Почему уголь нельзя продавать тоннами. К проблеме реформирования отрасли

Аналитика 29.11.2016 10:18 570

Собственник нескольких шахт Владимир Жулинский доказывает делом, что добыча угля в Украине может быть рентабельной - без "казенного" финансирования

Недавно Игорь Насалик сообщил, что в "Лисичанскугле" четыре с половиной тысячи человек добывают всего тысячу тонн. Это - крохи. Достаточно вспомнить, что в СССР такое количество из одной лавы выдавали каждый день сотни т.н. бригад-"тысячниц". Игорь Степанович обнадежил: Кабмин готов вложить в предприятие чуть ли не полтора миллиарда кредита (под свои гарантии). Это радует. Правда, вероятность того, что эти деньги не размажут без всякой пользы по штрекам и квершлагам, равна примерно 0,1%. Концепцию менять надо…

Владимира Жулинского я последний раз видел перед войной в Кирове. Ну, как - перед войной... На дворе уже стоял март 2014-го. У горсовета шел митинг за отставку городского головы. Многие нацепили на груди "колорадские" ленты. И тут в их ряды врезалась колонна шахтеров с "Бежановской" под сине-желтыми знаменами. Во главе - собственник шахты Жулинский. "Колорадосы" боязливо подвинулись, но у "бежановцев" были свои претензии к мэру, и митинг закончился вполне мирно. А скоро настали такие времена, что мэрские прегрешения и вовсе стали казаться мелкими шалостями…

Снова мы встретились зимой этого года. Но тогда "раскрутить" Владимира Анатольевича на интервью не удалось. Он затевал сразу несколько проектов в прифронтовой Луганщине и, наверное, боялся сглазить. А в ноябре он не только поделился своим видением ситуации, но и показал, как реализуется один из проектов. Весьма, надо сказать, интересный, но меня больше интересовало его мнение как человека, еще до войны организовавшего работу четырех приватных шахт.

На всякий случай подчеркну: шахт с легальной добычей, а не пресловутых "копанок". И уже одного этого факта достаточно, чтобы сделать вывод: добыча угля в Украине может быть рентабельной. Причем, без "казенного" финансирования.

- Частнику тяжело конкурировать с государством и по финансовым вопросам, и по технологическим. То бишь, нет содействия местной власти в получении разрешений, технических условий, лицензий, дотаций на тонну добытого угля. У частника всего этого нет. В отличие от государственных предприятий. Вы помните - списание долгов по электроэнергии, по платежам в Пенсионный фонд… Давайте откроем глаза и скажем: сколько на самом деле у нас в стране стоит уголь.

- И сколько?

- Это надо у министра спросить. Только пусть правду скажет. Обосновать цену угля - 3 или 5 тыс. грн - очень легко для государственной шахты. Зачем строить выработку за миллион гривен, если можно построить за 10 миллионов. Тем более - под землей. Государственные шахты Лисичанска добывают уголь с зольностью 40-50-60%. Почему? Да потому что все - и уголь, и породу с проходки ссыпают в одну кучу. Государство заплатит. Когда мы работали в Луганске, у нас зола доходила до 4% - у нас была установка по обогащению. Пусть Минтопэнерго покажет, где у нее такие шахты.

Что значит зольность - 50%? - Это значит, что из упомянутой тысячи тонн в топку котла на ТЭС попадает в лучшем случае только половина собственно топлива. А 500 тонн пустой породы еще ведь надо до электростанции довезти - иногда 300-500, а то и тысячу километров. А потом в котле разогревать ее за счет то ли угля, то ли газа. После чего выгребать сотни тонн пустых шлаков. А их куда девать?

ДО ВОЙНЫ…

У Жулинского до войны было четыре шахты. Я тогда знал о двух. Но еще большим открытием для меня стало, что уже тогда лицензии на разработку подземных угольных пластов на Луганщине получили то ли 84, то ли 86 частных компаний. А заявок вообще было подано до трех сотен. Понятно, по объемам добываемого угля частники с государственными объединениями тягаться не могли. Как и с теми, которые, с легкой руки Александра Ефремова, были переданы под контроль структурам Рината Ахметова.

Кстати, Ринат Леонидович не заморачивался с убыточными холдингами, а подобрал те объединения, где дела шли нормально и без него - "Краснодонуголь", "Добропольеуголь" (кокс), "Свердловскантрацит", "Ровенькиантрацит" (энергетика).

А вот как работала компания Жулинского...

Основным его угольным активом была та самая шахта "Бежановская". Когда-то она входила в легендарное объединение "Стахановуголь", ныне покойное. Помню, нас возили по Кадиевке и показывали торчащие из земли весело раскрашенные обрезки труб: "Смотрите, как славно поработала "Укруглереструктуризация"! Когда-то тут стояла шахта, а теперь - чисто поле". Может, это даже была "Бежановская".

 Шахта  «Бежановська-3» / Фото: Олена ОСОБОВА

До ликвидации там работало около трех тысяч горняков. Шахта небольшая, не очень глубокая. Добывала уголь марки ГЖ (газовый жирный), коксовый первой группы, хорошего качества. Место удобное - рядом жилые бараки. Пока шахту не снесли, здесь стоял вполне приличный АБК (административно-бытовой корпус с кабинетами для начальства и с душевыми для шахтеров), были подведены вода, электроэнергия, железнодорожная ветка. Но державе такое предприятие было без надобности.

