Дело Новинского: кто тормознул Генпрокурора?

Аналитика 17.11.2016 16:03 2240

Самым удачным было цитирование Чехова по этому случаю: «Негодяй, подлый человек, но ведь - благодетель!.. Нельзя!..»

Вчера регламентный комитет парламента отложил принятие решения о снятии депутатской неприкосновенности с члена парламентской фракции "Оппозиционного блока" Вадима Новинского.

Напомним: по мнению ГПУ, Януковичем было принято решение о том, чтобы путем давления на покойного митрополита Владимира заставить его уйти с поста в пользу более угодного той власти предстоятеля церкви. При этом Янукович поручил Новинскому контролировать ход операции по давлению на митрополита, вплоть до его успешного для Януковича завершения. Якобы, реализуя этот план, на тот момент министр внутренних дел Захарченко и руководитель столичной милиции Коряк, фактически лишили свободы ближайшего помощника и секретаря Владимира - митрополита Александра Драбинко. Предстоятелю УПЦ митрополиту Владимиру поставили ультиматум: он должен уйти с должности. Драбинко же предлагали написать заявление и выехать из Украины. Соучастником преступления, с точки зрения обвинения, был Вадим Новинский.

То, что происходило в стенах комитета Верховной Рады, можно по праву назвать позорнейшим фрагментом работы парламента восьмого созыва. Давайте уйдем на минутку от официоза и точной ретрансляции претензий нардепов с Регламентного, аргументов Луценко и обмена мнениями. Что-то вроде попытки подвести итоги.

Думаю, что через десять-двадцать лет какой-нибудь бесстрастный историк церкви, да и историк Украины уже со спокойным сердцем про это событие напишет так: «В парламенте Украины восьмого созыва, избранном после Революции Достоинства, не нашлось политической воли расследовать дело об отстранении от власти покойного митрополита Владимира, как и не нашлось воли предотвратить полное преобразование УПЦ МП в подразделение РПЦ. Главный спонсор УПЦ МП Вадим Новинский, и ее созидатель на московский манер, долгие годы оставался влиятельным лицом украинского православия, совмещая свою работу с поездками в Москву. Публицисты того времени писали, что, если российский либерал заканчивается на украинском вопросе, то украинский радикал заканчивается на российских деньгах. И хотя никаких документальных подтверждений парламентской коррупции предоставлено не было, ничем иным объяснить единодушную поддержку парламентариями Вадима Новинского не могли». Думаю, что историк напишет как-то так.

А я возвращаюсь к вчерашнему заседанию Регламентного комитета. На нем, вопреки официальному фракционному представительству, не было Народного фронта, членов БПП, красавчика из Самопомощи, еще недавно таскавшего камуфляж. Потому что сложилось впечатление, что все они в один момент превратились в фан-клуб Вадима Новинского.

Первой скрипкой комитетского заседания был член Радикальной партии Ляшка Олег Куприенко. Ну, радикалы вообще странно себя ведут. То Мосейчук в ФБ написал, что Новинский, мол де, не виноват. (Правда, потом статус снял). То тот же Куприенко мягко стелил Вадиму Владиславовичу: «Почему мы расследуем дело Новинского, если не наказаны Янукович, Захарченко и Коряк? Зачем трогать низового исполнителя?» (Любопытно, что ни ляшковец, ни какой-либо другой нардеп не пришли в Генпрокуратуру и не проявили дополнительного интереса к «низовому исполнителю»). «А опросили ли вы других членов Синода?» - вопрошал он же.

Олег Куприенко

Любопытно, каких именно членов Синода имел в виду ляшковец? Митрополита Агафангела - самого яркого представителя кремлевского лобби? Или, может быть, митрополита Крымского Лазаря, который вот совсем недавно в Крыму вместе с Поклонской открывал часовню? А может быть, вероятного сменщика Владимира митрополита Антония? Что дополнительно хотели услышать люди, которые (это было видно по выступлениям) не следили за публикациями фонда блаженнейшего Владимира, но почему-то (почему?) повторяли тезис Новинского, что обвинение базируется на одних показаниях Драбинко.

