Как и почему в 2017 году Россия не отметила столетие революции

Аналитика
715

В доме повешенного не говорят о веревке, а в нынешней РФ молчат о революции

В последние годы в России традиционно ярко и весело отмечают некогда трагическую, «праздник со слезами на глазах», памятную дату 9 мая. Каждый год. А уж раз в пять лет, в юбилей разной степени округлости, нерассуждающая пышность этих торжеств просто зашкаливает. Столетие вступления России в Первую мировую войну в 2014 году было отмечено не так лихо, но тоже весьма заметно, с концептуальными памятниками и выступлениями. Нечто подобное априори ожидалось и в 2017 году – к столетию Революции.

Но ничего такого не было и нет. Лучше всего рефлексия по этому поводу описывается словосочетанием «Беспризорная революция». Именно беспризорная, нынешней власти никчемушная, а то и опасная. Ведь эту революцию нельзя осудить, как следует, поскольку из нее вырастает советский режим, ностальгическая любовь к которому властью используется. Одновременно ее нельзя и превозносить. И не только из страха обидеть Поклонскую и других царебожников. Революцию в сегодняшней России нельзя хвалить по определению, поскольку она всегда – итог краха режима. А нынешнему режиму, уверенно идущему к пропасти, об этом вспоминать и думать не хочется.

Поэтому власти и контролируемым ею пропагандистам нужно крутиться, как уж на вилах, говоря так, чтобы ничего не сказать. А главное – не проговориться о демократических альтернативах России, что тогда в 1917-м, что сейчас.

МЕРЫ БЕЗОПАСНОСТИ-2017

После того, как в 2014 году Россия развязала войну в Украине и с Украиной, сравнение с событиями столетней давности стали повсеместными и постоянными. Как и ожидание большой войны. Правда, к концу года стало очевидно, что гибридная война в мировую все же не перешла. Однако традиция сравнения осталась. И уже с 2015 года все мысленно начали примерять к российским реалиям события революционные. При том, что оснований для этого было немного. Но магия круглых цифр – 100 лет – очень действенна. Банальными стали слова о некоем революционном духе, который в 2017 году непременно пробудится в России. К тому же, помня о традиции пышных юбилеев в РФ, все и тут ждали чего-то этакого от властей.

И вот 2017-й настал. Удивительно, но опять нечто неожиданное случилось в марте (если не по юлианскому, а по григорианскому календарю, то Февральская революция тоже была в марте). 26-го числа на улицы России тысячи людей вышли на неразрешенные митинги, шествия. Повод, по сути, был не так важен (сейчас, когда прошло уже более полугода, кажется, и не все вспомнят, из-за чего это было – из-за медведевских дворцов, кроссовок, и «домика для уточки» на пруду). С тех пор подобные акции стали достаточно регулярными. Правда, качественного взрывообразного скачка не произошло. Но и замирения, спада активности нет.

Но можно ли в итоге говорить об особом революционном духе, который должен был пробудиться в России в 2017-м? И да, и нет. Он проявился примерно в той же степени, в какой в 2014-м в мире повторилась мировая война. То есть в очень-очень облегченном варианте, не в горячем, а холодном виде.

Соответственно – пока у кремлевского режима все как будто под контролем. Особенно с появлением Росгвардии. Тут уж никакое «Полиция с народом» не сработает. Похоже, власть оч-ч-чень серьезно восприняла рассказы покойного Немцова и живущего Навального о том, как легко поддаются пропаганде полицейские разных званий, как легко произносят они фразу, обращенную к нынешним оппозиционерам: «Когда вы придете к власти...».

Выводы были сделаны. Созданная полтора года назад Росгвардия уже проверена в деле и показала свою надежность. Она без разбору «винтит» тех и столько, сколько прикажут. А мелочи, формальные глупости, вроде оформления бумаг, предъявления обвинения остаются на полицию, оказывающуюся теперь лишь в роли подручной...

ТЕЛЕФАНТАЗИИ ВМЕСТО ОСМЫСЛЕНИЯ

Что до идеологии, то стратегия Кремля также стала понятной почти сразу. Революционный юбилей не то, чтобы замалчивался, но приглушался. Потому что само слово «революция» в современной России стало для власти опасным. Соответственно и в российских СМИ, прежде всего на самом мощном оружии массового поражения, ТВ, оно стало неприличным. И совершенно не случайно, что самым ярким событием в отмечании 100-летия Русской революции, в особенности Октябрьского переворота стали телепремьеры на двух главных каналах. «Демон революции» на России-1, «Троцкий» на Первом канале. Телевиденье, яркая, придуманная картинка – это единственное, что при нынешнем режиме умеют делать.

