События в Турции: чья победа и что с этого Украине?

19.07.2016 12:45 912

В Анкаре будут восстанавливать экономические связи с Россией, но считают Украину стратегическим партнером

Четвертый день в экспертной среде обсуждается ситуация в Турции - и оценка разделила людей пополам. Часть людей считает, что неудачная попытка военного путча в Турции - это поражение демократии, а вторая - убеждает, что наоборот, это победа, потому что за Эрдогана вступился народ. Но больше всего тревожит то, что эксперты и политологи не могут дать убедительного и однозначного ответа на то, как будет развиваться ситуация в Турции дальше, обострятся ли ее отношения с Европой и не пострадает ли от этого Украина. Есть несколько пунктов, на которые стоит обратить внимание.

Во-первых. На следующий после путча день состоялся телефонный разговор Путина с Эрдоганом. Интересно, что за день до событий в Турцию съездил главный российский идеолог теории «многополярного мира» и прорицатель новой мировой войны - Дугин. Не знаем, будет ли подкармливать Путин Эрдогана мыслью о том, что попытка переворота устроена не без согласия Запада. Один вертолет, на котором бежали из страны путчисты, сел в Греции, стране-члене НАТО. Опальный имам Фетулах Гюлен, которого Анкара считает инициатором путча, проживает в США, в штате Пенсильвания. И хотя сам имам опроверг обвинения турецкого правительства, Эрдоган ультимативно требует его выдачи. Это будет очень непросто в связи с тем, что Америка обычно не выдает диссидентов, тем более в государства, где планируют возобновить смертную казнь.

Во-вторых. Звучит гипотеза, что начатые после неудачного путча массовые аресты офицеров, безусловно вызовут неодобрение ЕС и США. Если турецкие будут искать поддержки у Путина, возможны ли мощные альянсы Турции и России против Запада?

В-третьих.Есть ряд рисков и вызовов для Украины. Например, возможность признания Киевского патриархата Святейшим Варфоломеем связывают с позицией Эрдогана, хотя бы потому что Вселенский патриарх является подданным Турции.

В-четвертых. До сих пор Украина считала Эрдогана союзником в вопросах Крыма и особенно защиты крымско-татарского народа от нового российского порабощения. Не станет ли условием Путина в возможном российско-турецком союзе налаживание прямой торговли с Крымом, как и молчаливое согласие на давление в отношении крымских татар?

Мы решили обсудить риски и вызовы с экспертами.

Тогрул Исмаил, профессор факультета международных отношений Университета экономики и технологий (Анкара):

ЗА ЭРДОГАНА ВСТАЛ И ПОЛИТИЧЕСКИЙ КЛАСС, И НАРОД

-То, что произошло в Турции, - это была попытка переворота, попытка прихода хунты. И это плохая вещь, которой противостоял как весь народ, так и политический класс. Не только правящая партия, все оппозиционные партии, прокурдская партия, бизнес-круги и интеллигенция выступили против переворота. И главное: этому противостоял народ и большая часть армии. Это победа демократии.

Ісмаїл Тогрул / Фото: @togrul65

Но почему у кого-то возникли сомнения или другие трактовки? Опасения связаны с тем, что глава государства - лидер происламистской партии, который, как кое-кто прогнозирует, будет ухлдить от светского государства. Но надо понимать, что Эрдоган, как политический лидер, не испугался и призвал народ к противостоянию. Ему удалось противостоять мятежникам, но это было сделано при помощи всего турецкого народа. Это сделали и националисты, и либералы, и люди, которые не очень интересуются политикой. Да, среди них были и исламисты.

Но это народ. И вы должны понять, что во время народных волнений кипение крови имеет одну и ту же температуру в любой стране. Возможно, прошла эйфория от победы над путчистами. Но я думаю, что у турецкого народа и турецкой политической элиты и общественности хватит ума и выдержки, чтобы не отойти от политических принципов.

