Слушаем украинское: саботаж, дефицит или что-то другое?

29.11.2016 17:44 341

Закон про квоты для украиноязычной музыки действует меньше месяца – и вот первые итоги: эфир, в общем-то, стал интереснее, объемнее. Но кое-кто...

8 ноября вступил в силу закон в отношении музыкальных произведений на государственном языке в программах телерадиоорганизаций. Согласно закону отныне доля песен на радио на украинском языке за сутки должна составлять не менее 25%, с 8 ноября 2017 года - не менее 30%, а с 8 ноября 2018 - не менее 35%. В тех эфирах радиостанций, где зарубежный радиоконтент достигает 60%, украиноязычных песен должно быть минимум 25%.

Некоторые радиостанции уже нарушили закон о квотах. О первых нарушениях писал в Фейсбуке член Нацсовета Сергей Костинский:

«Первые нарушения зафиксированы на "Радио Шансон" (телерадиокомпания "Шансон", Киев) - доля песен на украинском языке в сутки составляла 21% (должно быть не менее 25%), «Kiss FM» (Украинская корпорация "Телевидение и радиовещание «Ютар», Киев) - 21% в сутки; 24% в промежутке времени между 07:00 и 14:00; 22% - с 15:00 до 22:00, «Ретро ФМ» (ТРК «НБМ-Радио», Киев) - 24% в сутки, «М FM» (Радио «Новая Волна», Харьков) - доля украиноязычных песен в промежутке между 15:00 и 22:00 составила 3% (должно быть 25%)».

Но сначала давайте не про цифры.

«Мы кололи кабана, он орал на все село»

Закон о квотах радиостанции выполняют по-разному: одни придерживаются требований и добросовестно заполняют эфиры действительно классной отечественной музыкой и очевидно выигрывают от этого, как, к примеру, радио «Релакс». А некоторые другие, кажется, просто издеваются над слушателями – например, на одной из радиостанций крутят в эфире кабацкое разгуляево - «мы кололи кабана, он орал на все село». Первое, что приходит на ум: это делается умышленно, это саботаж. Уже не раз говорили о том, что подобной «музыкой» порой намеренно подпитывается стереотип, что у нас прямо таки дефицит с качественным украинским продуктом.

Акція-попередження про необхідність дотримання норм закону про квоти на пісні українською мовою в радіоефірі, біля Національної Ради з питань телебачення і радіомовлення. Київ, 8 листопада 2016 року

Финансы? Они не поют романсы!

А может, это и саботаж, но он - из-за финансовых причин? Так ли это на самом деле, Укринформ поинтересовался у программного директора радио «Мелодия» Татьяны Волошиной:

«На примере нашей радиостанции «Мелодия», я не могу сказать, что это связано с финансовым вопросом. Станции не несут дополнительные расходы из-за квотирования. Нет никакой определенной стоимости по композиции, потому что нам их никто не продает - мы берем песни в свободном доступе и просто осуществляем начисления за авторские права. И отчисления за трансляцию украиноязычных песен такие же, как и за трансляцию зарубежных. Они квартальные, и это делает каждая станция.

Когда вступил в силу закон о квотах, мы достаточно быстро отреагировали, а сейчас набиваем базу, прослушиваем достаточно большие пласты музыки. Для этого нужен просто человеческий, а не финансовый ресурс. Радиостанции отбирают музыку под свой формат. Неважно, это уже раскрученный исполнитель или начинающий, или же группа, которая уже распалась. И сказать, что вместе с квотированием в эфиры стала попадать не очень качественная музыка. я не могу. Наоборот, радиостанции заинтересованы в том, чтобы крутить качественную музыку, которая нравится слушателям.

Возможно, именно станции рок-, денс - лаунж-формата имели определенные сложности с подбором контента. Ближе к марту за рейтингами мы увидим первые результаты, как отреагировали слушатели на квотирование.

Итак, «колотый кабан» попадает в эфир не из-за того, что финансы поют романсы. Тогда остается вторая гипотеза: во всем виноват дефицит предложения качественной украинской музыки разных направлений и жанров. Следовательно, Укринформ поинтересовался мнением известных украинских музыкантов и их собственными наблюдениями, что необходимо делать, чтобы в отечественном эфире звучала действительно хорошая украинская музыка.

