торгсин. Даже название организации расшифровывали по-своему: "Торговля сыновьями" или как аббревиатура: "Товарищи, опомнитесь, революция гибнет, Сталин истребляет народ". Люди чувствовали коварство государства, которое изымало у них ценности. За поход в Торгсин можно было поплатиться жизнью, ведь вас могли арестовать сотрудники ОГПУ. Логика их была проста: если у вас есть средства для Торгсина, то найдете и для них. У вас могли отобрать даже официально приобретенные в Торгсине товары. Известны случаи задержания просто в магазинах.

- Как же тогда люди массово несли туда свое золото?

- Разбегались во время облав, кое-кто назад не возвращался. Иногда работники Торгсина были осведомителями ОГПУ, выдавали ему людей, которые часто приносили ценности. Было такое, что работники ОГПУ сами сдавали отобранные у людей изделия. В архивах есть документы, которые свидетельствуют об этом.

Дело в том, что до появления Торгсина изъятием драгоценностей занимались именно силовые структуры. Конечно, им не понравилось, что "в их огород" запустили другую организацию. Как следствие, торгсиновцы стали жаловаться на ОГПУ и просить власть ограничить ее полномочия - чтобы силовики не работали в магазинах и не волновали посетителей, не устраивали облав.

Бывали случаи, когда люди шли сдавать ценности в другой населенный пункт, где их никто не знает, или меняли фамилию и имя. Или, когда видели в магазине знакомого, разворачивались и уходили оттуда, чтобы никто не донес, что у них есть золото.

- В некоторых статьях о Торгсине мне попадалось утверждение, что деятельность этой организации, как и Голодомор, была геноцидом украинского народа. На основе чего делались такие выводы? Разве у украинцев драгоценности скупали дешевле, чем у тех же россиян, скажем?

Населению продавали то, что у него и изъяли, причем по спекулятивным ценам. Однозначно это был грабеж народа

- Нет, цены были одинаковые, что в Москве, что в Чернигове. Но, во-первых, деятельность Торгсина активизировалась как раз в период Голодомора и стала его составной частью. Во-вторых, на ценности люди выменивали, в основном, зерно, муку, крупы, а не какие-то импортные товары. Поэтому получалось, что населению продавали то, что у него и изъяли, причем делали это по спекулятивным ценам - выше, чем на мировом рынке. Однозначно это был грабеж народа.

Совершался он и на уровне оценщиков ценностей. Они обогащались за счет так называемого "припека" - разницы между принятым и сданным в банк золотом. По подсчетам Осокиной, "припек" по стране в 1933 году составил 9 млн руб или почти 7 тонн чистого золота. Было такое, что общий вес лотка с золотом составлял 23 кг, а в документе фиксировали 2,3 кг. Одна поставленная между цифрами запятая давала торгсиновскому ювелиру прибыль в 20 кг чистого золота.

- Меняли ценности, в основном, на продукты питания?

- Да. В 1933 году на Черниговщине продукты в структуре продаж Торгсина составляли 94%. Из них хлебофураж, (то есть, хлеб и зерно) достигал 88%. За один грамм золота человек мог в Торгсине купить от 6 до 18 кг муки, а вот самым дорогим был трактор, он стоил 2 кг золота.

В 1934 году, когда голод пошел на спад, соотношение реализации товаров продовольственной и промышленной групп было 80 на 20 %, и только в 1935 году баланс изменился в пользу промтоваров.

- Вы собирали данные как по Черниговщине, так и по различным регионам Украины. Находили ли какие-то отличия?

- Черниговщина по сдаче ценностей занимала одно из последних мест в Украине и, фактически, была на уровне с Донецкой облконторой. Здесь не было большого количества городов, промышленных центров, где сохранилась элита, которая могла накапливать ценности. У нас был бедный аграрный регион. По моим подсчетам, за период с конца 1932-го и до начала 1936-го года Черниговская облконтора Торгсина "мобилизовала" у населения по меньшей мере 880 кг химически чистого золота. Это где-то 1% всех поступлений по Украине. В целом по СССР Торгсин изъял у населения почти 100 тонн золота, из них в течение голодного 1933-го - 45 тонн. Около половины собранных ценностей составляли обрядово-бытовые изделия.

Относительно серебра, то Черниговщина дала где-то 24 тонны, опять же, химически чистого серебра. Самыми богатыми конторами были Киевская, Харьковская, Одесская и Винницкая.

- А были ли аналогичные случаи массовой скупки драгоценностей в мировой истории?

- Абсолютно такой же организации я не встречал, однако некоторые исследователи утверждают, что якобы не только Советский Союз грабил свое население, приводя пример США времен Великой депрессии. Тогда президент Рузвельт объявил владение золотом вне закона и обязал граждан США вернуть золотые монеты, слитки федерального резервного банка по фиксированной цене. Однако сравнивать законы Рузвельта и работу Торгсина, я думаю, некорректно. Одно дело, когда вам устанавливают предельные цены продажи металла, и вы его сдаете государству или, на свой страх и риск, припрятываете, а другое - когда несете ценности от безысходности и меняете их на продукты первой необходимости, чтобы прокормить семью.

- То есть, Торгсины - еще одно свидетельство того, что советская власть была наиболее жестока к своему населению.

- Если брать ряд связанных с Голодомором событий, то так оно и есть. Потому что изъятие хлеба, золота, аресты, убийства - показатели, которые негативно характеризуют власть любой страны.

P. S. По валютной выручке 1933 года Торгсин занимал первое место в Советском Союзе, опережая экспорт леса, зерна и нефти. Скупленное у населения золото позволило покрыть около трети всех затрат на индустриализацию страны в голодном 1933 г., более четверти - в 1934 г. почти пятую часть - в 1935 г. Согласно финальному отчету Торгсина, на собранные им средства государство закупило импортное оборудование для 10-и гигантов советской индустрии.

1 февраля 1936 года система Торгсинов была официально закрыта. Валютные магазины для иностранцев остались, а валюта скупалась за советские рубли в государственных банках уже по другим ценам.

Наталья Потапчук, Чернигов.

На фото: Торгсин на углу Петровки и Кузнецкого моста. Фото Эрика Сандвора. Москва, 1935 г. (Из фондов Trondheim byarkiv / Municipal Archives of Trondheim);

Объявление в газете “Большевик” (Чернигов). 24 февраля 1934 г.;

Товарный ордер Торгсина. Второй выпуск. 1932 г. (Из коллекции Льва Николая Григорчука);

Последний покупатель Торгсина. Москва, 1936. (Из фондов РГАКФД, м. Красногорск).

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-