Майдан сегодня не пришел. Но его все еще ждут

15.11.2016 19:40 327

В Украине сейчас есть четыре основные группы политических субъектов, которые каждый по-своему стараются подготовиться к Майдану

Ничего похожего на настоящий Майдан, третью годовщину которого мы через две недели будем отмечать, сегодня не было. В центре столицы собралось немало людей, которые искренне или неискренне (за гривны) протестовали или делали вид, что протестуют, против власти. Крещатик, Институтскую, Грушевского перекрыли для автотранспорта, на Институтской даже появилась новинка для Украины – металлоискатели, но все выглядело слишком бледно, если сравнивать со стихией трехлетней давности. Разве что меры властей в виде большой концентрации правоохранителей в правительственном квартале имели полную аналогию с действиями Януковича, и даже, по мнению некоторых, их перевесили.

Закончилось все, как по украинским меркам, тихо и мирно. Майдан сегодня не пришел.

В Украине в Майдан уже поверили все

Имеем сейчас в Украине общую ситуацию, когда все понимают высокую вероятность Майдана и готовятся к нему, чтобы максимально воспользоваться им.

Такая ситуация – действительно уникальная для новейшей Украины. Оранжевый Майдан никто не прогнозировал и к которому, соответственно, никто не готовился – ни тогдашняя власть, ни тогдашняя оппозиция. Заметим, речь идет не просто о массовых протестах (они как раз были до Оранжевого Майдана, вспомним хотя бы акцию «Украина без Кучмы»), а именно о Майдане, то есть – о победоносном восстании народа. Отдельных индивидуумов-пророков не считаем: они были, есть и будут во все времена у всех народов; их предсказания обычно сбываются, но это становится всем очевидно только постфактум, а до того они – маргиналы, от слов которых просто отмахиваются.

Второй Майдан 2013-2014 годов тоже возгорелся неожиданно для политиков, хотя его предвестники («налоговый майдан», «языковой майдан») были. Им пришлось на него реагировать – гасить или, наоборот, поддерживать и возглавлять – параллельно с развитием событий.

А вот с третьим Майданом – принципиально другая ситуация: Майдана еще нет, никто не знает, когда и в какой форме он будет и даже будет ли вообще, но все к нему уже готовятся. Причем, опять заметим, готовятся именно к Майдану, а не к массовым протестам, которые власть хорошо знает (есть богатейший опыт предшественников), как пережить без особых потрясений.

В Украине сейчас есть четыре основные группы политических субъектов, которые каждый по-своему стараются подготовиться к возможному Майдану.

Первая – действующая украинская власть.

Вторая - парламентская оппозиция и ее политические союзники вне парламента.

Третья – украинские радикалы-националисты.

Четвертая – Кремль, без участия которого не происходит ничего важного в украинской политике, и его сателлиты в Украине.

Власть, оппозиция, радикалы: кто чего хочет?

Власть стремится сделать так, чтобы будущий Майдан им так и не стал, чтобы все свелось к разрозненным протестам, против которых можно устоять. Для этого нужно представить протест как выступление против государства, который сам по себе является недопустимым с точки зрения закона, а тем более в условиях фактической войны с Россией. Отсюда и получается вся риторика и действия власти, концентрированно выраженные как противодействие плану «Шатун» (неважно – настоящему или фальшивому). По большому счету, ничего аморального в таком желании власти нет. Если действительно большинство активной части общества (именно она является движущей силой Майданов) решит, что в данный момент такое действие против действующей власти как восстание является губительным для общества и страны, то так тому и быть (а Майдану не быть). Другое дело, что власть часто «перегибает палку» с оценкой своих политических оппонентов как «агентов Кремля».

Парламентская оппозиция видит Майдан или угрозу Майдана как инструмент устранения власти от власти (досрочные выборы) или, как минимум, принуждение последней к перераспределению властных полномочий в пользу представителей оппозиции. Чтобы иметь такой инструмент оппозиция не ждет пассивно, пока Майдан сам взорвется, а подталкивает его, в том числе собирая платных протестующих. Вообще-то, парламентская оппозиция опасается Майдана как стихии, последствия которой невозможно даже спрогнозировать, а не то что гарантированно воспользоваться ими в своих целях. Но согласна, ради получения доступа к власти, рискнуть, имея надежду, что благодаря тщательной предварительной подготовке ей удастся получить от Майдана «прибыль».

