Крестовый поход Франции на Сирию. Авантюра или спасение? (15.09.2015)

Статьи Романа Сущенко 14.11.2016 06:00 296

Какие публикации Романа Сущенко могли разозлить Кремль? Укринформ дает ретроспективу статей нашего журналиста, незаконно брошенного за решетку в Лефортово

Мы уверены, что именно журналистская деятельность Романа Сущенко во Франции, стране, позиция которой совсем не безразлична Кремлю, его острые суждения, его общение с французскими и вообще европейскими политиками и политологами, друзьями Украины, его предостережение в разговорах с ними: не верить Путину - и вывели Кремль. Разозлили настолько, что там не остановились перед совершением дерзкой провокации и смехотворными (как для нас, коллег Романа по Укринформу) обвинениями в шпионаже.

Поэтому, мы решили напомнить читателям и коллегам из других изданий, о чем и как писал Роман Сущенко последнее время. Публикуем очередной материал из ретроспективы журналистских сообщений Сущенко на сайте Укринформа.

Читайте, оценивайте сами:

Фото: Johnson Barros

Уже в ночь на 16 сентября французские "Рафали" и "Миражи" могут подняться с военных баз в Иордании и ОАЭ и сбросить первые бомбы на позиции террористов Исламского государства в Сирии.

ВОЗДУШНЫЕ УДАРЫ КАК СРЕДСТВО ОСТАНОВИТЬ МИГРАНТОВ

Национальное собрание Франции 15 сентября после обеда во время внеочередного сессионного заседания начинает дебаты, чтобы "узаконить" разведывательные полеты своих ВВС над территорией Сирии. Парламентарии также собираются обсудить цели для нанесения воздушных ударов по базам террористов Исламского государства (ИГ). В том, что решение будет утверждено подавляющим большинством голосов, сомнений почти нет.

За проведение воздушной интервенции во Франции высказался почти весь политический класс: от президента Олланда, представителей правительства, оппозиционных "Республиканцев" (партия Саркози и он лично - авт.) до правых и левых радикалов. Последние соцопросы удостоверяют, что такой подход разделяет большинство граждан. 56% французов выступают за военную интервенцию.

Об угрозе терроризма во Франции говорят давно и часто. Приоритетной тема стала зимой, после терактов в Париже, совершенных боевиками, которых спецслужбы связали с ИГ. Во время последних выступлений президент Олланд неоднократно заявлял о мировой угрозе терроризма, который "в течение года достиг высшего уровня варварства". Вспоминая Ближний Восток, французский лидер обещал вернуть стабильность в регион и победить ИГ. Во время совещания послов в Париже президент акцентировал внимание французской дипломатии в Сирии на необходимости "нейтрализации режима Башара Асада", поддержки умеренной оппозиции, на сохранении государственных структур и единства страны.

Франсуа Олланд. Фото: AFP

В конечном итоге, такие приоритеты Елисейский дворец объявлял еще 2 года тому. Олланд до сих пор обижен на главу Белого дома за то, что Обама в  последнюю минуту отменил нанесение воздушных ударов по сирийской армии в августе 2013 года. По мнению французских дипломатов, такое поведение американцев подорвало доверие умеренной оппозиции Сирии к Западу, что в конечном итоге привело к усилению радикальных исламистов, которые и создали ИГ.

Собственно, еще тогда Франция намеревалась нанести воздушные удары по военным объектам сирийской армии совместно с войсками США. Первыми целями французских ВВС должны были стать позиции ракетных войск и центры командования 4-го армейского корпуса ВС Сирии, который владел химическим оружием Согласно плану военных, ударная группа многоцелевых истребителей "Рафаль" должна была пересечь Средиземное море, обходя Турцию, и нанести удары по западной части Сирии, включая Дамаск. Остальную территорию должны были бомбардировать американские войска. Впрочем Обама не осмелился, и военная операция была отменена. Последствия такого решения, по мнению советников Олланда, очевидны: теракты продолжаются, их масштабы лишь растут, сотни тысяч погибших сирийцев, миллионы беженцев, разрушенные города, памятники архитектуры, миграционный кризис.

Премьер-министр Франции Мануэль Вальс в недавнем интервью CNN заявил, что нанесение воздушных ударов в Сирии - единственный способ остановить поток беженцев в Европу. "В настоящий момент миллионы сирийцев являются перемещенными лицами. От 4 до 5 млн сирийцев находится в лагерях перемещенных лиц в Ливане, Иордании, Турции, и мы не хотим получить их здесь, так что для решения проблемы нужно избавиться от ее первоисточника", - сказал премьер-министр. Франция приняла на себя обязательство перед ЕС разместить у себя на протяжении 2-х лет 24 тыс. сирийских беженцев, которые уже начали прибывать в  метрополию.

