«Крематорий» на Подоле: никто не несет ответственности. Кроме архитектора?

28.11.2016 20:11 435

Такое название безобразной черной конструкции на Андреевском спуске дали люди, но на самом деле – это театр

В социальных сетях возмущение зашкаливает: новое здание Киевского театра на Подоле не то что не вписывается в архитектурный ансамбль Андреевского спуска, оно его уничтожает. Киевляне и гости столицы уже успели придумать ему название: крематорий или энергоблок Чернобыльской АЭС... Кто это разрешил?! Как эта тварь могла пройти согласование в архитектурно-строительных и муниципальных структурах?! Что теперь делать?

Пользователи Сети гадали: закрытый занавесом передний фасад выглядит так же, как и боковые стены и надстройка над сценой, закрытые черным сайдингом? Журналисты Укринформа побывали на Андреевском – и убедились: фасад якобы создан в стиле старой застройки. Но это не спасает ситуацию: черная коробка театра – что сверху, что снизу по спуску – выглядит как издевательство над всем и всеми, а прежде всего, над многими поколениями коренных киевлян, для которых Андреевский спуск был олицетворением родного города.

Андріївський узвіз. Ліворуч - дім-музей Булгакова, праворуч -

«Андреевский Спуск... Сердце Киева, где бурлит культурная жизнь города, пульсирует история минувших веков. Здесь можно разговаривать с тенью Шекспира, здесь витает дух Воланда и его бессмертного автора - Михаила Булгакова... Гуляешь по Андреевскому - и теряешь чувство времени», - пишут на сайте Киевского академического драматического «Театра на Подоле», реконструкция которого продолжается уже более 20 лет. Никто уже и не верил, что когда-нибудь ее таки завершат. Однако так было до 2015 года. Именно тогда стало известно, что заказчик нашел мецената, который согласился выделить средства на достройку объекта. Долгие годы коренные киевляне с раздражением смотрели на недостроенную бетонно-кирпичную коробку на спуске. Но когда они глянули на то, что в конце концов получилось у «временного коллектива» архитекторов-строителей-муниципальных чиновников...

Паспорт об'єкту

11:30. Журналист Укринформа отправился на Андреевский спуск, 20-б, где напротив дома-музея Булгакова появилась химерное черное сооружение. Первое, на что он обратил внимание - это паспорт объекта (См. выше). На нем большими буквами пишется, что благотворителем проекта реконструкции является дочернее предприятие «Кондитерская корпорация «Рошен»». Затем он попытался проникнуть внутрь, но ему вежливо сказали, что «лучше не стоит этого делать» и попросили отойти, потому что «ведутся работы».

Сделав несколько фото, журналист зашел в соседнее, старое здание театра, где продавались билеты на спектакли. При входе он наткнулся на вахтера – женщину преклонного возраста.

- Добрый день! Я журналист Укринформа. Хочу пообщаться с кем-то из администрации театра.

- Журналист? А по какому вопросу?

- О реконструкции театра хочу поговорить.

- Ага, ну тогда подождите.

Оксана Паланичка, завлит: Главное – что этот театр несет, а не как выглядит

Бабушка с проходной спустилась в подвальное помещение и исчезла на несколько минут. После чего вернулась, как я понял, с кем-то из администрации.

- Меня зовут Паланичка Оксана. Я завлит «Театра на Подоле». Какие вопросы вас интересуют?

- Во-первых, здание, которое реконструируют. Расскажите о нем.

- Это корпус «Б» - он уже более 20 лет строится. Точнее, это реконструкция, потому что пока он строился, строился, аж начал рассыпаться. Поэтому пришлось восстанавливать. Мы взяли несколько другой проект и теперь имеем результаты.

Так мав виглядати реконструйований
- А что это за такой странный проект? Прохожие смеются, что это «крематорий» строится. Прокомментируйте, пожалуйста.

