Татьяна Черновол, народный депутат Украины

За спецконфискацию боролись десять человек. Остальные - против

Сюжет, как в кино, правда? Такое невероятное совпадение. Что-то в этом есть. И я думаю, вот что: у «бывших» такие большие деньги, что продолжают дергать Украиной после Майдана, как им заблагорассудится. И здесь впервые мы переломили ситуацию – произошло не по-ихнему. Поэтому это мы праздновали даже не «спецконфискацию», а конец Януковича. Как тогда, 20 лет назад, эта бутылка коньяка ознаменовала его начало, так теперь мы выпили за его конец. История покажет. Но «спецконфискация» – точно историческое событие. Никогда в бюджет не возвращалось украденное в таком мега-размере.

...Мы сидим с Татьяной в одном ресторанчике на кручах. Пьем кофе. Последний раз мы виделись зимой, она очень переживала по поводу темы спецконфискации, но надежд на принятие парламентом закона не было. Полтора миллиарда «Семьи», которые находились на счетах Ощадбанка, становились темой огромных публичных дебатов. Дебатов, в которых лоббистов возвращения денег в бюджет было единицы, а противников – десятки. Ожесточенные бои между сторонниками «юридически безупречного» (и в нашей ситуации – практически невозможного) возврата денег в бюджет и теми, кто просто искал формулу отдать Украине «диктаторские деньги», велись и в соцсетях, и на эфирах. К защитникам права «семьи» на их полтора миллиарда присоединялись оппозиционные фракции (БЮТ), общественные активисты, активисты-депутаты. Общество пугали, что «спецконфискация» – это когда придут к простому человеку и за коммунальные долги отберут квартиру. О сумме бюджетов на информационную кампанию по блокированию средств Януковича можно было только догадываться.

- Расскажи, как появилась идея «спецконфискации»?

- Хотелось бы вспомнить об истоках и отдать должное Елене Тищенко. Когда она пошла в Департамент МВД заниматься возвратом активов, то начала сгребать информацию: где что арестовано. Так к ней попала справка об арестованных миллиардах в деле Арбузова на счетах «Ощадбанка». В принципе, это не было тайной, об этом похвастался на заседании правительства Арсений Яценюк еще весной 2014 года. Однако об этом почему-то подзабыли.

Тищенко обратила внимание нашего комитета по нацбезопасности, в частности его руководителя Сергея Пашинского, мол, вы ищете деньги для оборонных заводов? Вот они! Мы обрадовались: точно, частично в облигациях, частично в валюте, в сумме, которая намного превышала даже текущие нужды обороны.

Интересно, что тогда у Тищенко в кабинете был проведен негласный обыск, и эту справку украли.

Когда Елена пожаловалась мне, я буквально ворвалась к Шокину в кабинет. Начала сгоряча с претензий, и остановилась, увидев его реакцию – он искренне не понимал, о чем идет речь. И сказал мне: «Я сейчас вызову Касько, и мы все выясним». Тогда я увидела Касько – героя-младореформатора – впервые. Я была шокирована. На телевидении всегда такой «вылизанный» Касько – бесился, хамил, кричал, что никаких денег в Латвии нет.

По такому его поведению сразу стало понятно, что международно-правовое обращение на Латвию блокировал он сам, а на Шокина было так удобно все сваливать.

Тогда же мне стало однозначно понятно, почему у нас полтора года после Майдана не возвращались активы, и кто сидел на золотых яйцах. Надо было с этим что-то делать. Поэтапно.

План номер один был безальтернативным – конфискация арестованного в «Ощадбанке». Потому что это львиная часть всего арестованного после Майдана. И она не где-то за границей, а под носом у «Ощадбанка».

Плюс, когда мы поинтересовались, по какому делу арестованы средства – испугались: «арест» держался на соплях.

Средства были арестованы по делу Арбузова о растрате 220 млн грн на создание телевидения НБУ. То есть 1,5 миллиарда долларов были арестованы по делу, где фигурировали убытки в сто раз меньше. С тем же успехом они могли быть арестованы в любом деле «бывших», потому что вся большая коррупция в Украине имела единый центр – Семью.

Однако, если говорить о юридических моментах, все специалисты были единодушны – если дело Арбузова передать в суд и даже получить приговор, нет оснований конфисковать эти средства. Мы их потеряем. Надо было срочно что-то придумать.