«Зачем снимать с Вадима Новинского неприкосновенность, какие следственные действия вам нужно еще проводить?» - вопрошали одни. «Я не могу вам этого сказать, но мне нужны телефонные разговоры», - без напора пытался отвечать Луценко. «Где протоколы допросов?» - требовали вторые. «Я имею право предоставить их только в суде», - объяснял Луценко. 

Юрий Луценко / Фото: FB Ларисы Сарган

«Почему не допросили самого блаженнейшего митрополита?» - вопрошали третьи. «Потому что на тот момент я не был Генпрокурором», - объяснял Луценко.

Картина для непосвященных людей выглядела такой, что члены комитета пытаются дотошно соблюсти процедуру и из кожи вон лезут, чтоб сохранить коллеге иммунитет.

Для людей, внимательно наблюдающих за ситуацией, картина виделась иначе. После отъезда на Афон, где оказывается - Вадим Владиславович пребывал в молитве вместе с Андреем Деркачем (он признался об этом на заседании). Они так удачно помолились вместе, что перед заседанием Деркач заявил: «Основной фигурант дела - Янукович Виктор Федорович и сотрудники правоохранительных органов. Считаю, что Вадим Новинский может давать показания в качестве свидетеля, поскольку не уклоняется от следствия и излагает свою версию событий... Не он основной фигурант дела», - резюмировал депутат, добавив, что лично он не будет голосовать за снятие неприкосновенности.

Драбинко

При этом помощники Новинского не тратили время даром, запустив маховик информкампании по дискредитации одного из главных свидетелей по делу - митрополита Александра Драбинко. Были охвачены и оплачены все СМИ, которые согласились так или иначе участвовать в кампании. Один из приемов защиты: «Драбинко врет. Драбинко аморальный». При этом аморальность отдельных членов Синода из числа кремлевского лобби почему-то в пример не берется.

Ну, и с членами комитета, на мой взгляд, поработали. Ибо чем еще объяснить то, что они формулировали свои вопросы, опираясь на выступления Новинского в свою защиту? И чем еще объяснить, что Новинский доверительно перешептывался с еще одной своей защитницей – Светланой Войцеховской из Народного Фронта.

Как удачно процитировал по этому случаю Чехова один наблюдатель: "Негодяй, подлый человек, но ведь - благодетель!.. Нельзя!.." 

Одним словом, глубоко огорченные недостатком обосновательных документов члены Регламентного комитета отложили вопрос о снятии иммунитета с Новинского. Журналисты, интересующиеся церковной темой, анализируя решение, предположили, что власть просто «подвесила» Новинского, чтобы он, за одно и весь Оппоблок, был сговорчивее и не мутил ситуацию в стране. Именно этим они объясняют, что члены и Народного Фронта, и БПП проголосовали за то, чтоб отложить решение.

Если это так, то ситуация достаточно некрасивая. Потому, что дело давления на блаженнейшего Владимира не должно быть предметом торга. Много чем можно торговать и обменивать – такова политика. Но в данном случае, мне кажется, торг не уместен.

Не будучи фаном Юрия Луценко, хотела бы все же отдать ему должное. Думаю, что в мире неслучайных вещей одной из самых неслучайных было то, что Луценко после заточения в больнице «Оберіг» лечился вместе с митрополитом Владимиром. Ну чем, как не Промыслом Божьим, объяснить эти вещи, когда пастырь и прихожанин встретились на этаже одной больницы, будучи под прицелом властей? И если я верю, пусть в специфические, но религиозные чувства Новинского, как я могу не верить в религиозные чувства Луценко, чья семья была прихожанами УПЦ МП?

Поэтому, как бы ни сложилось и ни пошло дело Новинского дальше, но по крайней мере Генпрокурор сделал то, что пообещал самому себе. Он попытался и пытается разобраться, что же происходило в Лавре, за закрытыми дверями в период Януковича.

Лана Самохвалова, Киев

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-