- Получили лицензию, собрали группу специалистов; построили наклонные стволы. Горизонт отработки - 400 метров. Первый горизонт - 120 метров. Купили проходческую технику. Зарплата шла хорошая. Только комплекс может дать результат. В масштабах Советского Союза это не результат - 3000 тонн месячной добычи. Но если у нас на каждом этапе есть переработка, если мы сами добываем, сами обогащаем, чтобы не терять на производстве... Перед войной на наших шахтах работало уже семьсот человек. Это не все шахтеры: переработка, перевозка своя. Весь уголь мы перерабатывали прямо на шахте. Поставили рядом с шахтой ЦОФ (центральная обогатительная фабрика, - ред.), использовали все, что на тот момент было самое современное, самое рентабельное. Для государства это - не деньги, для олигархов - тоже, но для тех, кто работал на шахтах - это хорошая зарплата. У нас выплаты в пенсионный фонд; у нас аттестация рабочих мест, нас регулярно проверял Госгортехнадзор.

"КОЛИСЬ І ТЕПЕР"

Жулинский Луганщиной не ограничивается. Большой интерес у него к Львовско-Волынскому бассейну. И хотя считается, что Западная Украина и Донбасс - антиподы, чиновники что тут, что там - близнецы-братья.

- Там у нас шахты "Лісова", "Зарічна", "Степова" объединения "Львовуголь" - достаточно убыточные. Их собирались продавать. А где программа реализации шахт?! Хоть под инвестиционный проект, хоть за 1 гривну под закрытие. Куча бизнесменов ездила, говорили: "Отдайте их нам, мы сохраним рабочие места". И я в том числе. Был у двух губернаторов…

- И что вам губернаторы сказали?

- Как всегда, пообещали. Сегодня Волынь постоянно бастует, перекрывает трассу - шахтеры без работы. Шахты закрывают и отдают под физическую ликвидацию. Но никто же ни разу не предложил коммерсантам их забрать! Есть разница, что будет производиться на этих шахтах? Уголь, брикет - или мебель для Польши? Главное - есть рабочие места; есть налоги. Нет, нам выгоднее шахту порезать и закрыть, отдав "Углереструктуризации", которая еще потратит государственные деньги.

- Вам интересно было бы заняться лисичанскими шахтами, которые хотят закрыть?

- Нам еще с техникумов внушали: уголь - нерентабелен. Но продукция, которая получается с использованием угля - сверхрентабельна. Уголь нерентабелен - кокс сверхрентабелен (а металл еще рентабельней). Уголь "Лисичанскугля" нерентабелен, но давайте я поставлю котельную возле школы и буду продавать ДЖОУЛИ (единица измерения тепловой энергии, - ред.). Только чтобы это был уголь с низкой зольностью, низкой влажностью. Поставлю хорошее оборудование, а не то, что можно купить за миллион, а покупают почему-то за десять. Я выберу оборудование на выставках, которое будет давать высокий КПД. Если я буду продавать уголь, а еще лучше - эту вот горную массу, которую выдают шахты - конечно, рентабельным быть нельзя.

ФОРМУЛА РЕФОРМЫ

Собственно, вот вам формула реформирования всей угольной отрасли: продавать потребителю не ТОННЫ, а ДЖОУЛИ (или килокалории, если кому так понятнее). Ее же (формулу) можно использовать при восстановлении Донбасса (после его освобождения). И не понадобятся миллиарды на восстановление шахт (разве что на откачку воды из заброшенных выработок, но это - уже вопросы экологии. А также репараций со страны-оккупанта). А у Жулинского уже есть проект использования терриконов. Собственно, он к его реализации уже приступил (как всегда, не без препятствий со стороны "родной" державы).

Лет восемь назад его компания выкупила у Минтопэнерго породный отвал закрытой шахты в Кременной. До того Министерство за землю под отвалом не платило; сегодня Жулинский - крупнейший плательщик налога на землю в городской бюджет. Собственно, отвалов - два. Один старый, красно-коричневый от окислившегося железа (его много в шахтной породе). Другому отвалу - лет двадцать. Он серенький, глинистый, и по его склонам уже полезли сосны. Чем он еще хорош - там полно угля, который не успел окислиться. Так что первым делом здесь построили установку, которая этот уголь будет отбирать и обогащать.

- И какой там процент угля?

- Это коммерческая тайна… Нормальный процент. Спасибо советской власти: с ее методами производства мы еще долго будем пожинать плоды ее деятельности.

Но это только малая часть проекта. После извлечения угля оставшейся "чистой" породой (т.н. аргиллиты) глинизируют южный склон старого террикона. Ну, то есть выровняют его так, чтоб он составлял 30 градусов к линии горизонта. После чего устелют его… солнечными батареями.

- У нас получается огромная южная сторона площадью гектара три.

А на плоской вершине отвала водрузят ветроэнергетические установки. Получаемую электроэнергию будут продавать по самому высокому "зеленому" тарифу.

Террикон - пустая земля, и если застлать ее солнечными батареями, это ни сельскому хозяйству не нанесет ущерба, ни кислорода не отнимет - который, помимо всего прочего, вырабатывают сельскохозяйственные культуры. А для ветровых генераторов не нужно будет строить высоченные мачты.

Да, чуть не забыл. Остальные склоны засадят облепихой и шиповником. Я спросил, не собирается ли Владимир Анатольевич проложить по северному склону еще и горнолыжную трассу. Он даже не удивился - ответил, что видел такую в Польше. Только не зимнюю - рассчитывать в наших краях на устойчивый снег не приходится - а летнюю.

А что? - места вокруг Кременной роскошные: леса, дубравы, озера. Если к ним еще и горнолыжный курорт добавить…

Михаил Бублик, Северодонецк.

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-