Война России против России

01.09.2014 16:08 270

Что случилось с  великой Россией?  На каких задворках цивилизации она затерялась? И чье мурло маячит над нашей границей?

...Московская волонтерка  Варя привезла  в Киев целокс для украинских солдат и рассказала, что в одном из наших добровольческих батальонов  воюет 48 граждан России. 17 из них - москвичи. Уже есть погибшие. На их место приезжают другие.

Что они здесь потеряли?

Что потеряла сама волонтерка, почему ей не сидится в Москве? Что потеряли россияне, собирающие деньги на вооружение наших солдат?  Интеллигенция и моральне авторитеты, выступающие против прямой интервенции  России в нашу страну?

Значит,  что-то потеряли, раз ищут...

Мне кажется, я знаю, что они потеряли. Великую Россию.

Вы знаете, Россия,  действительно,  была великой. Каких-то тридцять лет назад. Когда весь мир аплодировал рухнувшей Берлинской стене, освобождению политзаключенных из застенков КГБ, выступлениям Андрея Сахарова, москвичам, вышедшим на защиту Белого дома от ГКЧП.

Что случилось с  великой Россией? На каких задворках цивилизации она затерялась? И чье мурло в таком случае маячит над нашей границей?

Все, к сожалению, очень просто.  Та, великая, Россия держалась на  очень небольшой групке  умных и самоотверженных  подвижников. Такой себе тонюсенький плодородный слой  на вечной мерзлоте  варварства и мракобесия.

ЧАДРА ДЛЯ МОСКВИЧЕК

Года два назад Андрей Михалков-Кончаловский, российский режисер и мыслитель, поделился открытием. В дремучести российского общества, оказывается, виноваты Кирилл и Мефодий.  Это хорошо, что они перевели на старославянский язык Новый завет. Плохо, что не перевели с латыни и греческого ничего из бек-граунда, на котором зиждется европейское христианство.

Библия для славянских язычников оказалась кодом без шифра.

Украине повезло - наше духовенство читало на латыни, вело дискуссии с католиками, приобщаясь к европейской культуре. А московские  попы и сами не читали, и предавали анафеме всех, кто пытался заглянуть дальше дозволенного. «Целые  века греческие, а за ними и русские пастыри и книги приучали нас веровать, во все веровать и всему веровать. При этом нам твердили: веруй, но не умствуй. Мы стали бояться мысли, как греха, пытливого разума, как соблазнителя, раньше, чем умели мыслить, чем пробудилась у нас пытливость»,- писал блестящий  российский историк  Ключевский.

В Московии невежество было объявлено добродетелью, агрессивный фундаментализм - истинной верой. Все это дало право  Михалкову-Кончаловскому утверждать, что московская православная цивилизация по духу ближе к исламу, чем христианству.

Собственно говоря, долгое время православная вера в Московии и была странным конгломератом арианства, ислама и язычества.

Вот что пишет еще один российский историк и философ - Г.П.Федотов: "Есть одна область средневековой Руси, где влияние татарства ощущается сильнее. Это Москва. Обязанная своим возвышением прежде всего татарофильской и предательской политике своих первых князей ... В московской земле вводятся татарские порядки в управлении, суде, сборе дани. (В Московии тогда носили исламскую одежду, женщины носили чадру и сидели замкнутыми в теремах, при встрече московиты говорили друг другу "Салом"). Не только извне, но изнутри татарская стихия овладела душой Руси, проникла в плоть и кровь..."

Мало кто из россиян знает, что  известное со школы "Хождение за три моря" Афанасия Никитина начинается тюркско-арабской молитвой из Корана, написанной по-славянски: «...Смилна рахмам рагим. Олло акьбирь, акши Худо, илелло акшь Ходо. Иса рухоало, ааликъсолом. Олло акьберь..."

Какое, извините, христианство?

КОЛОБОК НА ФРОНТОНЕ ТЕАТРА

Бритьем бород и усекновением голов попытался вернуть московитян из Азии в Европу Петр Первый. Сатрап он был порядочный (особенно по отношению к Украине), но искренне пытался вытащить немытую лапотную Расею в цивилизованное сообщество, «втиснуть, как писал позже Освальд Шпенглер, примитивную русскую душу вначале в чуждые формы высокого барокко, затем Просвещения, а затем - XIX столетия».

Пытка просвещением и позволила окультуриться тончайшему слою  аристократии. Родился другой народ  -  «русские европейцы», по своим убеждениям не имеющие ничего общего с огромной массой русских людей живущих в полуязыческом- полумусульманском состоянии.

Эта немногочисленная нация в нации, которую российский славянофил Хомяков сравнивал  с европейским поселением, заброшенным в страну дикарей, за двести лет, развиваясь и умножаясь, создала всю культуру, которой Россия сегодня гордится. Даже самые темные из россиян как заговор бубнят: "наш балет, наш Чайковский, Достоевский, Чехов, Пушкин". Хотя, какой «их»? Все, что обогатило  мировую культуру, повлияло на нее, создано за какие-нибудь двести лет "малой" нацией русских европейцев. И никакого отношения к ментальности московского варварства не имеет.

