Дмитрий Чекалкин, радиоведущий и шоумен
В борьбе за счастье народа мало кому из политиков удалось не стать миллионером
01.11.2016 09:00 8117
  •  
  •  
  •  

Дмитрий Чекалкин называет себя  «многопрофильным дилетантом», поскольку занимался 20-ю разными сферами деятельности.

Он с отличием закончил Московский военный институт иностранных языков, был военным переводчиком и дипломатом, писал словари и учебники арабских диалектов. Потом в его карьере произошел резкий поворот, благодаря которому он приобрел широкую известность как шоумен, автор и ведущий многих теле-, радио- и интернет-проектов.

В интервью с ним мы собирались говорить на тему юмора, но, как говорится, жизнь взяла свое, и разговор вышел далеко за пределы этой темы. 

НАДО УМЕТЬ САМОМУ СЕБЕ РЕЖИССИРОВАТЬ МГНОВЕНИЯ СЧАСТЬЯ

- Недавно Михаил Жванецкий на вопрос о настроении ответил, что «настроение прекрасное, если бы не жизнь». А какое у вас сейчас настроение?

- На самом деле, пока нам не изменило чувство юмора, все можно изменить к лучшему!

- А как вы поддерживаете в себе такой настрой?

- Есть такой принцип, что лучший способ развеселиться - это развеселить другого.

- Но наша жизнь вроде бы не очень располагает к веселью.

- Как сказал Оскар Уальд, смех - это лучший способ переживать жизненные трагедии.

- То есть вы для поддержания этого настроя имеете цитаты на все случаи жизни?

- (Смеется) В том числе! У нас есть программа «Правила жизни»,  для которой собрали около 2 тысяч цитат на разные актуальные темы.

- А какое ваше основное личное правило?

- Держи улыбку шире! Как сказал бердичевский ребе, если ты изобразишь на лице улыбку, то Господь найдет для тебя причину улыбнуться.

Кстати, в Гарварде есть предмет «Наука о стремлении к счастью», который уже в течение нескольких лет собирает рекордное количество желающих его изучать студентов. Там недавно закончилось самое протяженное научное исследование - оно длилось 75 лет и базировалось на опыте гарвардских медиков. Все эти годы они изучали факторы, которые влияли на ощущение счастья у человека и, соответственно, продолжительность и качество его жизни.

Так вот, ученые проанализировали фотографии американских футболистов и баскетболистов, сделанные в конце 20-30-х годов, и оказалось, что те, кто на групповых фотографиях в конце каждого сезона улыбался, прожили на 6-7 лет больше тех, кто не улыбался. А те, кто улыбался так широко, что были видны зубы, добавили к своей биографии еще 2-3 года.

- Но это Америка, у них «неприлично» быть несчастным. А у нас, наоборот, принято прибедняться и плакаться, возможно, чтобы не сглазить или не вызвать зависти у других.

- Я согласен, что хвастаться и дразнить людей какими-то роскошествами в наше время неуместно.

То есть, если говорить о жизненных принципах, то роскошь, которая выходит далеко за пределы среднего уровня жизни в стране, безнравственна, аморальна. Поэтому я никогда не позволял себе дорогих машин, часов, квартир и т.д.

- Не позволяли демонстрировать?

- Нет, вообще! У меня есть еще один принцип: не приобретай вещей, которые боялся бы потерять. Главные вещи в этой жизни вовсе не вещи, поэтому я никогда не вкладывал в какие-то кирпичи. Главное, что стоит копить и коллекционировать в этой жизни, - это красивые эмоции.

Жизнь измеряется не количеством вздохов, которые нам суждено совершить,  а количеством случаев, когда у нас перехватывало дыхание от восторга. Надо уметь самому себе режиссировать эти мгновения счастья и помогать другим.

-Можно ли этому научиться?

- Этому нужно учиться каждый день. Есть фрагмент из псалма Давида, который в иудейской традиции принято читать каждое субботнее и праздничное утро. Он начинается со слов: «Если бы уста мои были полны ликования, как море волнами, на губах моих восхваление безграничное, как ширь небосвода,  не смог бы я, Господь, достойно отблагодарить Тебя за чудеса Твои».

Поэтому надо каждое утро начинать с улыбки, красивого стихотворения и красивой эмоции, потому что еще один принцип состоит в том, что красивая жизнь начинается с красивых мыслей, а красивые мысли - это красивые поступки.