ВОЕННЫЕ МЫШЦЫ

Воздушные удары по территории Сирии могут стать продолжением на сирийской территории военной операции Франции в Ираке под кодовым названием "Шамал" (Chammal). Напомним, что ее Франция начала совместно с союзниками почти год назад, 19 сентября. Операция проводится под непосредственным руководством Главного штаба французской армии в тесной координации с союзниками в регионе и имеет целью обеспечить поддержку с воздуха иракских сил в борьбе против террористов ИГ.

Rafale-B. Фото: defenseimagery.mil

По данным Минобороны Франции, для ее успешного проведения в Амане (Иордания), Багдаде (Ирак) и Дохе (Катар) были развернуты оперативные командные центры. Для нанесения авиаударов непосредственно привлекались 9 многоцелевых истребителей "Рафаль", которые базируются в ОАЭ, воздушные заправщики C135, самолет раннего предупреждения и управления E-3Ф "Авакс" и морской патрульный самолет "Атлантик-2" и один из фрегатов ВМС Франции. С конца 2014 года в бомбардировках периодически участвовали еще 6 бомбардировщиков "Мираж", котрые  базируются в Иордании. Уже в апреле этого года в Персидский залив Франция "подтянула" авианесущую группу во главе с флагманом ВМС, авианосцем "Шарлем где Голлем". Ударная группировка действовала в непосредственной координации с международной коалицией во главе с США.

Поэтому, не исключено, что и в этот раз французы будут действовать по тому же замыслу. Казалось бы, остается лишь уточнить координаты целей и согласовать действия с союзниками. Впрочем французские эксперты, в отличие от политиков, проявляют осторожный оптимизм относительно возможностей и, главное, относительно последствий проведения воздушной операции.

СОМНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ

По мнению аналитиков, в военном плане участие Франции в борьбе международной коалиции будет иметь более быстрое символическое значение. Для сравнения они, в частности, приводят соотношение количества воздушных ударов между ВВС США и Франции в Ираке. Если в целом американцы нанесли 6,5 тыс. авиаударов, то французы смогли лишь на 200. Если учесть общую площадь территории, контролируемую боевиками ИГ, то существуют серьезные основания сомневаться в эффективности будущей операции. К тому же, для метких попаданий авиации "в поле" нужны корректировщики, которые могли бы навести самолеты на цель. А им нужна защита и поддержка с воздуха. Вряд ли французское командование пойдет на риск забросить в тыл боевиков несколько подразделений спецназа.

Но, собственно, и авиаудары до сих пор не принесли желаемого успеха международной коалиции в борьбе против ИГ. По мнению французского военного эксперта Мишеля Гоя, только наземная военная операция позволит уничтожить силы боевиков. Провести же самостоятельно полномасштабную сухопутную операцию Франции не под силу (в конечном итоге она и не собиралась). Для этого нужен многочисленный экспедиционный корпус НАТО или альянса нескольких западных стран при поддержке стран Персидского залива или же при участии в наземной операции Ирана или России. Последняя, напоминают эксперты, выступает на стороне Асада. Кроме того, французскому командованию для бомбардировки позиций ИГ над Сирией необходимо согласие сирийского диктатора. Другими словами, координация с сирийской армией неминуема. Ведь для того, чтобы французские "Рафали" и "Миражи" начали эффективно наносить авиаудары, им нужны гарантии, что они не попадут под обстрел сирийских ПВО. Особую опасность для дюжины французских истребителей в случае конфронтации представляют российские "Панцири", недавно прибывшие в Латакию.

МАНДАТ ООН ИЛИ СОГЛАСИЕ АСАДА?

По мнению военного эксперта Жана-Доминика Мерше, Франции, которая гордится своим статусом надежного защитника международного права, для достижения цели операции придется искать нестандартное решение. По его словам, национальной правовой базы (решение Верховного главнокомандующего, утвержденного парламентом, - авт.) для начала военной интервенции будет недостаточно. Нужно весомое основание из отрасли международного права. Эксперт подчеркивает, что существуют два законных пути для его создания. Первый предусматривает получение разрешения от официальной власти (так происходило в случаях с Ираком, Мали или Нигером, где ВВС Франции уже наносили авиаудары). Но Париж не поддерживает дипломатические контакты с Дамаском больше 3 лет - с марта 2012-го в Сирии нет посла Франции. Остается второй путь - получение международного мандата ООН. А здесь и к гадалке не ходи - Россия воспользуется правом вето. Таким образом, оба варианта имеют очертания "тупика".

Фото: Global Look Press

Скорее всего, считает эксперт, французская власть использует другие возможности, чтобы "сохранить лицо". Жан-Доминик Мерше связывает надежду Парижа с вероятным молчаливым согласием правительства Башара аль-Асада на бомбардировку баз боевиков ИГ, как он это делает в случае с американцами. Или же Елисейскому дворцу придется полагаться на мастерство французской дипломатии, которая должна аргументировать вооруженные действия против ИГ в Сирии "законным правом на самооборону" в соответствии со статьей 51 Устава ООН.