- Когда все откроют, то вы увидите, что это не совсем так все страшно и темно. Фасад будет сочетать в себе старинную архитектуру и новую конструкцию. Да, возможно для Андреевского спуска больше подходил несколько иной стиль, но главная задумка – создать театр европейского образца: с мощной машинерией, звуковым цехом и тому подобное. В Киеве еще нет такого модерного театра. Поэтому, я думаю, это наоборот хорошо, что все такое контрастное. Когда завтра театр откроют, вы увидите, как все хорошо сочетается. Здесь даже в кладку старые кирпичи пошли, с клеймом 19 века. Возможно проект кому-то не нравится, но так всегда бывает. Для меня главное, что театр, который уже существует более 30 лет, наконец получил помещение, где мы сможем ставить спектакли. Главное – что этот театр несет, а не как выглядит.

- Оксана, можете, как говорится, приоткрыть завесу и поделиться с нами, какой вид будет иметь театр внутри?

- Честно говоря, окончательного проекта еще нет. Однако я знаю точно, что стиль будет классический.

- Когда планируете открыться?

- Ну, завтра будет чисто техническое открытие, так сказать, без красных дорожек, чтобы показать готовность проекта. А что касается официального, то оно будет несколько позже.

- И еще одно... Говоря о машинерии, что вы имели в виду?

- Новый корпус «Б» оборудуют для людей с ограниченными возможностями: там будет лифт, подъемник и тому подобное. То есть, все будет сделано таким образом, чтобы человек смог подъехать к театру и беспрепятственно зайти в зал. К сожалению, в Киеве до сих пор нет такого театра с таким оборудованием. Например, в «Молодом театре» есть пандусы, но этого недостаточно.

Олег Дроздов, головний архітектор

После разговора с завлитом, корреспондент снова вышел на спуск, где в процессе знакомства со строителями узнал, что неподалеку от него стоит Олег Дроздов - главный архитектор проекта «Театра на Подоле»...

Олег Дроздов, главный архитектор: «Завтра будет открытие и оно, поверьте мне, вас приятно удивит»

- Да, я Олег Дроздов. Это проект харьковского архитектурного бюро «Дроздов и партнеры».

- Олег, а знаете ли вы, как киевляне называют ваш проект?

- Нет, можете поделиться?

- Только не обижайтесь, но почти все, кого я спрашивал, говорили, что эта черная конструкция напоминает им или крематорий, или саркофаг... Как вы к этому относитесь? Ведь, обычно, в народе то или иное название очень быстро приживается...

- Интересная мысль. Но, понимаете, культура, кроме той, что «поп», никогда не была массовым явлением. Кроме того, есть «архитектура» и «неархитектура». Если это касается первого, то оно продвигает общество на следующую ступень. Этот проект как раз об этом. То есть, когда людям нужно немножко подумать, проанализировать: что здесь и к чему. Я понимаю, что для украинцев такой стиль чужд и непривычен. Возможно, эта черная конструкция создает определенные образы, вроде крематория (смеется). Мы этот момент пытались учесть и поэтому не полностью отошли от архаичности, а лишь немного его интерпретировали в современность.

- Скажите, а вы не боитесь, что завтра, во время открытия, на вас тут набросятся масса критиков?

- Думаю, что нет. Сейчас на уровне провокации идет бурное обсуждение, типа, «о Боже, что это за коробка на Андреевском»! Но скажу вам, это все неоправданно. Это мне напоминает, например, фотографию в паспорте, в котором нет изображения самого человека. Так и здесь, не имея представления о том, какой именно вид будет иметь здание театра после окончания реконструкции, нашлись те, которые уже критикуют. Скажу вам по правде, что не так страшен тот волк, как о нем говорят. Но о чем я вам говорю... завтра будет открытие и оно, поверьте мне, вас приятно удивит.

Архитектор Духовичный: Харьковчане не поняли: все диктует киевский ландшафт – он дирижер и композитор

Георгий Духовичный – известный украинский архитектор, к которому корреспонденты агентства обратились за комментарием, заявил, что проект реконструкции «Театра на Подоле» - это полностью неприемлемое архитектурное решение.