Был один рабочий вариант – закрыть это дело и конфисковать средства, как такие, чей владелец не установлен...

- А кто на самом деле владелец этих средств? Ты вспоминаешь то Арбузова, то Януковича...

Мы ухватили только кусочек, только за хвостик. В общем в общаке «бывшие» собрали 40 млрд долларов

- А конфисковали мы их вообще у гражданина Кашкина в деле Курченко. Действительно, чьи это средства? Правильный вопрос.

И, наверное, правильнее всего будет ответить на него – это «общак» организованной преступной группы под руководством Януковича, там доля всех, но больше всего – Януковича. Поэтому, без деталей – это деньги Януковича. А теперь немного расскажу о формировании этого «общака».

Мы ухватили только кусочек, только за хвостик. В общем в этом общаке «бывшие» собрали 40 млрд долларов.

Почему я называю эту цифру?

Внешний государственный долг Украины времен Президента Януковича вырос вдвое – добавил 40 млрд долларов. Вот эти деньги они и украли. Семья тянула не из внутренней экономики, потому что была активной оппозиция, и Януковичу нужна была стабильность, поэтому они разворовывали то, что бралось взаймы. Благо, помощь шла валом.

Работа в НБУ или правительстве – это было прикрытие, основная работа Арбузова заключалась в легализации коррупционных капиталов

Это сейчас Украине трудно получить несчастный миллиардный кредит, хотя мы держим на себе агрессию РФ, а во времена Януковича Запад «помогал» щедрой рукой. Почему? Возможно потому, что команда Януковича очень хорошо разыгрывала перед Западом роль хорошего и плохого полицейского в геополитических раскладах. Был у них там Левочкин – на роль фаната Евросоюза, Клюев, который тянул в сторону России. И крутили они Западом, как хотели – кредиты шли миллиардные, пока не заигрались. Очередной шантаж Запада и России на теме Ассоциации с Евросоюзом вывел людей на Майдан...

Однако вернусь в 2012 год. Тогда «януковичи» уже наворовали столько, что остро стала проблема легализации средств. На этой теме и взошла на политическом Олимпе звезда Сергея Арбузова. Работа в НБУ или правительстве – это было прикрытие, основная работа Арбузова заключалась в легализации коррупционных капиталов.

Основной темой была покупка облигаций. Украинские государственные облигации продавались на внешних биржах очень активно, и покупали их те же «януковичи».

Украина до сих пор платит Януковичу, когда подходит время погашения тех или иных пакетов облигаций

Я как-то интересовалась, какой у нас внешний долг по еврооблигациям, и была поражена – 19 миллиардов евро. И, большая часть этого долга, я просто убеждена, – перед Януковичем и К. То есть, государство до сих пор платит Януковичу, когда подходит время погашения тех или иных пакетов облигаций, и будем так платить и легализировать украденные «януковичами» средства еще долго. А мафия за эти средства будет нас уничтожать и готовить реванш. И никуда от этого не деться: благодаря Арбузову эти средства стали частью мировой финансовой системы. И именно поэтому мы просто обязаны были вернуть в государственный бюджет хотя бы те средства-облигации, которые были арестованы в «Ощадбанке».

А дальше уже пошло-поехало, против – сумасшедшие деньги бывших, мощные манипуляции.

Например, современный беглец Онищенко-Кадыров через неделю (!) после появления первого законопроекта о спецконфискации за 29 млн долларов купил офшорку QUICKPACE LIMITED. На ее счетах в государственном "Ощадбанке" в деле Арбузова было арестовано 123,5 млн и $ 20 млн $ купонного дохода. Соответствующие документы нашли детективы НАБУ во время обыска у Онищенко-Кадырова.

После этого категорически против «спецконфискации» выступил Блок Юлии Тимошенко и еще много депутатов на зарплате у Онищенко в других фракциях.

Быстро заняли непробиваемую оборону депутаты, которыми могут манипулировать Курченко, Фирташ и Портнов.

Контроль «бывших» над украинским парламентом, СМИ и общественными организациями превзошел наши худшие ожидания. Только тогда мы поняли, как ими все схвачено. Они начали атаковать. Море грязи и лжи против Сергея Пашинского. Елену Тищенко вообще снесли с должности. Она в итоге поработала всего лишь чуть больше месяца. По-сути, ее уволил Андрей Портнов, с помощью... общественности и западных посольств.