Радикальные украинские националисты тоже, конечно, имеют свои планы относительно Майдана, и тоже по-своему готовятся к нему. Однако это трудно назвать подготовкой, сопоставимой с подготовкой власти или оппозиции. Националисты не организовывают и не оплачивают протесты обманутых вкладчиков или «антитарифников». У них на это нет ни организационных, ни финансовых ресурсов. Поэтому их подготовка, по сути, сводится к простой формуле: когда Майдан (именно восстание, а не обычные, даже массовые демонстрации протеста) взорвется, на то время у нас должна быть пусть и малочисленая, но крепко сплоченная организация людей, способных не за деньги пойти на штурм власти. Как показал опыт второго Майдана, такая организация, когда дело дойдет до жесткого силового противостояния, неизбежно станет главной силой Майдана. Тогда для радикалов задачей станет воспользоваться плодами победы лучше, чем это удалось «Правому сектору» в 2014 году.

Кремль и Оппозиционный блок: не Майдан, а подавленный бунт

Если мы согласны, что стратегическая цель Кремля – контроль над Украиной, который невозможен без контроля над украинской властью, то его отношение к предполагаемому Майдану такое: пусть он будет, но с одной принципиальной оговоркой - этот Майдан должен обязательно проиграть. То есть, чтобы был не Майдан, а подавленный бунт. Победное восстание, которое изменит действующую украинскую власть, крайне опасно для Кремля. Во-первых, он не хочет еще одного доказательства успешности антивластных выступлений на постсоветском пространстве. Во-вторых, новая украинская власть, скорее всего, будет еще более антироссийской, чем нынешняя.

Кремлю нужно в Украине силовое противостояние общества с властью, которое та выиграет, пролив кровь новых майдановцев. То есть Порошенко должен сделать, мечтает Путин, то, чего не смог Янукович – расстрелять Майдан, отрезав тем самым себе любую поддержку Запада и потеряв властную легитимность внутри Украины. Такая украинская власть неизбежно станет сателлитом Кремля, с которым тот сможет делать все, что захочет в обмен на поддержку – политическую и экономическую. Понятно, что именно с такой властью Кремль сможет достичь всех своих стратегических целей в отношении Украины: вырвать разрешение на узаконивание аннексии Крыма, особый статус для Донбасса, федерализацию Украины и гарантию пророссийской геополитической ориентации Украины.

Хотя и в Киеве, и в Москве одинаково не хотят победы Майдана, подчеркнем объективную разницу в отношении к Майдану украинской и российской власти: в Киеве хотят, чтобы его вообще не было, или чтобы он закончился пшиком, то есть без применения силы со стороны власти (собственно, это Майданом и не будет); в Москве хотят, чтобы было жесткое силовое противостояние с победой власти, желательно кровавой.

Ключевой вопрос для Кремля в плане тактики подготовки к вероятному Майдану: каким должен быть украинский Майдан, чтобы его гарантированно победила украинская власть? Очевидно, он должен быть только по названию Майданом, а фактически – фейковым, слабосильным. Чтобы именно таким был он, в его рядах должен быть Оппозиционный блок – верный и надежно управляемый союзник Кремля. Именно в этом и проявляется интенсивная подготовка Кремля к вероятному Майдану – его предварительное ослабление с помощью дискредитации. Поэтому мы сейчас и слышим призывы Оппозиционного блока к протестам, а также видели сегодня демонстрацию собранных им новых «титушек» с желто-синими повязками, ведь его участие в Майдане – лучшая гарантия, что от него отшатнутся все, кто не любит эту «оппозицию». А без них Майдан обречен на поражение.

Итак: все готовятся, но Майдана пока нет. Он живет своей, независимой от политиков, жизнью глубоко неизвестно где, шевелится там, пугая одних или наполняя надеждой других, но не показывается. И когда это произойдет, и произойдет ли – никому неизвестно. Все – власть, оппозиция, Кремль, радикалы – нервничают, боясь пропустить самый важный момент. Вот так и живут сегодня Украина и украинцы – борьбой с бедностью и коррупцией, войной, спорами за власть и ожиданием Майдана.

Юрий Сандул. Киев.

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-