Но неужели же это действительно все, что произвела Россия к 100-летию этого события? Практически – да.

Ну, разве что еще шествие КПРФ – потешной зюгановской коммунистической оппозиции.

Ну, разве что ставший уже традиционным парад на Красной площади – в честь парада 1941 года, который проводился в честь «Великого Октября». Но это, скорее, уже часть культа Победобесия, чем отмечание собственно революции. Нужно ли уточнять, что мероприятие – с обязательным показом по телеящику.

Но вернемся к другим телефантазиям. «Демон революции» и «Троцкий» по отдельности – это не тавтология, не повтор, хотя «Демоном революции» в действительности называли именно Троцкого. То, что теперь в «Демоны» переименовали Парвуса (Александра Гельфанда), бравшего деньги на революцию у немцев, у Второго рейха – очень важно. Как и то, что в одном сериале Парвус – главный герой, а в другом – один из героев. Основная идея, которую произвела нынешняя Россия – это то, что главное во всякой революции – деньги, данные революционерам для ее совершения каким-нибудь враждебным государством (это сама суть «Демона революции»; в «Троцком» всё хитрей, но и там эта тема – одна из ведущих). А что еще могло появиться в стране, режим которой так испугался Революции Достоинства в соседней стране, что из страха тут же объявил ее враждебной и фашистской.

ИСТОРИЯ КАК «ИГРА ПРЕСТОЛОВ РСДРП»

Названные телесериалы, сами по себе, не настолько важны и значительны, чтобы говорить о них отдельно. Но они хорошо показывают важный элемент механизма власти в России – суть и стиль работы ее «творческой прислуги».

В этом смысле хотиненковский «Демон революции» – продукция более банальная. Привычный исторический сериал. Вот вам план города с высоты птичьего полета, титр поясняющий, что это за город. И дальше – съемка в ограниченном наборе интерьеров.

Что характерно, Евгений Миронов в роли Ленина – это настоящий "идиот", в смысле князь Мышкин (который и был ранее лучшей ролью Миронова). Не думаю, что это как-то соотносится с исторической правдой, но зато вызывает политические аллюзии с современностью. Когда сегодня в Германии, в Европе, в мире, массово и небесплатно вербуют профессиональных «Путина надо понять», путинферштейеров, в россиянах хотят усилить позиции ленинферштейеров. То есть людей, понимающих безжалостного тоталитарного вождя и сочувствующих ему.

Есть и приманка для зрителей: Ленин в кадре целуется. Причем с вполне обольстительной Инессой Арманд. Хотя с другой стороны, в некоторых ракурсах «товарищ Инесса» больше похожа на старуху Шапокляк или депутата Яровую.

Имеется и мера авторской смелости: народу открыли давно скрываемую от него правду. Из классики Ленин любил, оказывается, не только Бетховена, но и Вагнера (вроде как, есть этому подтверждения). Более, чем логично. Для властолюбивых ублюдков Вагнер – как спусковой крючок. (Констатация и показ этого, нужно признать, – очевидный плюс).

Следом к зрителю пришел и «Троцкий» от известного продюсера, бывшего певца и комика Цекало. По заставке, по общему смыслу, сценарно-операторско-режиссеркой напористости я бы его назвал «Бронепоезд "Троцкий"». И хотя речь идет об одессите, это вам не «В семь-сорок он подъедет. В семь-сорок он подъедет / Наш старый, наш славный. Наш агицын паровоз».

Нет – фильм прёт на нас и агрессивно заставляет смотреть себя, будто под угрозой децимации (расстрел каждого десятого в отступившем подразделении – одна из обычных практик Троцкого). И поначалу кажется, что это покруче «Демона революции»: монтажная смелость, обаятельная, до гротеска, резкость актеров. Но так происходит до того момента, пока не накопятся в достаточно мере нестыковки с реальной историей.

Помнится, знаменитый прозаик и сценарист Юрий Нагибин говорил: для того чтобы писать сценарий о ком-то, нужно знать или всё, или ничего. Новые российские сценаристы выбирают второе. Практически уверен, что продвинутые авторы "Троцкого" объемную его автобиографию не читали. А зачем?

В одном из анонсов сериала увидел «Троцкий, бедный еврейский мальчик». И из этой полуанекдотической фразы фактически вырастает образ героя. Что является чушью. Сериальный Троцкий, до встречи с будущей женой Седовой – эстетически девственный, художественно незайманный человек – тоже чушь. Левушка жил и взрослел в Одессе, четвертом городе империи. Он ходил там в театры, кафешантаны и обчитал все библиотеки. Его отец был довольно крупным землевладельцем на юге Украины. Его одесский кузен, у которого он жил, был купцом второй гильдии и известным издателем (в том числе литературы с научным уклоном). Его племянница (и почти ровесница) была многообещающей поэтессой Верой Инбер.

