Зачем Путину закон «о российской нации»

02.11.2016 19:21 700

Кремль лихорадочно ищет новый «изм», чтобы подпереть им власть, а они уже закончились

Путин предложил поработать над созданием закона о российской нации. Смешная новость, мы над ней уже изрядно посмеялись. Но российский президент озвучил эту идею вполне серьезно, хотя и действительно закон «о нации» - полный абсурд, от него уже откровенно попахивает гитлеровским нацизмом.

Если же Путин говорит серьезно, то что это значит? При этом заметим, что в предложении Путина ключевое слово – «закон», а не «российская нация», а «единая» - он даже не произнес.

Самая первая общая причина очевидна: нынешняя российская политическая элита крайне нуждается в государственной идеологии, которая бы укрепляла их власть, обезопасила их от «цветной революции» или какого-либо другого глобального «стресса», способного вымести их из Кремля. Но зачем она им? Неужели мало «русского мира», «духовных скреп», православия, антиамериканизма, ностальгии по СССР, наконец - имперского шовинизма?

Чтобы гарантировать жесткую централизацию

Главная основа, на которой неизменно держится российское государство - жесточайшая концентрация политической власти в Кремле. Это такой глобальный антипод демократического принципа децентрализации (местного самоуправления). Российская политика централизации вот уже полтысячи лет обеспечивает политическое и экономическое единство огромной территории, на котором в рамках единого государства силой удерживается множество наций и регионов, каждый из которых еще и до сих пор, несмотря на яростное многовековое силовое давление Кремля, не потерял естественного желания жить и развиваться самостоятельно. Отказ от этой политики – означает быстрый и необратимый распад Российской Федерации.

Два главных фактора постоянно угрожают политике централизации в России: многонациональный состав имперского государства и бедность основной массы населения.

Национальный фактор гасился, кроме, конечно, применения силы, последовательной и жестокой политикой русификации, хотя сделать всех «русскими» так и не удалось. Лидеры СССР решили схитрить и придумали термин «единый советский народ». «Национальный» изменили на «интернациональный». Но это был, конечно, лишь обман. В декабре 1982 года новоиспеченный генсек ЦК КПСС Юрий Андропов написал к 60-летию образования СССР «научную» статью, где утверждал, что в СССР впервые в мировой истории наличие различных наций в составе одного государства стало фактором, который это государство укрепляет, а не разваливает. Конечно, Андропову хотелось, чтобы граждане СССР так думали, вряд ли он сам верил в эту «научную» абракадабру. Ее важно вспомнить в качестве доказательства большого желания советских лидеров если не уничтожить, то хотя бы всерьез заглушить национальный фактор как угрозу своей власти.

Сейчас Кремль опять вынужденно возвращается к «российскости», потому что термин «советский» уже, как говорится, не в тренде.

Политика жесткой централизации на удивление эффективна, когда нужно держать в куче нации и регионы России. Но в социально-экономическом плане она, наоборот, на удивление неэффективна. Потому что централизация – это подавление любой самостоятельности регионов, это – беспощадная эксплуатация человеческих и природных ресурсов в интересах ограниченного круга кремлевских небожителей, это, в конечном итоге, - основной тормоз экономического развития государства.

Путин с пистолетом

Чтобы наконец-то была замена коммунизму

В 1991 году в Кремле вынуждены были отказаться от «коммунизма», поскольку он полностью исчерпал себя как «камуфляж». Магия светлого коммунистического будущего окончательно выветрилась. Но потребность в другой форме «камуфляжа», конечно, никуда не делась.

Изначально, сознательно или бессознательно, обратились, наконец-то, к лозунгу «Обогащайтесь!», который предложил член политбюро Бухарин еще в конце 20-х годов прошлого века. Он и стал фактически национальной идеей измученных советской нищетой граждан Российской Федерации. Все «измы» отодвинули в сторону (в Конституции даже записали об отсутствии государственной идеологии!), а жизненным идеалом стали смартфон, иномарка, квартира, квартира в Москве, дом на Рублевке, турецкий курорт, дом в Черногории, вилла в Испании, пентхаус в Лондоне, яхта – кому уже что повезет получить. Большинство, конечно, смогло лишь забыть о дефиците туалетной бумаги и наесться копченой колбасы, но и это было немало по сравнению с периодом «развитого социализма». Народ РФ был доволен Путиным, а бунт части особенно сытых москвичей (настолько сытых, что уже могли думать о политических свободах) в 2012 году был быстро и беспроблемно для власти подавлен.

Материальной базой реализации бухаринского лозунга стали высокие цены на энергоносители, но главное – доходы от частного предпринимательства, разрешенного, наконец, государством.

