Относительно России - все в мире становится другим

16.11.2016 15:36 198

Украина не имеет права не воспользоваться тем положение, в которое Путин загоняет Россию, отказавшись признать Международный уголовный Суд

Российский президент очень оперативно подписал распоряжение о выходе России из Соглашения о Международном уголовном суде. Разговоры, что такое возможно, велись давно, но последней каплей, конечно, стал вчерашний доклад Фату Бенсунда, прокурора этого суда, в котором захват и аннексия украинского Крыма Россией квалифицируется, как военные действия, которые были начаты 26 февраля 2014 года.

Фото: Володимир Басманов

Путину, конечно, не хочется в Гаагу на скамью подсудимых, тем более, что «свеженький» социологический опрос Левада-центра пророчит ему несколько более приятную перспективу: 63% россиян не против того, чтобы кремлевский карлик возглавлял РФ и после 2018 года. Цифры, ничего не скажешь, к Путину ласковые, под них можно с приятностью помечтать, но ни для чего другого, чем вот такой «электоральный онанизм», они не пригодны. Лидеры нацистской Германии тоже не были среди тех, кто принимал решение об учреждении Международного военного трибунала. Но это не уберегло их (кроме тех, кто покончил с собой) от виселицы, на которой их повесели согласно приговору, вынесенному этим трибуналом в Нюрнберге.

Распоряжение Путина еще глубже загоняет Россию в дипломатическую и правовую изоляцию. Кремль отмечает, что отныне для него не существует указа со стороны мирового сообщества, он действует и поступает только по собственному усмотрению. Да, Москва и раньше не очень спешила с выполнением решений международных правовых инстанций: достаточно вспомнить о том, что из 50 млрд долларов, которые еще два года назад были присуждены Лондонским арбитражем для выплаты ограбленным Кремлем акционерам ЮКОСа, до сих пор не возвращено ни цента. Но здесь ситуацию перевели в новое качество, все разговоры относительно цивилизационного выбора России можно прекращать: Российская Федерация официально присоединяется к клубу мировых изгоев, типа Северной Кореи, только несколько большей.

Карикатура Сергія Йолкіна

Первый ход к «своей» Гааге нашим врагом сделано. Что делать Украине? Нужно, наконец и наоборот, - ратифицировать Римский статут. Потому что, как это ни странно, именно наше государство до сих пор блокировало дорогу к рассмотрению в Гаагском суде дел о многочисленных обидах, нанесенных ему Россией и ее руководством. Ясно, что Россия, которая по логике, должна была бы обжаловать решение прокурора Фату Бенсунда, теперь делать этого не будет. Но это не закрывает дела об агрессии, убийствах, разрушениях и убытках.

Международный климат вокруг России претерпит принципиальных изменений, и это, безусловно, должно сказаться на всех наших делах.

  1. Антироссийские санкции. Отныне снятие экономических санкций с России, даже разговоры об этом - выглядят и нелогичными, и аморальными. С кого вы предлагаете снять ограничительные санкции, со страны, которая названа агрессором в документе международной правовой институции? А теперь еще и заявила о намерении поставить себя вне ее юрисдикции? Усилия российской дипломатии должны быть теперь направлены не на снятие санкций, а хотя бы на их неусиление.
  2. Фактор Трампа. Если избранный президент США, как типичный заокеанский «америкоцентрист», мог не знать каких-то подробностей международной политики и, во время избирательной компании, говорил то, что говорил и про Путина, и про Крым, и про Россию с Украиной, то теперь ему об этом не только расскажут, а еще и подкрепят сказанное соответствующим документом. И здесь альтернативы нет: глава единственной сверхдержавы не может себе позволить и намека на поддержку международно признанного агрессора. Иначе Дональд Трамп, как глава государства, которое диктует другим нормы поведения, становится вдохновителем и соучастником международного преступления.
  3. Нормандский формат. Отныне есть неоспоримые основания для его пересмотра. Какого черта Россия, агрессор, принимает в нем участие в качестве посредника? Украина получает то, что называется «юридическим поводом для постановки вопроса о необходимости возврата к более справедливому и естественному в этой ситуации формату переговоров. В частности, Женевскому, или, в идеале, - к Будапештской декларации.
  4. Минские договоренности. В юридической практике есть такой термин – «ничтожный», для обозначения чего-то (закона, договора и тому подобное), что не имеет под собой надлежащей правовой почвы. Со всеми «Минсками», в свете того, что сказано, - имеем именно такую ситуацию. Они были приняты при участии и под давлением стороны, которая, будучи агрессором, притворялась посредником. Украина имеет все основания заявить об этом в любой удобный для этого момент.
  5. Иски о возмещении убытков. Речь идет и о финансовых убытках, и о моральных. Их уже подали, или собираются это сделать тысячи физических и юридических лиц. Это уже десятки миллиардов долларов. Конечно, на рассмотрение таких исков уйдет не один год. Но признание России виновной в вооруженной агрессии делает перспективу рассмотрения этих дел и несколько быстрее, и практически прозрачной.

Сергей Тихий, Киев.

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-