Вполне возможно, что Украине не дадут затягивать «минский процесс»

25.10.2016 14:35 851

В России и Германии-Франции есть сильное совместное желание поскорее закончить войну на Донбассе

Украине нужно тянуть время.

Этот нехитрый тезис можно считать своеобразным обобщенным выводом, который делает абсолютное большинство украинских экспертов и политических журналистов из ситуации, которая сложилась с выполнением «минских соглашений» после встречи лидеров «нормандского формата» в Берлине.

Козырей у нас много, но далеко не все и даже не самые старшие

Что ж, тезис хоть и нехитрый, но вполне отражает реальные интересы Украины в «минском процессе», а поэтому в этом плане нет смысла с ней спорить.

Президент Украины в воскресенье в интервью украинским телеканалам не говорил, разумеется, о затягивании времени, однако изложение им – в очередной раз – жестких условий, согласно которым Украина согласна продвигаться к конечной цели «минского процесса» (выборы на Донбассе и мир), только подчеркнуло сложность (а следовательно – длительность) этого пути.

вівівів

Безусловно, у Украины есть неограниченное количество вариантов действий, которые будут затягивать время до принятия закона про местные выборы на части территории Луганской и Донецкой областей, а тем более до установления даты этих выборов, а еще больше – до введения в действие конституционных изменений об «особом статусе» отдельных регионов этих областей. Одно только согласование «дорожной карты», где Украина потребует четкой пошаговой увязки безопасности и политических вопросов, само по себе требует немалого времени. Кроме того, неопределенность и неконкретность таких понятий, которые мы услышали на берлинской встречи, как «вооруженная миссия ОБСЕ», «контроль ОБСЕ украинско-российской границы», «передача границы под контроль Украины на второй день после выборов», «улучшение гуманитарной ситуации», «контроль ОБСЕ над пунктами хранения тяжелого оружия» - является просто неисчерпаемым источником поводов затягивать время. Объективные трудности с укладкой «дорожной карты» плюс очевидное намерение Украины только усиливать их неуступчивостью в вопросе приоритета безопасности над политическими шагами якобы дают уверенность говорить как минимум - что времени у нас предостаточно, как максимум – что «минские соглашения» вообще не будут реализованы, то есть, в конечном счете, не будет ни особого статуса, ни выборов.

Так и хочется сказать: все козыри у нас на руках. Сколько захотим, столько и будем тянуть время.

А есть ли у нас это время? Почему-то принимается как аксиома то, что Украина может затягивать его практически до бесконечности.

Но свободна ли Украина в том, чтобы тянуть время столько, сколько посчитает нужным? Или даже жестче: позволят ли Украине затягивать время больше, чем это согласны терпеть совместно Германия, Франция и Россия?

На фото: Франсуа Олланд - президент Франції та Ангела Меркель - канцлер Німеччини

В России и Германии-Франции есть сильное общее стремление как можно быстрее закончить войну на Донбассе и не стоит его недооценивать. Источником его является совместная заинтересованность в восстановлении уровня хотя бы экономического сотрудничества Западной Европы и России, который существовал до начала российской агрессии. Насколько реальным является такое возвращение, тем более, что Украина – не единственная причина ухудшения отношений Запада и России, это уже отдельный вопрос. Но факт, что Германия и Франция хотят этого, что подтверждает их практическая (а не декларативная) позиция в рамках «минского процесса». Эта позиция четко сформулирована в словах французского министра иностранных дел: «Конфронтации с Россией мы не хотим». Сказано это, кстати, 20 октября, то есть уже после жесткого, казалось бы, столкновения Франции и России относительно действий России в Сирии.

Да, у русских и европейцев разнятся подходы к решению конфликтных ситуаций в мире, есть разное в оценках допустимости-недопустимости с точки зрения международного права того, что совершила Россия на Донбассе. Наконец, различна степень заинтересованности в конкретном итоге войны – то есть, Россия заинтересована закончить ее оформлением поражения Украины, а европейцы согласны на любой вариант, хоть бы и полной победы Украины. Но это различия, которые можно согласовать, если есть, повторим, совместное желание войну закончить. И оно, это желание, достаточно сильное, чтобы просто игнорировать логику Украины. К примеру, наш вопрос «как можно проводить выборы на Донбассе без участия переселенцев, нашедших убежище в Украине?» будет отброшен согласно их «логике»: «Это несущественно, учитывая главную цель – установление мира. Вы же хотите мира?»