Духовичный: «Первым вариантом проекта вообще была омерзительное 10-этажное здание, адаптированное под украинское барокко. Я дал на него отрицательную рецензию на градостроительный совет, но мне ответили, что участок отведен и проектирование закончено. Тогда прошло некоторое время, и этот проект решили переделать и передали харьковским коллегам. Хотя там очень сильная архитектурная школа, но, к сожалению, архитекторы не совсем разобрались в ситуации, поскольку Андреевский спуск – это суперсложное и многоракурсное место. Очень важно, что на спуске есть склоны, свободные от застройки. Нельзя допускать, чтобы что-то очень большое задавило впечатление от гор, между которыми спускается Андреевский спуск. Понятно, что харьковчане не смогли понять главный киевский приоритет: все диктует киевский ландшафт – он дирижер и композитор, а все остальное должно его поддерживать. Все знаковые объекты Киева были созданы на очень тонком взаимодействии с культурным ландшафтом (то есть когда естественный ландшафт вступает во взаимодействие с градостроительной перспективой и возникает симбиоз культуры и ландшафта).

Да, это решение одобрил градостроительный совет. Киеврада отвела этот участок, предварительно не посоветовавшись с архитекторами и строителями. Поэтому и получилось такое несоответствие объекта и города. Власть в этом вопросе ничем не руководствовалась – нашли участок, а как и что там делают, не заботились».

Градостроительный Совет: Мы внесли замечания. Но заказчик не предоставлял этот проект на повторное рассмотрение – это делается по желанию

Следовательно, Укринформ обратился за комментарием к градосовету. Но, как объяснила корреспонденту директор сектора по рассмотрению объектов градостроительства и архитектуры архитектурно-градостроительного совета Оксана Поровчук, там... не уполномочены одобрять проекты по строительству или реконструкции.

Поровчук: «Градостроительный совет занимается только рассмотрением проекта. Он не несет никаких функций относительно согласования проектов, так как законом Украины о регулировании градостроительной деятельности, который вступил в силу в 2011 году, рассмотрение проектов строительства не является обязательным на градостроительном совете, а результаты носят лишь рекомендательный характер, и запрещается требовать даже протокол градостроительного совета при дальнейшем согласовании и утверждении проекта. То есть, наши функции - рекомендательные. Утверждает проект только заказчик строительства.

На градостроительном совете были вынесены замечания, рекомендации и предложения – было рекомендовано доработать с этими замечаниями и предоставить проект на повторное рассмотрение градостроительного совета. Но заказчик не предоставлял этот проект на повторное рассмотрение – это делается по желанию».

Сергей Петраковский, руководитель отдела разрешительных документов: «Согласно документации, здание театра имеет совершенно другой вид»

Оксана Поровчук порекомендовала журналистам обратиться в ГАСК (Государственную архитектурно-строительную инспекцию), где, по ее словам, занимаются этим вопросом. Однако оттуда нас перенаправили в Департамент по вопросам государственного архитектурно-строительного контроля города Киева. А те, в свою очередь, в Управление разрешительных процедур, где с корреспондентами в конце концов согласился побеседовать руководитель отдела разрешительных документов Сергей Петраковский.

Он рассказал, что разрешение на реконструкцию было выдано еще до передачи полномочий его ведомству, которое образовалось полтора месяца назад, а инспекцией государственного архитектурно-строительного контроля в городе Киеве. И в соответствии с настоящей документацией, здание театра имеет совсем другой вид. По его словам, на сегодня согласно законодательству заказчик и исполнители работ несут ответственность за соблюдение проекта документации и требований градостроительного законодательства.

Укринформ: Никто не хочет отвечать за это преступление, но для киевлян дело чести добиться, чтобы ответили. Мы обязательно вернемся к этой теме.

Мирослав Лискович, Юлия Горбань, Киев.

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-