ФИНАНСОВОЕ ИЗМЕРЕНИЕ

Важным фактором успеха операции Парижа является ее бюджет. Французские эксперты не берутся называть точные цифры. Однако сравнение возможных расходов с предыдущим опытом применения ВВС позволяет по крайней мере определить их порядок. За пример можно взять операцию в Мали под кодовым названием "Сервал" (2013 год). Ее проведение на протяжении нескольких месяцев обошлось в 30 млн евро. Французским военным тогда удалось немного сэкономить, принимая во внимание относительную близость Мали к метрополии и налаженную логистику.

Секретарь финансового комитета Национального собрания Франции Жан Лоней убежден, что масштабы операции могут меняться ежедневно, в зависимости от текущей ситуации. Речь идет, в частности, о количестве задействованных самолетов, летных часов и тому подобное. Опыт предыдущих операций в Ливии и Афганистане свидетельствует: ежедневные расходы французской армии могут составить от 1 млн до 1,5 млн евро в сутки. "Кроме того, расходы могут вырасти в случае, если начнется вооруженное противостояние или конфликт затянется на несколько месяцев", - предупредил Жан Лоней.

Традиционно средства на проведение военных операций за рубежом закладываются в отдельную статью, которая утверждается так называемым законом военного программирования. Согласно данным Минобороны Франции, по состоянию на 10 сентября этого года вооруженные силы страны участвуют в трех операциях за ее пределами. В частности, это упомянутая операция "Шамал" в Ираке, "Бархан" в странах Сахелем (Мали, Нигер, Мавритания, Чад, Буркина-Фасо) и "Сангарис" в ЦАР. Средства на их проведение были утверждены в прошлом году. Кроме того, после терактов в Париже, французское руководство объявило о проведении внутри страны операции "Часовой", для обеспечения которой было мобилизовано более 7 тыс. военых. А это незапланированные расходы. И хотя бюджет в июне пересматривался, а правительству поставлена задача отыскать на протяжении четырех лет дополнительные 3,8 млрд евро, выполнить это будет чрезвычайно сложно. Ведь экономика переживает не лучшие времена, реформы тормозят, кризис в зоне евро, санкции против РФ. Следовательно, перспективы всеобъемлющего финансирования будущей интервенции, мягко говоря, не радужные.

РОССИЙСКАЯ ИГРА

Последние действия России свидетельствуют о серьезности намерений усилить свои позиции в Сирии. Челночные рейсы российских транспортников по воздуху и морю с "гуманитаркой" и "отпускниками" в Латакию, "общие объяснения" Лаврова и откровенный рассказ об этом госсекретаря Кэрри напугали министра Фабиуса и подтолкнули к определенным размышлениям, о чем он заявил в недавнем интервью. В прошлую субботу он пригласил Лаврова на откровенный разговор за кулисами встречи министров "нормандской четверки" в Берлине. Результаты переговоров точно неизвестны. МИД Франции ограничилось сухим заявлением: "Встреча была возможностью для обсуждения вопросов, представляющих интерес, и особенно, имело место детальное обсуждение сирийского кризиса".

Снимки российской базы в Сирии

Не исключено, что уже в сентябре во время Генассамблеи ООН в Нью-Йорке Путин планирует предложить "западным партнерам" (в т.ч. Франции) соглашение: Россия "берет на себя" основной груз борьбы с боевиками ИГ, а в обмен на это получает уступки по украинскому вопросу (например, постепенное признание аннексии Крыма), свертывание режима санкций и возобновления "большой восьмерки". Для этого Кремль провел подготовительную работу и на Донбассе. С 1 сентября пророссийские сепаратисты на востоке Украины впервые почти по-настоящему стали придерживаться прекращения огня. Силой были отстранены от власти вожаки Д(Л) НР, радикально настроенные против минских договоренностей.

Это не прошло незамеченным в Париже. Французский президент 7 сентября заявил о том, что в случае, если до конца года минские соглашения будут выполнены, Франция выступит с инициативой снятия с России санкций. Осторожный Олланд подобной риторикой и раньше побуждал к действиям Путина, но в этот раз слова подкрепил конкретным шагом. На следующий день вечером министр Фабиус встретился в Париже с российским министром экономического развития Улюкаевым. МИД Франции заявило, что в ходе 1,5 часовой встречи стороны обсудили "ход двусторонних экономических отношений, в частности акцентировали внимание на влиянии международных санкций".

Украинцам остается надеяться, что французская власть вместе с ее союзниками для себя уже давно начертила "красные линии", которые ни за что не переступит.

Роман Сущенко, Париж.
Оригинал статьи - 15.09.2015

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-