Что касается массовых задержаний, которые произошли после путча, я просил бы не удивляться. В руки правоохранителей и специальных служб попали все списки мятежников. Количество задержанных не означает, что все они арестованы. Ведется следствие. Убежден, что большинство простых солдат, которые слушали командиров, не знали, что это переворот, не знали ситуации, будут освобождены.

Относительно разговоров Эрдогана и Путина. Турция пытается максимально сохранить и улучшить экономические отношения страны. Экономические интересы страны важны. Россия - крупная страна, наш партнер. Но Украина - другой наш сосед, стратегический. Когда у нас состоялись переговоры с Украиной, ваши коллеги были обеспокоены, и мы объясняли, что любые связи Турции не направлены против третьих стран. Это уже конспирология.

Но здесь важно и то, чтобы и Украина проявляла заинтересованность. Хотеть хороших отношений - одно, но важно, как реализовывать эти желания. Надеюсь, что будут общие экономические интересы и проекты. Пока таких проектов мало. Кроме того - совместный бизнес-сектор, совместная торговля, инвестиции. Чем шире такие отношения, тем лучше. Кроме того, связи включают и социально-культурный и научный секторы. Народная дипломатия важна.

Турция признает территориальную целостность Украины и поддерживает ее.

Меня спрашивают, не будет ли Турция поставлять в Крым товары? Официально ни одна кампания не может поставлять товары в Крым. Но если эти товары будут поставлены российской компании и Россия поставит их в Крым, это не вина Турции. Везде есть контрабандисты.

Что касается церковных отношений и опасений, что Эрдоган будет влиять на решение Вселенского патриарха. Думаю, что ваши рассуждения неверны. Церковные отношения внутри православной церкви - это их самостоятельные решения. Турция - светское государство, которое не вмешивается в дела религии, тем более христианской. Ваши ожидания признания, увы, непризнанной церкви - это ваши отношения со Вселенским патриархом. Это зависит не от турецкой власти, а от того, сочтет ли это нужным святейший Варфоломей. Он действует самостоятельно.

Анвар Деркач, журналист:

ПОБЕДУ ОДЕРЖАЛ РЕЛИГИОЗНЫЙ СРЕДНИЙ КЛАСС

- Эрдоган непременно воспользуется провалившимся путчем, чтобы усилить свои позиции. Сначала аресты, потом суды. Кемалисты будут выдавливаться на обочину турецкой политики - и это может негативно сказаться на балансе сил в стране.

Но в этой ситуации, кроме Эрдогана, победу одержал религиозный средний класс турецкой провинции, и это главная победа в этом противостоянии.

Подавление мятежа свидетельствует о том, что для турок восстановление роли Ислама в обществе важнее часто недемократических действий Эрдогана.

Анвар Деркач

Конечно, политические перспективы нынешнего турецкого лидера будут зависеть и от экономической ситуации в стране. Именно заботясь об экономике, Эрдоган сделал примирительный жест в сторону России. Но он будет проводить независимую политику, не становясь зависимым ни от Москвы, ни от Вашингтона. Турция подтвердила, что проводит самостоятельную политику в ситуации с самолетом. Евроинтеграция, думаю, ему в ближайшей перспективе не интересна. Турция Эрдогана имеет шансы стать региональным лидером.

Украина заинтересована в налаживании отношений с Анкарой... Турецкое гражданство Патриарха Варфоломея, думаю, никак не скажется на процессах в украинском православии.

Интерес Украины в отношениях с Турцией в том, что это экономически развитая страна, примерно сопоставимая по площади с нашим государством, а значит не будет пытаться диктовать нам свои условия. С таким партнером можно плодотворно работать в разных отраслях, не опасаясь давления и шантажа.

Что касается украинских мусульман, то они могут быть вспомогательным фактором в налаживании добрых отношений с Турцией в том случае, если к этому будет воля у официального Киева. Самостоятельную роль в политике мусульмане Украины играть не могут по двум причинам: небольшая численность и разобщенность на отдельные течения и духовные управления.