Мария Бурмака

«Если такие квоты присутствуют на радио – пусть бы они касались и музыкальных телевизионных каналов»

Существует сложность с контентом у лаунж-радиостанций (лаунж – легкая музыка), но даже сейчас там можно услышать много хорошей и качественной музыки. Ко мне обращались музыканты, чтобы перепеть несколько моих ранних песен и сделать из них лаунж-версии. Это быстрая реакция, когда материал надо сделать прямо сейчас. Мне было интересно – как из такой ситуации найдет выход «Русское радио» - и они нашли, создав украиноязычный хит-парад. Я ради интереса прочитала фидбек - люди пишут, что туда попадают действительно хорошие песни. Буквально вчера открыла сайт «Просто радио», чтобы посмотреть плей-лист, поскольку услышала несколько замечательных композиций, и не могла понять, кто это поет. Оказалось – это все новые исполнители. Я слышала нарекания от «Просто радио», они немного сетовали, но их эфир теперь просто прекрасный. Первые рейтинги радиостанций будут где-то через 3 месяца – и тогда уже будет виден определенный результат. Но уже сейчас мне радостно на душе от «Лаунж FM» и «Релакс FM».

Когда речь идет о качестве музыки, есть вопрос саунда – звучания. Почему песни «Океана Эльзы» звучат и подходят для всех радиостанций – потому что, кроме того, что это конечно хорошая музыка и харизматичный Святослав Вакарчук, они еще и записаны в лучших студиях мира. А большинство украинских музыкантов не имеют возможности вкладывать большие средства в запись – потому что они их не зарабатывают.

Закон о квотах – это собственно то, что должно помогать музыкантам становиться известными, собирать залы, а значит - и средства собирать для дальнейшего создания хорошей музыки. Это вопрос бизнеса: если будут крутить их песни, музыканты смогут зарабатывать деньги и качественно записываться. Иначе сдвинуть это невозможно.

Недавно Мы с Фаготом и Фоззи вспоминали масштабный фестиваль «Червона рута» в Харькове в 97-м, который открыл огромное количество музыкантов, которые сейчас являются лицом украинской музыки. Такие фестивали помогают проявить себя, и они сейчас тоже нужны, чтобы классной украинской музыки становилось больше.

Если раньше программные директора говорили некоторым исполнителям, что это не их формат, не хотели брать их песни, то мне кажется, что теперь они более внимательно будут присматриваться. И если такие квоты присутствуют на радио – пусть бы они касались и музыкальных телевизионных каналов.

Руслана Лыжичко

«То, что у нас нет массовой музыки - просто бред»

Квотирование спровоцирует волну качественного продукта. Большинство артистов поймут, что им теперь не надо переходить на те форматы, которые считались коммерческими, успешными. Нам надо, чтобы люди перестали говорить, что украинская музыка – это шароварщина.

Эти квоты заставили уважать современную украинскую музыку в первую очередь тех, от кого действительно многое зависит – радиостанции. В 90-х это уважение присутствовало, после того, как мы получили независимость, украинское считалось культовым. Именно тогда стали известными Братья Гадюкины, ВВ, Кузьма, Пономарев, Ирина Билык... Они «выстрелили», когда начались первые фестивали «Червона рута», а я присоединилась в 1995-96-м, после фестиваля «Славянский базар».

Украинская музыка тогда доминировала везде. А сейчас отбор на Евровидение – это единственная для нас лакмусовая бумажка, только там мы видим что самое лучшее Украина хочет представить Европе и как она себя идентифицирует в современной музыке. А значит, тенденция, которую я вижу, - это страшный крен в сторону англоязычных текстов. Ошибка это – как раз на английском языке мы никому не нужны за рубежом. Нас хотят услышать такими, какие мы есть, и наша экзотика их интересует гораздо больше, чем умение подражать их оригинальным стилям, которые они всегда будут делать лучше нас. Только своя собственная оригинальность принесет нам успех.

Кстати, интересный факт: после нашей пресс-конференции, когда мы заявили, что делаем украинское Radio1.ua, к нам поступило более 1000 запросов. То есть можете представить, сколько украинского контента у нас накопилось! Такое впечатление, что мы просто ходим по украинскому золоту, которое не хотим замечать.

То, что у нас нет массовой музыки, просто бред! Если наберется топ-100 хитов, то уже украинский «хит-фм» может существовать. Мы определили свой лозунг – круглосуточно хиты на украинском. В том и есть продюсерская смелость – делать ставки, а не ожидать, что готовый хит «Червона рута» просто упадет на голову. Хотелось бы обратиться к артистам – чтобы и они были смелыми и не боялись делать ставку на свое родное.

