"Спецзона" Донбасса: Тень Берлинской стены

11.09.2014 15:58 205

Медведчуковский проект раздела Украины не удался. Призывы войны с «бендеровцами» сменились тезисами о борьбе с олигархами

...Как бы обтекаемо мы не называли оставленную в руках российских наемников землю - «зона со специальным статусом» или еще как,  будем иметь именно «новороссию». Со своими войсками, своей экономической политикой и квазифинансовой системой.

О каком-то там опыте Хорватии говорить не приходится. По многим причинам. Скажу лишь об одной.  Сербская Краина в Хорватии - это следствие этнического конфликта, подкрепленного принадлежностью к разным  ветвям христианства.  Этнической же разницы между Донецкой, Луганской и другими восточными областями Украины практически нет. И те и те населяют как украиноязычные, так и русскоязычные украинцы, православные обоих патриархатов.

И если разница есть, то она, скорее, в приверженности разным социальным устройствам. «Большая» Украина тяготеет к либеральной, социально ориентированной экономике. А вот наши восточные пределы, и главным образом, Донбасс страдают от «постсовка»:  патернализма, замешанного на  жестком контроле экономики со стороны госорганов, приватизированных кланами и семьями.

Медведчуковский проект этнического раздела Украины России не удался. Это получилось только в Крыму. Посему стратеги Кремля быстро перезагрузились. Призывы войны с «бендеровцами» и «фашистами» сменились  тезисами о борьбе с олигархическим капитализмом. За социальную справедливость.

Это просматривается в мессиджах как лидеров квази-республик востока, так  и людей с нашей стороны, плотно с ними общавшихся. Вспомните, как объяснил цели сепаратистов известный переговорщик генерал Владимир Рубан: «Им мало того, что сняли Януковича, им нужны реальные изменения. И большинство пунктов, которые они требуют - те же, что провозглашались на Майдане». Или вот, Руслана цитирует вожака сепаратистов Захарченко: «Мы стояли вместе на Майдане... Мы просто не хотим, чтобы в Украине была эта олигархическая мразь. И мы за это воюем».

Каким же видят «антиолигархическое» общественно-экономическое устройство своих «республик»  их вожди?

Обращусь к выводам независимых российских политологов (Владимир Абаринов, Андрей Илларионов, Александр Скобов и др.), изучавших программные документы и заявления сепаратистов. В будущей "социальной народной республике "планируется "разрешить всякую частную инициативу, идущую на пользу народу", но "запрещен ростовщический банковский капитализм, живущий за счет ссудного процента". Противопоставлять производственный капитал банковскому, говорят эксперты,- излюбленная фишка  классических фашистских движений ХХ века.

Есть в манифестах сепаратистов и пункты о подконтрольности обществу крупных состояний. Сей "антикапитализм", как считают эксперты, направлен не против эксплуатации трудящихся элитой, а против либерализма, гуманизма, приоритета прав человека, правовых ограничений для власти. Характерно, что подробно описывая систему "прямого народовластия" через советы и референдумы, идейные руководители ДНР и ЛНР ни слова не говорят о политических свободах (слова, печати, собраний, объединений и т.д.).

Кстати, органы народовластия формируются "по принципу представительства делегатов от территорий, делегатов от трудовых коллективов и профессиональных корпораций и союзов, делегатов от политических, религиозных и общественных организаций".

Перед нами - корпоративное государство Муссолини...

На первый взгляд кажется, что конфликт социальных систем менее опасен, чем этническая война. Но это только на первый взгляд. Ни лидеры Сербской Краины, ни вожди непризнанных Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья не ставили и не ставят целью полностью оккупировать Хорватию, Молдову или Грузию. А вот пророссийские сепаратисты на востоке нашей страны такие цели декларируют. Они хотят построить свою Украину - «новороссийскую».

А это значит, что вместе со «спецзоной » мы получим эффект двух Германий - ФРГ и ГДР.

Юрий Луценко, проводя подобную параллель на политическом ток-шоу, обнадежил: стоит Украине стать процветающим государством, как  жители мятежных областей, забыв обо всех разногласиях, сами бросятся к нам в объятья. Так же, как в свое время восточные немцы бросились в объятия западных.