Александр Палий, историк:

ПУТЧИСТЫ НЕ ПОНЯЛИ, ЧТО АРМИЯ СТАЛА ЧАСТЬЮ НАРОДА, НО ПЕРЕСТАЛА БЫТЬ КАСТОЙ

-В Турции военные традиционно имели большой вес и внимание. Со времен Османской империи янычарские перевороты были нормой. И такая система сохранилась, хотя ее модернизировал Ататюрк. Тот сказал, что армия будет сторожем светского характера государства и цивилизованного курса.

Но Турция изменилась под влиянием опыта и влияния среднего класса. Турция стала зрелым обществом. Возможно, часть военных элит просто чувствовала себя обиженной, что они уже не в когорте лучших сил общества, что на них уже не опираются. Идет жесткая борьба элит. И вспомним историю: половина султанов умерла не своей смертью.

Олександр Палій

В Турции растет сила простых людей.

Кроме того, Эрдоган собрался менять Конституцию, раньше у них была парламентская республика. Эрдоган вел ее к строго президентской. А это также очень тревожило армию, командиры почувствовали опасность и решили рвануть по старой традиции. Но они не учли развития общества, того, что армия стала частью среднего класса, частью народа, но перестала быть кастой. Возникли проблемы.

О международной ситуации. Отношения с Украиной и с Россией представляют собой два параллельных процесса, они не влияют друг на друга.

Что же касается патриарха, теоретически я могу представить, что вопрос автокефалии турки внесли в переговорный пассив. А когда власть организована, то она способна вести себя независимо.

Относительно выдачи имама, то США попросили доказательства. Они таким образом хотят показать, что никак не руководили военными и хотят доказать чистоту позиции. Но большинство офицеров, действительно, училась на Западе.

Игорь Семиволос, директор Центра ближневосточных исследований:

НЕТ НИКАКИХ ОСНОВАНИЙ ДУМАТЬ ОБ УХУДШЕНИИ ОТНОШЕНИЙ ТУРЦИИ И УКРАИНЫ

- События в Турции - попытка свержения демократически избранной власти в стране. Она не удалась, поскольку мятежники не приняли во внимание изменения, которые произошли в обществе, и появление новых институтов. Мятежники толком не объяснили никому - ни людям, ни себе, что они имели в виду, когда это (военный переворот - ред.) делали. Очевидно, они рассчитывали на поддержку тех людей, которые видели в режиме Эрдогана угрозы исламизации, хотя даже в светской среде далеко не все поддержали переворот.

Ігор Семиволос

Я думаю, что здесь мы имеем дело с тем, что путчисты не просчитали и не увидели тех изменений, которые уже произошли в обществе. Турецкая армия долгое время была тем институтом, который, выполняя завет первого президента Турции Кемаля Ататюрка (1881-1938 гг.), в условиях достаточно слаборазвитой страны обеспечивал светский характер государства. Влияние армии был положительным примерно до 80-х годов прошлого века, поскольку потом турецкий политикум все же был ориентирован на демократические изменения, важным элементом которых стала, в частности, и ориентация на европейские ценности.

Что касается последствий попытки путча, в частности, меня спрашивают о массовых арестах, которые происходят. Хочу напомнить, что предыдущие "успешные" перевороты приводили к арестам нескольких десятков тысяч людей. Я не знаю, какими бы были последствия арестов и преследований, если бы военный переворот победил.

Если искать последствия для международной политики, то, возможно, если бы военные победили, их лояльность к России была бы еще сильнее. Мы же не знаем мотивацию этих людей, не знаем этих людей. С другой стороны, мы слышали заявления, что против действующего правительства планировались репрессии. Также я не разделяю мнения, что Турция будет очень сближаться с Россией. Там много других проблем, кроме сближения с РФ. Ей нужно несколько месяцев, чтобы восстановиться от последствий, внешних или внутренних проблем.

По признанию Киевского патриархата, то я не думаю, что это вопрос так зависит от Эрдогана. Эрдоган может притормозить этот процесс, но определяют его другие факторы. С другой стороны, а что произошло такого, что должно привести к ухудшению отношений между Украиной и Турцией? Нет никаких оснований так думать.

Лана Самохвалова, Киев

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-