Поэтому будет большой иллюзией считать, что другие стороны – и Россия, и Германия с Францией – будут терпеливо выдерживать все попытки Киева бесконечно оттягивать время принятия окончательных решений. Едва ли не основной источник этих иллюзий – убеждение, что Россия никогда не пойдет на обеспечение безопасности, необходимой, даже в понимании Запада, для проведения выборов. А вот не факт.

Никто не знает, сколько реально у нас есть времени, чтобы его затягивать

Если Россия выбьет из Украины четкую последовательность проведения выборов и политическую легализацию «ДНР/ЛНР» (с другим, конечно, названием) через изменения в Конституцию, то она прекратит стрельбу и согласится на реальное разведение войск (но не на их выведение, да и этого от нее в Берлине уже не требовали). Путин готов дать мир (в смысле прекращения обстрелов, то есть обеспечения «условий безопасности»), но только под твердые гарантии выполнения его политических условий. Это выполнение и будет юридическим закреплением результатов войны, как их оценивает Россия (похоже, увы, что и Германия с Францией).

На фото: Володимир Путін - президент РФ

Отдельно следует сказать, что в понимании Путина упомянутые твердые гарантии может дать только он сам угрозой применения силы, если Украина захочет «схитрить» и отступить со временем от политических уступок относительно новейшего «ДНР/ЛНР» (впрочем, название уже есть – ОРДЛО). От Запада ему нужно будет лишь обещание (закулисное) не применять никаких санкций в случае, если Путин решит силой поддержать ОРДЛО. Если у Кремля будет такое согласие Запада – формальное или неформальное – тогда Кремль может согласиться даже на украинский контроль границы. Потому что никакая пограничная стража не остановит нашествие регулярных войск России. Его (теоретически) может остановить только украинская армия, поэтому, поскольку Путин это прекрасно понимает, одним из его условий общего «мирного урегулирования» будет запрет Украине держать на территории ОРДЛО мощные части украинских вооруженных сил с тяжелым оружием. Решится ли кто-то утверждать, что Германия и Франция решительно будут возражать против такой меры предосторожности против возможных «ухищрений» в будущем? Наоборот, для Запада это будет гарантией, что война не начнется снова через год – два – три.

На самом деле никто не знает, сколько реально у нас есть времени, чтобы его затягивать. Вполне вероятно, что решение придется принимать совсем скоро, через считанные месяцы. Причем, по классической альтернативе всяческих выборов, референдумов, плебисцитов, и тому подобное: или – или, «да» или «нет». В нашем случае придется отвечать на вопрос: продолжать ли противостояние с Россией, включительно с военным или соглашаться на «мир» на российских условиях?

Такая постановка вопроса постоянно нависает над Президентом Украины со времени, когда начался «Минск-1» в сентябре 2014 года. Пока что Президент Украины фактически уклонялся от ответа, и у него есть возможность еще какое-то время это делать. Безусловно, Петр Порошенко предпочел бы, чтобы это время было очень-очень длительным, поскольку, как все, кажется, согласны, на сегодня лучшего варианта для Украины, чем затягивание времени, нет. Но, к сожалению, не все зависит от его желаний. Реально это означает, что решение придется принимать всем украинским обществом (народом – кому какой термин кажется более правильным).

Однако референдум ничего окончательно не решит. Если большинство украинских избирателей выберут мир на российско-европейских условиях, тогда придется «ломать через колено» меньшинство - несколько сотен тысяч или даже миллионов, которые это решение не примут, потому что считают, в отличие от Президента, что наша цель – не мир, а возвращение оккупированных территорий. А у этого меньшинства уже есть авангард из нескольких тысяч «азовцев» или «правосеков», готовых к радикальному сопротивлению. Чем такое столкновение грозит стране – страшно даже думать.

Если же наоборот, большинство украинцев откажется от «минских соглашений» - Европа, как Понтий Пилат, «умоет руки», и будет решать свои проблемы с Россией без малейшего учета интересов Украины, прежде всего в вопросе санкций. А Президент Украины потеряет авторитет, как минимум Берлина и Парижа. Его политические позиции внутри страны серьезно пошатнутся, что неминуемо повлечет всплеск политического кризиса. И чем он закончится в условиях такого же неизбежного обострения военного противостояния (если не полномасштабной войны с Россией) – страшно даже думать.

Юрий Сандул. Киев.

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-