Сермяжная, посконная и кондовая Расея всегда смертельно ненавидела  «малую европейскую Россию». Но боялась,  потому, что царь был - за Европу! Октябрь 1917 года, как пишет Кончаловский, стал для «большого» народа-язычника  мгновением сладкой мести  цивилизации, под гнетом которой российский пьяница и бездельник страдал столько лет.

К 1940-му году европейская Россия была полностью вырезана, расстреляна, замучена в лагерях. И на необъятных просторах страны восторжествовало великое всероссийское хамло, радующееся своему возврату в  такое удобное для ментальности московита средневековье!

Да, была еще одна отчаянная попытка - в перестройку, о которой я писал вначале. Последняя ли, перед вечной ночью и мерзлотой?

Надеюсь, что нет. Все дело в том, что никаких самодостаточных культурных истоков, никакого особого цивилизационного пути - как у Индии и Китая, у России нет (все тот  же Кончаловский)! Россия - это задворки европейской цивилизации. Да - задворки - но, тем не менее, - европейской!

Недавно разразился скандал со скульптурой голого Аполлона на фронтоне Большого театра в Москве - это, мол, аморально, дети смотрят - и все такое. Подельник Жириновского Худяков  вынес приговор: это, мол, герой не нашей мифологии.

А кто «нашей» (в смысле их)? Чьим образом увенчать здание самого известного российского театра? Персоной Ивана-дурака? Кащея Бессмертного? Может быть, Колобка, который  от всех ушел и никуда не пришел?

Самое страшное для России то, что отмежевавшись от  европейской культуры, она неминуемо обрушится в бездонную яму, в цивилизационную черную дыру.

Альфред Кох, зампред правительства РФ времен Ельцина в своем блоге буквально корчился от смеха, комментируя заявления Путина о необходимости дрейфа России в сторону китайской культуры: «Назовите мне хоть одного китайского певца, на концерт которого вы ходили? Композитора, музыку которого вы слушаете? Писателя, книги которого стоят у вас на книжной полке, зачитанные до дыр? Фильмы, которые вы без конца смотрите? (А, ну да, Брюс Ли - Джеки Чан...) Зато вы знаете кто такие Боб Дилан и Джим Моррисон, Стиви Уандер и Макл Джексон. Вы знаете кто такие Шакил О Нил и Майкл Джордан. Вы читали Хэмингуэя и Фолкнера. Вы слушали Гершвина. Вы смотрели Стивена Спилберга. Вы знаете про "великую американскую мечту", про "Макдональс", про "Форд", про их гражданскую войну, про рабство негров и их борьбу за свои права».

Вступая в войну с европейской цивилизацией Россия неминуемо вынуждена будет объявить национал-предателями живших у «пиндосов» Рахманинова и Набокова, Бродского и Довлатова, Ростроповича, Вишневскую, Барышникова.

Кто останется?

ПАРК ПУТИНСКОГО ПЕРИОДА

В фантастической антиутопии Татьяны Толстой «Кысь» описывается Россия после атомной войны и мутировавшие в каких-то ящеров россияне. Они забыли все, что знали. Единственное, что удержалось в памяти: в каждом стойбище обязательно должен стоять пушкин. Иначе будет плохо, ну там неурожай или что еще. Что такое пушкин  и как оно выглядит, российские мутанты не знали: подозревали лишь, что «это наше все», и за него можно голову отгрызть.

Мутация произошла быстрее, чем предполагала Толстая. Россия уже давно превратилась в парк юрского ( или точнее -путинского) пери ода, утыканный тотемами русского мира. И сейчас звероящеры расползаются по всей Европе.

То, что происходит в наше время - это не война России с Украиной. Это война путинской Рашки с Россией Пушкина. Это страх имперской власти перед  возможностью возрождения нации европейских россиян, путь к которому показала новая Украина. Страх  перед европейской свободой. Которая, как писал Шпенглер, разительно отличается от свободы по-русски. Для европейца свобода - это отсутствие запретов, для россиянина -отсутствие принуждения. Европеец хочет, чтобы ему не мешали двигаться вперед, россиянин - чтобы его не заставляли это делать. Свобода московита - это путь к лени, нищете, деградации. И он не желает, чтобы его выводили из этого комфортного состояния.

Для европейских россиян существование независимой, самодостаточной Украины - единственная возможность выжить, чтобы  в будущем (не им, так их детям) вернуться к теме «европейской России». Потому они и воюют на нашей стороне. Борьба эта мучительна, потому что порой приходится бороться с самим собой, со своими предрассудками. Она почти безнадежна - из-за малочисленности сопротивления. Но без борьбы надежды нет совсем.

Да, они не понимают, что Украина это не вторая, идеальная, Россия, а совсем другое государство, с уникальной культурой, самобытным народом. Но, удивительно - эта «не-Россия» им ближе той вечномерзлотной цивилизационной тундры, куда их тянет Путин.

В одном из своих недавних постов  московская волонтерка Варя пишет: «Знайте, что сопротивление есть, оно работает. И наше сопротивление - под вашим желто-синим флагом! Это не нарочно, это так само получилось!»

Евгений Якунов. Киев.

Полная версия сайта
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-