Я СОГЛАСИЛСЯ ДЕЛАТЬ «ВЕСЕЛІ ЯЙЦЯ»,  КОГДА ОСОЗНАЛ УРОВЕНЬ АПАТИИ В ОБЩЕСТВЕ

- Украинский юмор у нас большей частью ассоциируется с шутками о куме и сале. Каких еще тем не замечают наши юмористы?

- Я отвечу вам как человек военный, что в оперативном искусстве есть понятие «направление основного удара». То есть в идеале, шутки должны быть направлены на самые важные болевые точки.

На мой взгляд, сегодня главная угроза существованию Украины - это критическая масса необразованного населения, которое голосует за Ляшко и Тимошенко. Ведь  еще со времен древних греков известно, что народ избирает из своей среды не лучших, а таких же, как он сам.

Да и говорить о том, что мы избавились от «ватников», по-моему, рано.

Российский поэт Орлуша, который поддерживает Украину и активно с нами сотрудничает, приезжая в Киев, всегда удивляется, какое у нас количество «ватников» среди таксистов. Да и мой звукорежиссер рассказывает, что его теща в Ирпене смотрит по спутнику российское телевидение и верит, что «Путин придет, порядок наведет». И таких людей в пригородах столицы много!

- Так все-таки направление основного удара юмора сейчас - это...

- С одной стороны, показать, какая страшная была и есть советская и сегодняшняя Россия. Это как антидот - если вам сделать вовремя прививку, вы на это не среагируете.

Я объездил Россию вдоль и поперек - мои программы выходили в 160 российских городах, я два года  подряд получал «Золотые микрофоны» за лучшие программы в России - и видел, в каких условиях там живут люди. Да, есть Рублевка, Рижское шоссе и Садовое кольцо, а есть вся остальная Россия. А там показывают по телевизору сериалы, которые, кстати, снимали у нас  - у моего знакомого архитектора было несколько не проданных домов на дамбе, их потом арендовали совместные продакшн-компании для съемок российских сериалов о том, как педикюрша живет в трехэтажном особняке, а физрук разъезжает на  «гелендвагене». А люди же это смотрят и верят...

Я тоже в свое время возмущался, когда приезжал в Крым, общался с местными таксистами и слышал от них: «Да что там эта Украина? Посмотрите, как в России!». Я им говорил, что в России доволен жизнью только тот, кто в доле, и тот, кто не в курсе.

К сожалению, там достаточно много и тех, кто в доле,  и тех, кто не в курсе. Им кажется, что пока плохо только у них в Ижевске, Орле или Липецке, а вся остальная Россия процветает - ведь по телевизору это показывают!

- А что можно противопоставить этой российской пропаганде?

- Юмор как раз и может ее развенчать! То, что становится смешным и убогим, перестает быть страшным - вот рецепт еще по Вольтеру.

Я в свое время согласился делать проект «Веселі яйця», потому что меня тогда поразило, что по опросам 60 процентов избирателей были готовы проголосовать за Ющенко, а в его победу верили всего 15 процентов. Это был диагноз - безверие, апатия, бессилие. Для того чтобы это побороть, нужен был в том числе юмор, поэтому перед выступлениями Ющенко и Тимошенко куклы на сцене разыгрывали анекдоты и танцевали под песни из «Веселих яєць» и таким образом поднимали в людях какой-то градус оптимизма.

Тогда новые серии «Веселих яєць» скачивали за вечер по 50 тыс. человек, а смотрели миллионы. Это был первый прецедент, поэтому люди так реагировали. Сегодня, слава богу, достаточно юмористических проектов и порталов.

- Вас устраивает тот уровень юмора, который, можно сказать,  монопольно предлагает обществу «95 квартал»?

 - Они действительно в какой-то степени монополизировали рынок, с одной стороны, потому, что, во-первых, действительно талантливые ребята и поначалу были практически единственным активным производителем такого контента. Во-вторых, они занимаются любимым делом, и в-третьих, им дали хорошие средства. Не буду скрывать, что те, кто их сейчас финансирует, в свое время и мне их предлагали.

Кстати, они начинали с того, что Медведчук дал им денег. Когда мы сделали проект «Веселі яйця», ребята из «95 квартала» -  не знаю, все или частично, но их копирайтеры делали тогда проект «Серпом по яйцам» на деньги Медведчука.

Руководство «1+1» тоже предлагало мне работу, но я отказался, как и от предложений владельцев других телеканалов.

- Почему?