Богдан Буткевич, фронтмен группы «SWEETLO»

«Мне непонятно, почему вызывает такую большую ненависть желание защитить свой рынок буквально на 30%»

Действительно, сейчас украинской музыки на радиостанциях слышать в три раза больше, и закон - это был именно тот волшебный «пендель», который был нужен нашим редакторам. Проблема не в том, что кто-то хочет ограничить англоязычных или русскоязычных исполнителей, а в том, что надо было заставить ставить в эфиры украинскую музыку. У нас рядом два агрессивных рынка, и гораздо проще петь или на русском, или на английском, но нам нужна украинская речь – потому что никто на украинском не споет лучше, чем украинцы. Это история о деньгах, а не о патриотизме – чтобы деньги украинского слушателя встретились с украинскими музыкантами, и у нас наконец заработала собственная индустрия.

У нас есть куча хорошей украинской музыки, а проблема в том, что некоторые радиостанции пытаются только технически выполнить закон о квоте. Они или просто ставят в три раза больше «Океана Эльзы» или «Бумбокса», или включают песню, а потом обрывают ее рекламой, как это делает «Люкс FM». Это можно назвать только кощунством, и хотелось бы, чтобы нацсовет следил за такими вещами. Если ты демонстрируешь пренебрежение к национальной музыке – то может, вообще тогда не стоит работать в этой сфере?

Но есть и позитив – например, песни нашей группы «SWEETLO» за последние 2 недели взяли на 4 радиостанции. Я очень рад, и считаю, что это одна из самых крупных побед за последнее время, которых у нас, увы, немного.

Хочу подчеркнуть, что этот закон направлен отнюдь не против русскоязычных или англоязычных исполнителей. Даже когда он заработает на полную, все равно 65% песен могут быть не украиноязычными. И мне непонятно, почему вызывает такую большую ненависть желание защитить свой рынок буквально на 30%. Это пожалуй единственный вариант, при котором создается небольшое конкурентное преимущество без каких-либо коррупционных рисков, и государство от этого ничего не теряет.

Дефицита украинской музыки у нас конечно нет. Радийщики, которые об этом говорят, просто не хотят ломать свои коррупционные схемки, которые уже наработались. Конечно, по качеству она может быть не такой крутой, но это уже вопросы индустрии и возможности зарабатывать деньги на собственную музыку. Но, по большому счету, сейчас эта проблема уже тоже отходит, потому что техника сделала огромный шаг вперед.

Фото: Cultprostir

Звезды украинской музыки также поделились с Укринформом – какие новые имена они недавно для себя открыли. Предлагаем также ознакомиться и не останавливаться в поиске новых собственно украинских исполнителей.

Мария Бурмака: «Сейчас, например, начала звучать группа «Один в каноэ», «308», «Rock-H» (или «Рокаш»), «Фиолет», «Elephants». Если говорить про массовую музыку – ее вдоволь, у нас огромное количество концертов. Группа «Антитела» - тому пример, а недавно я слышала Ирину Федишин – и это тоже массовая музыка».

Руслана: «Мы больше апеллируем к людям, которые обращаются к древней экзотике и делают ставку на этнические мотивы и осовременивают в своем творчестве. Я выступала недавно в Червонограде на День независимости с группой «Rock-H». Для меня это люди, которые в современной музыке что-то значат. И я также делаю огромную ставку на Тоню Матвиенко, потому что мы не имеем права подталкивать таких людей к коммерческой попсе».

Богдан Буткевич: «За период где-то в 2 года для меня открытием стали ONUKA, Blooms Corda, The Erised, Panivalkova... Крутого за последнее время появилось очень много, у нас очень талантливый народ, который имеет много свежих идей, надо просто искать и все получится».

Укринформ: получается, что дефицита у нас не то что нет, а просто не может быть. В чем же тогда проблема? Возможно из-за того, что годами украинская музыка, музыка страны, которая дважды побеждала на Евровидение, последовательно и целенаправленно вытеснялась русской и англоязычной? И получилось так, что и у слушателей, и, возможно, и у самих радийщиков до сих пор не был сформирован вкус относительно украинской музыки? На это явно нужно время, с одной стороны – слушателю, чтобы научиться иначе воспринимать украинскую музыку, не испытывая при этом неполноценности, с другой – радиостанциям, которые, надеемся, вскоре не будут довольствоваться просто трансляцией уже всем известных песен, а будут искать все новое и новое украинское песенное золото, которое у нас под ногами.

Юлия Горбань, Киев.

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-