Да, бросились. Но лишь после распада коммунистической империи во главе с СССР. А до этого части немецкой нации 45 лет пришлось мучиться в составе тоталитарной ГДР. И ведь  уровень жизни в Западной Германии был на порядок выше. Хотели туда? Да. И многие за это отдали жизнью. Только у Берлинской стены за время ее существования за попытку бегства в свободный мир пограничники ГДР застрелили, по некоторым данным, более шестисот человек. Убивали и женщин и детей. Страна была в цепких руках диктатора Эриха Хоннекера.

Пришедшие к власти на штыках бандитов и наемников разные там «народные президенты» и «губернаторы» вряд ли будут мягче. Скроив даже самое чудовищное государство-химеру, они с помощью России смогут удерживать его сколь угодно долго.

В 80-е годы мне приходилось трижды бывать в ГДР. Это была чрезвычайно военизированная и вымуштрованная страна. Коллектив каждого предприятия одновременно был воинской частью, рабочие - солдатами, были свои командиры, штабы. Один день недели все проходили военную подготовку. В подвалах заводов хранилось оружие и боеприпасы. И это помимо войск регулярной Народной армии! Очевидцы рассказывали, что при подавлении Пражской весны 1968 года именно армия ГДР действовала наиболее жестоко. Восточная Германия была передовым плацдармом коммунистического вторжения в Европу, в случае глобальной войны ее войскам ставилась задача за 12 часов захватить Западный Берлин, и начать наступление на ФРГ. С тем, чтобы «объединить Германию».

В общем, если бы не Горбачев, то неизвестно, какой бы страной сегодня руководила «бывшая комсомолка» Ангела Меркель.

После второй мировой войны было еще как минимум два  подобных эксперимента, когда одна нация искусственно делилась на два государства с несовместимыми общественно-экономическими укладами. Речь идет о Вьетнаме и Корее.

В отличие от Германии противостояние систем там вылилось в полномасштабные войны. В обоих случаях именно промосковские правительства милитаризованных Северной Кореи и Северного Вьетнама  первыми начинали агрессию. Цель все та же, «благородная» - объединение  государств  (под флагом новой религии «Русского мира» - коммунизма). Внутренний конфликт очень быстро превращался в цивилизационный.

Особенно тяжело пришлось корейцам. В войне 1950-53 годов с каждой стороны участвовало более миллиона солдат,  представлявших  в целом двадцать стран мира. Только китайских «добровольцев» воевало 750 тыс  (едва ли не втрое больше, нежели самих северных корейцев). Дело едва не дошло до применения ядерного оружия.

Вспышка сверхновой на корейском полуострове оставила после себя «черный карлик» государства-тюрьмы, с ее начальниками: сначала Ким Ир Сеном, а ныне его потомками. КНДР уже давно перестала быть проблемой  Южной Кореи, а угрожает стабильности всего цивилизованного мира. В 1979 году Сеул отгородился от северян бетонной стеной, длиною более 240 км, и шириной у основания от 10 до 19 м.  Так южные корейцы пытаются защититься от танковых атак со стороны КНДР.

У ДНР и КНДР - даже названия созвучны.

Подобный «черный карлик» на нашей территории - будет той еще проблемой. Не стоит надеяться, что все ограничится второй  Абхазией или вторым Приднестровьем. По мнению российских стратегов,  вторжение через Абхазию в Грузию не имеет далеко идущих перспектив. А война против Молдовы, хоть и соблазнительна (как шаг на пути к Средиземному морю), но тактически - безнадежна.

А вот «спецзона» в Луганской и Донецкой областях  - очень выгодный плацдарм для наступления на Европу. Каждый, взглянув на карту, это поймет. Так, что в скором времени мы можем получить под боком напичканную под завязку танками, взлетными полосами и баллистическими ракетами военную базу «Русского мира». Еще один Севастополь. Только сухопутный.

Что же делать, спросите вы? Ждать очередного Горбачева?

Если план Порошенко действительно удастся, и мир воцарится надолго (а в этом есть большие сомнения), то нужно брать пример с Южной Кореи. Она и армию создала, и технологии. И стала, несмотря на последствия страшной войны и постоянную угрозу новой, одним из успешнейших государств мира!

Страшно ли им там, за их стеной? Страшно. Как было страшно свободным немцам под тенью стены Берлинской.

Но, как уже не раз отмечалось: тесное соседство с потенциальным агресором все-таки держит нацию в тонусе.

Евгений Якунов. Киев.

 

Полная версия сайта
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-