- Потому что я хочу зарабатывать деньги, а не выпрашивать их у кого-то, а все украинское телевидение не просто убыточное, а сверхубыточное: из тех 900 млн долларов, которые олигархи ежегодно на него тратят, они «отбивают» рекламой только 200 млн. То есть 700 млн. долларов - это минус, который нужно покрыть.

Олигархи находят деньги на свои проекты, но мне не хочется заниматься этим за их деньги - я хочу, чтобы работа в первую очередь соответствовала моим убеждениям. Я люблю заниматься тем, что приносит удовольствие, а не выполнять чьи-то указания.

КОГДА АУДИТОРИЯ РАСТЕТ, А ЮМОРИСТ - НЕТ, ДЛЯ НЕГО ЭТО ПЛОХО ЗАКАНЧИВАЕТСЯ

- На ваш взгляд, для того, чтобы удержаться на гребне юмористической волны, достаточно одних только больших средств?

- В этом смысле я часто приводил пример двух наиболее активных в плане политтелевизионного юмора стран - Великобритании и Израиля. И там, и там создавались уникальные телевизионные проекты, которые потом тиражировались в других странах. И там, и там были очень известные комики -  Бенни Хилл в Британии и Дуду Топаз в Израиле. Кстати, Топаз в свое время поставил абсолютный мировой рекорд - у него в конце 90-х было шоу, которое имело рейтинг 51%, то есть его передачи смотрело больше половины страны. 

К сожалению, и Хилл, и Топаз закончили плачевно, потому что в погоне за рейтингом оба не смогли удержаться от соблазна еще и еще эпатировать публику и в какой-то момент перешли черту. У Бенни Хилла это было по отношению к королевской семье и Тетчер, а у Топаза - к марокканцам, из-за чего его обвинили в ксенофобии и расизме.  В какой-то момент люди начали уставать от шуток Топаза - аудитория росла, а он не рос.

В принципе, нечто подобное происходит и у нас с «95 кварталом».

Сегодня даже те, кто не смотрит телевизор, потом просматривают юмористические программы на Yotube, а там гораздо более взыскательная аудитория. И если раньше я регулярно видел в своей ленте какие-то номера «95 квартала», которые люди постили и таким образом их тиражировали и популяризировали, то сейчас их упоминают исключительно в каком-то негативном контексте.

Есть такое правило: предмет не падает, пока не теряет скорости движения. А в данном случае скорость движения - это новые люди, новые концепты, а они в разных вариациях повторяют самих себя. Я как-то, переключая телевизор, попал на мультверсию их, скажем прямо, второсортных скетчей.  А то,  я посмотрел по поводу депутата Гаврилюка, вообще какая-то туфта! Зачем вообще такое снимать - просто ради того, чтобы заполнить время в эфире?

Когда Орлуша  обратился ко мне за советом, соглашаться ли писать для их программы «Чистоньюс» какие-то завершающие четверостишия, я ответил,  что только «за»  -  пусть все-таки уровень этого юмора растет!

- Но какая-то юмористическая психотерапия нужна. Кто, на ваш взгляд, должен быть ее заказчиком?

- Аудитория и ее запросы растут, и уровень ее образованности, дай бог, будет и дальше расти, поэтому будут возникать новые формы. Я просто, к сожалению, не верю, что это можно сделать эффективно на телевидении по той простой причине, что оно у нас убыточное.

-  Юмористические интернет-проекты могут стать альтернативой телевидению?

- Это так и есть, и в этом можно убедиться на примере тех же наших «Веселих яєць».

- Над вашими проектами работает большая команда?

- Нет. Раньше мы привлекали больше людей, поскольку оперирововали солидными рекламными бюджетами, то есть список спонсоров и рекламодателей был довольно длинным. Но сегодня радио тоже теряет свою аудиторию - его слушают только в машинах, а в офисах и дома уже нет. Так что надо перестраиваться на марше. Почему я и уделяю время Фейсбуку. 

Публичный профиль в Фейсбуке хорош еще и тем, что, в отличие от радио, где непонятно, как там меряют рейтинги и каждый бьет себя в грудь и говорит, что он на первом месте, тут четко  видна аудитория. За неделю охват по Украине составляет 1 млн. 200 тыс., по  Киеву - 400 тыс., а в общем, если брать Россию, Америку и Германию, он достигает 2 млн. человек.

- Вы давно знаете многих наших политиков  не только с публичной стороны, но и «за кадром». У них есть чувство самоиронии или они «входят в образ» безвозвратно?