Идея законопроекта «спецконфискации» была святая и чистая – вернуть украденное Януковичем в госбюджет. Почему тогда такое противодействие? Как так можно легко в информпространстве из белого делать черное? Оказалось, можно. Были бы деньги. А у «незаконных» владельцев арестованных облигаций они были...

- Пашинскому предлагали переписать на него 10%, потом 20% облигаций. Надо было просто отойти от темы, ничего не делать. Мол, мы сами разблокируем средства, а ты получишь долю – 150 млн долларов. Мало? Тогда – 300 млн долларов. Потом поняли, что тот не «ведется», и начали просто мочить на всех фронтах.

Премьеру Яценюку Онищенко предлагал «приструнить» «Народный фронт» в теме спецконфискации. За это он обещал снять тарифный городок, который тролил Яценюка под Кабмином, а после разблокировки денег из своей доли заплатить все неуплаченные в бюджет налоги – 3 млрд грн. Надо ли говорить, что правительство тогда имело, мягко говоря, проблемы с наличием средств на казначейских счетах.

Даже дошло до того, что незаконные владельцы предлагали – 80%. Я не шучу.

А теперь представьте, о какой «взятке» для тех, кто боролся за спецконфискацию, шла речь – более миллиарда долларов. Мы выстояли, и нам есть чем гордиться.

Но сколько энергии нам стоило поддерживать огонек политической воли в этом деле. Я знаю, Пашинский в личных разговорах на верхах вдохновенно апеллировал к примеру Кучмы. Мол, Кучма в истории навечно с клеймом – «убийство Гонгадзе». А мы, нынешняя власть, рожденная Майданом, которая сдержала агрессию России, войдем в историю с клеймом – «украденные деньги Януковича»? Нет, этого не будет!

В результате, 1 миллиард 200 млн долларов сейчас попали в бюджет чистыми деньгами, еще 300 миллионов долларов пока что в облигациях, их погашение – 2018 года.

- Как вы вышли на формулу: конфискация не через закон, а через уголовное дело?

- Это замечательно, что мы смогли вернуть деньги, арестованные в Украине, в бюджет. Однако жаль, что мы не приняли закон о «спецконфискации». Потому что с ним было бы легче дотянуться до денег, арестованных за границей.

Далее, во всем мире главный инструмент борьбы с коррупцией – это борьба с отмыванием средств. И здесь пригодился аналогичный закон, работающий в 40 странах. Главная изюминка закона: судят не личность, а средства – легального или нелегального они происхождения. Не доказал владелец свое законное право на частную собственность этих средств, значит все – конфискация в бюджет, на нужды всех граждан государства. Италия только аналогичным законом смогла подкосить мафию. В Италии даже есть такая поговорка, что лучше бедный мафиози на воле, чем богатый в тюрьме.

Потому что богатый мафиози даже в тюрьме сможет защититься и мобилизовать в свою поддержку серьезные силы. Яркий пример – Фирташ, у которого проблемы с законом, за которым охотится ФБР, но который продолжает крутить коррупционные схемы в Украине. Или, как «бывшие», находясь в бегах, долго защищали свои средства от «спецконфискации» в Украине. Кстати, главная защита был построена командой Курченко.

Обратите внимание, как противодействовали «спецконфискации» единой командой – организации, депутаты, СМИ, финансируемые за счет грантовских средств. Почему, если в демократических странах, откуда они получают финансирование, работает аналогичное законодательство? Нелогично. Правда?

Логика появляется, когда присмотришься: а это сообщество, оказывается, контролируют юристы Курченко.

Механизм контроля прост: чтобы получить грантовское финансирование, надо получить «одобрямс» от авторитетной в этих кругах структуры. Скажем, от Трансперенси Интернешнл Украина. В свою очередь, в руководстве Трансперенси Интернешнл – двое партнеров из юридической фирмы «Арцингер». А ту, в свою очередь, согласно расследований украинских СМИ, связывают с коррупционными схемами Курченко в 2013 году.

А Курченко или «Курица», как его «нежно» называли его старшие товарищи Сергей Арбузов и Юрий Бойко, в свою очередь был на ролях исполнителя во всех их схемах вывода денег за границу, а затем в «Ощадбанк».

Вот ак – круг замкнулся.