Однако этот период народного «благоденствия» быстро и закономерно закончился, поскольку историю не обманешь. Господство феодального, по сути, политического режима в России в принципе не допускает стабильного экономического и социального развития страны, оно может быть только временным. Период подъема в России уже закончился (и санкции Запада из-за агрессии России здесь совсем не первопричина), потому что развитие частного предпринимательства уперлось в привычный для России грабеж «купцов» чиновником (читай «Ревизор» Гоголя, только сегодня «купцы» - предприниматели, а городничие – главы госадминистраций и «силовики» ), а цены на нефть решили упасть более чем вдвое.

Чтобы в таких условиях удержать власть и сохранить традиционные принципы российской политической системы одной тайной полиции (ФСБ) и ОМОНа с новосозданной Росгвардией мало. Грубой силой невозможно бесконечно долго удерживать неограниченную власть, в Кремле это прекрасно понимают. Нужна новая идеология для замены «коммунизма».

«Самодержавие, православие, народность» - уже было

Самый интересный вопрос: когда штатные идеологи Кремля начнут писать путинский закон о российской нации, что они скажут подданным Кремля, чтобы те, выражаясь языком времен СССР, «еще теснее сплотили ряды вокруг партии и его ЦК»?

Православие? Кирилл был бы доволен, он, безусловно, будет проталкивать эту идею, однако ему «обломается». Религия в России не может стать государственной идеологией, поскольку, во-первых, слишком много мусульман и атеистов, во-вторых – религиозность рядового россиянина на самом деле очень слабая.

Народность? Этот фактор уже «отыграли» коммунисты во времена СССР, и сегодня абсолютное большинство граждан РФ прекрасно осознают имущественную пропасть между собой и «москвичами», чиновниками, «ментами» и всеми, кто при власти. Поэтому, кто в нынешней России осмелится всерьез утверждать, что власть ныне – народная?

Самодержавие? В России за последние сто лет, после Октября 1917 года, всех лидеров государства после их смерти или отставки государственная (!) пропаганда смешивала с дерьмом (кроме Ленина, но и к нему уже «подбираются»). Какое может быть обожествление лидера в стране с такими антисамодержавными традициями? Да, русские всегда дружно славили действующего генсека или президента на публике, но это или из-за страха наказания, или с намерением сделать карьеру. Такого уважительного отношения, как, к примеру, у британцев к своей королеве, у россиян к своему лидеру нет и никогда не было. Кстати, даже до 1917 года.

Кто заметил, мы перечислили три принципа, которые были выдвинуты Кремлем (тогда – Зимним дворцом) как обоснование единства российского государства еще во второй половине ХІХ века – «Самодержавие, народность, православие». Не помогло. Единство с треском лопнуло в 1917-ом.

Где он, тот новый «изм»?

Нынешнему Кремлю остался только патриотизм. Это действительно безотказная идеология. Однако она не может быть надежной защитой действующей власти. Патриотизм – это любовь к родине, а не к тем, кто правит в Кремле. Кроме того, сегодня призывы Путина к патриотизму означают призывы воевать, а воевать россияне, как и все нормальные обыватели на планете, не хотят. Ругать Обаму или киевскую хунту, сидя на диване, – да, а воевать, то есть рисковать жизнью – нет. По крайней мере, российская социология не демонстрирует особого желания нынешних россиян умирать за родину, а тем более – за состояния путинских олигархов.

Как итог: идеология, которую сейчас ищут в Кремле, должна убедить россиян, что неэффективная (по сравнению со странами демократического Запада) социально-экономическая политика Кремля – единственно возможная для России, поскольку обеспечивает единство страны, а главное: протест против нее – это антигосударственная (антинациональная) деятельность, которую следует наказывать как уголовное преступление. Именно поэтому сейчас для Кремля речь идет не о придумывании новых пропагандистских клише вроде «духовных скреп», которые раньше или позже просто «приедаются» из-за многократного повторения, а именно о законе, то есть – о правовой защите власти. Как когда-то в СССР была записана в Конституции руководящая роль КПСС, а кто с этим публично не соглашался – ехал в мордовские лагеря. В этом будущем законе, если он будет, «российская нация» будет выступать в качестве очередного «камуфляжа» для власти, как «коммунизм» для большевиков.

Страстное желание Кремля найти новый «изм» является очевидным, однако это совсем не означает, что поиск будет успешным. Российские правители уже исчерпали список возможных «измов», все они в той или иной степени уже были задействованы или действуют сегодня. И вполне возможно, что «закон о российской нации» так и не будет написан, а Путин с компанией вынуждены будут защищать свою власть исключительно старым дедовским (феодальным) способом – грубой силой.

Юрий Сандул. Киев

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-