- Все индивидуально, хотя, как говорил, Ежи Лец, лавры имеют свойство прорастать корнями в голову.

- Но хотя бы кого-то из известных ныне политиков с чувством юмора вы можете назвать?

- Луценко всегда очень дружил с чувством юмора и умел относиться к себе с самоиронией. Тимошенко в свое время, когда ей писал Чепинога, чаще шутила...

- Список получается не очень длинным ...

- Ну, еще Мустафа Найем. Мне хочется в него верить, тем более, что само его  имя обязывает - по-арабски «мустафа» означает  «самоочищающийся». Я ему об этом не говорил, надо будет сказать. То есть у него есть способность к какому-то освобождению от всей этой шелухи.

- А у первых лиц как с юмором?

- В том-то и дело... В свое время Рейган умел очень удачно над собой пошутить. Не зря же у американцев все ограничено двумя сроками. Если бы Путин ушел в 2008 году, то, наверное, не стал бы таким одиозным и зловещим персонажем из каких-то страшных сказок.

Ирония - это техника безопасности бытия, и надо всегда находить поводы для нее.

ПРАНКЕРЫ ЗАПУГИВАЮТ ЛЮДЕЙ, А У МЕНЯ СОВСЕМ ДРУГАЯ ЗАДАЧА

- Вы давно занимаетесь розыгрышами. Вам приходилось разыгрывать кого-то из высокопоставленных украинских политиков?

- Если я знаю человека - тех же Луценко, Порошенко или Тимошенко, я могу с ними пошутить, и мы делали для всех из них какие-то поздравительные сюжеты.

А когда я близко человека не знаю, то могу состорожничать. Например, как-то к нам пришла компания друзей тогдашнего главы СБУ Игоря Дрижчаного, которые хотели заказать розыгрыш на его день рождения.  Я им отказал, мол, это же глава СБУ. А потом  с ним познакомился, и оказалось, что он очень приятный и компанейский человек, можно было соглашаться. 

Еще я отказывался от розыгрыша первых лиц по той причине, что не всегда был уверен, что он будет действительно добрым  - может, мне что-то такое подскажут, чтобы потом человека подставить?

Поэтому в плане розыгрышей, которыми я занимаюсь уже 15 лет,  мы отдаем предпочтение корпоративным праздникам, потому что это возможность честно зарабатывать на уникальном креативе.  Я разыграл уже около 20 тыс. человек, и у всех остались хорошие воспоминания.

- То есть вы, можно сказать, один из первых пранкеров - так это сейчас называется?

- Нет-нет! В том-то и дело, что пранкеры людей пугают, иногда оскорбляют, а когда я разыгрываю человека, моя задача, чтобы он на второй-третьей  минуте понял, что я несу полную ахинею, включился в игру и сам начал смеяться. Иначе, если бы не было такого эффекта, то не было бы такого количества заказов. То есть я смеюсь над своим персонажем, а не над человеком, которого разыгрываю.

- Известные в России пранкеры Вован и Лексус со своими звонками украинским политикам уже стали элементами гибридной войны и пропаганды. Как вы к этому относитесь?

- В том-то и дело, что они выполняют заказы! Мне это в свое время тоже предлагали и сейчас я более или менее регулярно получаю предложения выступить в роли пранкера, но я отказываюсь. 

Единственный случай, когда я согласился в этом поучаствовать, был в ноябре 2004 года, когда сепаратисты собрались проводить съезд в Северодонецке. Ющенко тогда сидел в кабинете Стояна в разрушенном сейчас здании Дома профсоюзов, там была «вертушка», по которой можно было звонить губернаторам. И покойный Александр Зинченко мне говорит: «У них же сейчас ситуация такая, что они все колеблются, сомневаются, как поступить, давай их разыграем и  напугаем».

И я звонил губернаторам по «вертушке» от имени  «командующего альтернативного штаба управления полковника Зубова», которого назначили Кучма с Януковичем.  Одним я говорил, что «к сожалению, в некоторых органах прокуратуры нарушена управляемость, вы разберитесь». А другим, тому же покойному Кушнареву, говорил, что у них в  здании до сих пор находится восемь тонн печенья  так тогда называли поддельные бюллетени. «Вы что? Срочно уничтожить! Проверьте все подвалы!» - командовал «Зубов».  Или еще кому-то говорил, что получил сводку, что их первые замы забронировали  билеты на вылет всей семьей и приказывал:  «Срочно отменить бронирование! Немедленно разобраться, кто сеет панику!»