Имеет ли это хоть что-то общее с сериальным "Троцким" в косоворотке, провинциальным и зашуганным в начале жизненного пути, Львом, которого напористый хулиганистый Ленин чуть не роняет с крыши. Нет! Но авторам так нужно. Зачем? Чтобы Парвус на немецкие деньги начал лепить свой вариант Франкеншт... то есть извините, Броншт... То есть извините – Троцкого.

И далее открывается еще один неприятный момент... А именно – мотивационная, психологическая примитивность других героев, всех без разбору – хулигана Ленина, старого идиота Плеханова, бандита Сталина, хитрого циника Парвуса. И это приводит к печальному выводу, что мы смотрим чушь, пустышку – в яркой, привлекательной, энергично шуршащей обертке. Так что же это, черт возьми такое?

А это «Игра престолов РСДРП». И всё! Не ждите осмысления и понимания чего-то по окончании фильма. Вас только неплохо развлекут. И точка. А вы, дурачки, чего еще ждали от российского телевидения?..

АНАРХИЯ ИЛИ ДИКТАТУРА – ЛОЖНЫЙ ВЫБОР ДЛЯ РОССИИ

После этих сериалов многое становится яснее и по развесистой клюкве "Матильды". Я бы вообще, при всем авторском разнообразии объединил бы "Матильду", "Демона революции" и "Троцкого" в трилогию «Догоним и перегоним Голливуд и Netflix». В рамках лояльности Кремлю, разумеется.

И все, ничего другого там нет. При этом не исключаю, что творческая интеллигенция на этот самодур яркой шелухи попадется. Вдохновившись несколькими удачными крупными планами любимых актеров, она сама много чего допридумает, восхитится, ужаснется. То есть наполнит показанную развлекательную пустоту смыслом.

Впрочем, нет. Про полную пустоту и бессмысленность, я погорячился. Повторюсь – Парвус! На наших глазах вырастает новая титаническая фигура мирового революционного движения (по версии Российской Федерации). Вот уж историческая находка для Кремля – революционер-коммерсант, патологически любивший деньги и бравший их, не сообразуясь с принципами. Думаю, негативный культ Парвуса в Эрэфии будет только расти. Он так хорошо вписался в кремлевское объяснение всех событий русской истории, и бывших, и настоящих, что грозится вырасти в ее главного со-героя: Парвус-Березовский.

Самое страшное, что эти сериалы не делают прививок против тоталитаризма. Вместо Ленина, слезливо слушающего Вагнера с Крупской, так легко представить Гитлера с Браун. А вместо стильного Троцкого во всем черном и в крутом бронепоезде – Гиммлера во всем черном и в крутом замке. Этика представленных сериалов так подвижна, что она не дает элементарного понимания: человечность – это хорошо, а расчеловечивание – это отвратительно.

И в этих сериалах, и в другой сегодняшней телепродукции российскому зрителю не показывают позитива демократии, прячут от него демократическую альтернативу России (по одному из советских апокрифов-1937 коллеги по издательству Academia Каменев и Бухарин незадолго до ареста и расстрела говорили другу другу: «А может, и не стоило нам разгонять Учредительное собрание...»). В итоге российскому телезрителю дают такой ложный выбор: или беспредельная анархия при беспомощном Керенском, или сильная власть под жесткими царями/жестокими большевиками. Выбирайте, ребята, и не говорите потом, что у нас нет демократии.

Самое удивительное, что большинство российских критиков с аналитиками, не всегда даже купленных, выбирают. Похоже, что отучивание от системного мышления в России дает свои все более зрелые плоды...

В отказе от попыток рефлексирования революции Кремль отвернулся и от Февраля, и от Октября. Как чего-то сущностного, осознаваемого, для Кремля нет ни того, ни другого. Потому что для нынешнего российского режима они – по ситуации – могут быть плохими, могут быть хорошими. Или, еще лучше, никакими – не быть... Сняли два дорогих сериала, сняли пяток документалок. И всё – забыли, проехали, больше никаких революций. На Рос-ТВ уже пришел новый приказ – накануне «Выборов-2018» показывать больше позитива. Смотрите и радуйтесь.

Все поняли, всё поняли?! Если нет, то есть Росгвардия.

Олег Кудрин, Рига.