Как правило, мне отвечали, мол,  мы сейчас проверим, и отзвонимся. Единственный губернатор Одесской области Гриневецкий сразу сказал: «Так, Чекалкин, я понял, что это ты!»

НА НАШУ АУДИТОРИЮ В "ЛНР/ДНР" НУЖНО ВОЗДЕЙСТВОВАТЬ, КАК ПРИ ДЕНАЦИФИКАЦИИ

- Вы как лингвист с пиететом относитесь вообще к слову и в том числе как средству коммуникации. На ваш взгляд, как нам нужно разговаривать с путинской Россией и оккупированным Донбассом? 

- К сожалению, я думаю, воздействовать на Путина словом уже поздно - он как загнанная в угол крыса с кучей фобий каждое утро просыпается и видит последние часы Каддафи или Хуссейна. После того, что он насовершал, ему уже обратной дороги нет, поэтому на него воздействовать - вряд ли.

А что касается простых обывателей... Например, при денацификации в Германии, чтобы получить паек в американской зоне, жители Берлина должны были посмотреть двухчасовой фильм об Освенциме. Думаю, точно так же надо воздействовать и на нашу аудиторию в «ЛНР/ДНР».

Если бы людям, которые пришли на похороны Моторолы, до этого показали фильм о его зверских убийствах украинских пленных, я думаю, такого количества они бы не собрали.

И еще я думаю, что если бы  в России дали возможность тому же Навальному в прямом эфире в течение двух-трех часов подискутировать  с каким-то провластным политтехнологом,  настроения изменились бы серьезным образом.

Люди там стали заложниками Путина, который сам себе отрезал пути к отступлению. Я думаю, что сам Геббельс мог бы позавидовать эффективности российской пропаганды, которая создала нам всем образ страшных фашистских бандеровцев.

-Вы считаете, что мы должны это развенчивать?

- Конечно!

- Может, пусть боятся?

- Да нет, зачем нас бояться? Зачем подыгрывать Путину? Они ведь рано или поздно поймут, в какой стране живут.

Например, у меня были ситуации, когда я вел юбилей в Ижевске или Набережных Челнах, а потом через несколько дней оказывался в Марбелье в Испании. И я видел, что в родной для моего деда и отца Ижевской области полная разруха, хаос и запустение, что в деревне Чекалки, где родился мой дед  и где сто лет назад было тысячу благополучных хозяйств,  сегодня не осталось ни одного целого дома. Они выкачали оттуда все, что можно, а в пригороде Марбельи построили город, и там русскоязычная радиостанция, которая брала наши программы, вещает сегодня на отпрысков российских чиновников.

Как бы самый очевидный пример - они рисуют страшный образ «Гейропы» и Америки, но почему-то все свои капиталы и своих детей прячут там. Почему бы об этом не задуматься?

К сожалению, Путин сумел использовать комплексы неполноценности россиян. Синдром потерянного величия, эти фантомные боли империи, дают о себе знать - они верят, что действительно стали жертвами американцев, что Обама ставит им палки в колеса.

- И как с этим бороться?

- Не надо изобретать ничего нового -  в человеке заложены какие-то моральные принципы, которые надо раскрывать.

По Солженицину, линия, которая отделяет добро от зла, проходит не между классами, странами или регионами, а через каждое человеческое сердце. И надо попытаться  попасть в резонанс с пусть маленькой положительной крупицей человеческой души.

Поэтому я и делаю программу «Человеческий фактор», чтобы в человеке было больше человеческого, а не животного.

-То есть вы с сочувствием относитесь к россиянам как к жертвам пропаганды. А мы ведь жертвы их агрессии.

- Дело в том, что я сам был «по ту сторону баррикад», то есть идеологом и пропагандистом, и «промывал мозги» арабам.

Я до сих пор закрываю глаза и вижу их лица, когда говорю им, что сионисты - главный враг арабского народа, что 5 млн. израильтян терроризируют 200 млн. арабов, а американцы - это самая большая угроза для арабской нации. Те, кто заканчивал западные вузы, смотрели на меня, как на идиота  - они-то видели, как живут люди в Америке и в России, а я их убеждал, что мы - оплот мира и стабильности. А те, кто не выезжал дальше своей Кунитры или Адена, мне верили.

То есть арабские нации, которые имели меньше всего возможностей для выезда за границу, оказались самыми зазомбированными.

НЕ БЫВАЕТ НИ АБСОЛЮТНОЙ "ЗРАДЫ", НИ АБСОЛЮТНОЙ "ПЕРЕМОГИ"

- Мне кажется, что ваша карьера движется как-то «не в ту сторону» - вы начали с дипломатии, а оказались в сфере развлечений. Людям с вашим образованием по плечу более ответственные задачи.

- Дело в том, что в абсолютном своем большинстве дипломаты сегодня выполняют функцию обслуги, у них нет никакой самодостаточной роли. Дипломат - это представитель руководителя государства, но одно дело быть адъютантом у Наполеона, а другое  - у Януковича или Кучмы.

Я в свое время плотно общался с Кучмой, и то, что майор Мельниченко записал на диктофон в 99-м году, я слушал еще в 94-м. У меня не было никаких иллюзий, наоборот, я чувствовал бесполезность и ущербность всей этой машины.

Я часто приводил пример, что когда выступал по израильским телеканалам, то моя роль соответствовала «классическому» определению дипломата: это честный человек, которого посылают лгать в интересах его родины. Я тогда расписывал какие-то уникальные инвестиционные возможности, которые ждут тут бизнесменов в Украине, но абсолютное большинство тех, кто хотел сюда что-то вложить, потом ужаснулись уровню нашей коррупции, бюрократизма и вообще безнравственности населения.

- То есть вы ушли из дипломатии от стыда?

- Конечно, было стыдно и обидно, потому что я понимал, что путь ведь известен - пожалуйста, пример Чехии, Польши или Венгрии перед нами. Они  достигли такого экономического роста за счет того, что создали условия для инвесторов. И сегодня по статистике в этих трех странах первая сотня всех крупных предприятий - это международные транснациональные компании, у менеджеров которых задача не украсть  и построить себе особняк или самую дорогую квартиру в Лондоне, как у Ахметова и Пинчука, а  повысить капитализацию  этих компаний.

Если бы у нас тоже была критическая масса таких предприятий, то ситуация в Украине была бы совсем другой! 

- Кучма сейчас представитель Украины в Трехсторонней контакной группе. В связи с этим ваше отношение к нему не изменилось?

- Я думаю, что этим он определенным образом как бы замаливает свои грехи перед страной.

Наверное, он все-таки осознал, какую деструктивную роль сыграл, потому что переход от одной когорты приближенных к другой происходил на моих глазах. В эпоху Кравчука рядом с президентом все-таки были люди с высоким интеллектуальным уровнем и элементарными основами морали и нравственности. А потом пришли вот эти директора овощных баз типа Волкова. В том-то и дело, что рыба гниет с головы - это он заложил то, что в парламент шли не служить обществу, а зарабатывать.

Ведь сейчас почему у нас претензии к тому же Лещенко? Потому что остается действенной формула, что в борьбе за счастье трудового народа редко кому из политиков удалось не стать миллионером!

- А вообще «зраду» от «перемоги» вы сегодня как для себя различаете?

- Нет ни абсолютной зрады, ни абсолютной перемоги, все в определенной степени условно и поддается настройке.

К политикам всегда нужно относиться с подозрением, это абсолютно естественный процесс, потому что на определенном этапе корона деформирует их голову не только снаружи, но и изнутри. Но надо отдать должное Порошенко как менеджеру за то,  что он все-таки не поссорился ни с одним крупным игроком.

- Как раз в этом его и упрекают!

- В том-то и дело! Но к чему бы это привело?  Политик ведь должен оценивать последствия своих поступков. Потому что можно махать шашкой и, условно говоря, наехать на Коломойского. Но завтра он посадит 40 своих компьютерщиков на собственный самолет и вывезет в Европу, а в результате ляжет вся банковская система Украины, ведь у нас больше 60 процентов кредитных карточек выданы «Приватбанком».

Или там говорят арестовать Ахметова. А у нас сегодня 30 процентов валютных поступлений в страну от металла, который продают его предприятия.  Ведь не Порошенко виноват в том, что Кучма разрешил Ахметову приватизировать все крупные металлургические предприятия в Украине, а не привлек туда инвесторов.

- Но вы в принципе с оптимизмом смотрите в будущее?

- Нет смысла быть пессимистом, потому что они всего лишь зрители, а оптимисты пытаются что-то изменить к лучшему.

Надежда Юрченко, Киев.

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-