Присяга в огне: как рождались ВМС Украины

Присяга в огне: как рождались ВМС Украины

Укринформ
Несмотря на горькие потери, флот Украины существует, развивается и модернизируется

Первым подразделением Черноморского флота бывшего СССР, присягнувшим на верность народу Украины после восстановления независимости в 1991 году, стала 3-я рота школы водолазов в Севастополе под командованием капитана 3-го ранга Александра Клюева. Это произошло 30 лет назад, 18 января 1992 года.

Развитие украинской армии началось сразу после Всеукраинского референдума 1 декабря 1991 года. В том же месяце Верховная Рада приняла Закон "О Вооруженных Силах Украины" и утвердила текст военной присяги.

Предполагалось, что основой национальных вооруженных сил станут все формирования СССР, расположенные на территории Украины. Речь шла о войсках Киевского, Прикарпатского и Одесского военных округов, а также Черноморского флота ВМФ СССР, главная база и большинство формирований которого находились в украинском Крыму.

В начале пути становления проблем не ожидалось. Личный состав ЧФ участвовал в референдуме за независимость и в выборах президента Украины 1 декабря. Кстати, независимость тогда поддержали 72% личного состава флота. Военнослужащие в Украине, в том числе черноморцы, должны были принять украинскую присягу до 20 января 1992-го. 

Однако история пошла другим путем. Новая "демократическая" Россия сразу заявила о своих правах на весь флот, то и дело даже поднимая вопрос о принадлежности Крыма и Севастополя, режиссируя деятельность крымских сепаратистов.

Черноморский флот ВМФ СССР стал предметом длительных переговоров, дипломатических (и не только) конфликтов между Киевом и Москвой. До окончательного разделения в 1997 году ЧФ де-юре оставался общим, а фактически был российским. Москва реализовывала собственную политику на флоте через своих верных командующих: Касатонова, Балтина, Кравченко.

Ігор Касатонов / Фото: rg.ru
Игорь Касатонов / Фото: rg.ru

Усилиями пророссийского командования Черноморский флот так и не был приведен к украинской присяге. Однако офицеры, недовольные таким положением вещей, на свой страх и риск вместе со своими коллективами начали присягать Украине. Именно они стали первопроходцами и создателями национальных Военно-Морских сил.

Повторялась ситуация Украинской революции 1917 года, когда моряки бывшего императорского Черноморского флота также на локальном уровне принимали решение служить Украине.

НАДЕЖДЫ: ПРИЗРАЧНЫЕ И РЕАЛЬНЫЕ

Существуют разные версии относительно событий на флоте, предшествовавших принятию первой присяги. Особенно относительно роли в них Игоря Касатонова, на тот момент командующего Черноморским флотом ВМФ СССР.

Как вспоминает Евгений Лупаков, почетный председатель Союза офицеров Украины, капитан 1-го ранга в отставке, в 1992 году «ни один матрос, офицер или адмирал не сказал ни слова против выполнения приказа Касатонова о подчинении Черноморского флота Украине».

Євген Лупаков
Евгений Лупаков

По воспоминаниям Лупакова, такой приказ был отдан Касатоновым 3 января 1992 года, и в нем говорилось о выходе ЧФ из подчинения Генштаба в Москве и о подчинении Министерству обороны Украины.

Это якобы произошло после совещания президента Украины Леонида Кравчука в Киеве с командующими военных округов, расположенных на территории Украины. Главным вопросом того совещания, по словам Лупакова, был один:

- Кто хочет служить Украине - принимает присягу на верность служения украинскому народу и приводит к ней своих подчиненных, а кто нет – чемодан, вокзал, Россия.

Но, утверждает Лупаков, полностью украинским ЧФ пробыл недолго – в период с 3 по 9 января. По его словам, 10 января приказ о подчинении ЧФ Украине был отменен.

Рассказывал о существовании такого приказа также Борис Кожин, вице-адмирал, первый командующий ВМС Украины (апрель 1992 - октябрь 1993). По его воспоминаниям, Касатонов с Кравчуком не поладили, из-за чего первый отменил свой приказ и «развернул огромную антиукраинскую деятельность на флоте».

Борис Кожин
Борис Кожин

Впрочем, российские СМИ пишут о Касатонове, что тот «спас» ЧФ в 1992 году, потому что отказался подчиняться Украине. Он сам потом скажет, что "сжег мосты" и "поднял бунт", объявив 4 января 1992 года флот российским. При этом бывший командующий утверждает, что руководству России на тот момент было не до ЧФ, его считали «отрезанным ломтем». И что Ельцин "проснулся" только тогда, когда Касатонов 9 января 1992 года выступил в Верховной Раде, назвав "преступным" требование "приносить присягу чужому государству".

На самом деле выступление Касатонова не было настолько категоричным, чему есть документальное подтверждение. О нем писала авторитетная украиноязычная газета «Свобода», которая непрерывно, с 1893 года, выходит в США. А вот российское руководство как раз настаивало на том, что ЧФ принадлежит России.

 «Мы готовы всячески способствовать формированию флота и вооруженных сил Украины, однако необходимо принять политическое решение совместно с руководителями государств Содружества и осторожно подходить к вопросам присяги, чтобы предотвратить излишнее напряжение в экипажах кораблей», – цитировала выступление Касатонова в Верховной Раде «Свобода».

На вопрос Кравчука о его отношении к заявлению российского руководства, что ЧФ должен принадлежать России, адмирал ответил, что он руководствуется уставом и морскими инструкциями, то есть уклонился от четкого ответа.

Существует легенда, которая объясняет, почему именно Касатонов, который якобы был готов возглавить украинский ЧФ, вместо этого стал его душителем: что его в Киеве встретил «небритый сержант» или вообще не встретили; Кравчук к нему предвзято отнесся и не сделал командующим.

Но уже 17 января 1992 года, по словам самого Касатонова, он выступал в Кремле, где рассказывал, что «охватило чувство огромной беды, похожее на то, которое было, когда началась Великая Отечественная... этот внезапный переход под Украину, смена гражданства, ориентиров, смена истории — все это непозволительно».

А в августе того же года «Свобода» уже писала об угрозе захвата Крыма и создания «Новороссии» под предлогом «защиты русскоязычного населения» от «бандеровского национализма» и «геноцида». Для чего ЧФ может пригодиться. Стоит только Касатонову в определенный момент отдать нужный приказ.

Поэтому ретроспективная надежда, что можно было уговорить россиянина Касатонова и получить от него ключи от всего ЧФ, выглядит призрачной. Как и вообще надежда на отдельных «добрых командующих», которые все могут «порешать».

Анатолій Данілов
Анатолий Данилов

Кто действительно вдохновляет и вселяет надежды в истории с ЧФ, то это простые украинские моряки. Которые в ситуации полной политической неопределенности сами решили присягнуть на верность Украине.

Как писал капитан 1-го ранга Анатолий Данилов в своей книге «Украинский флот: у истоков возрождения»: «Несмотря на идеологический ливень со стороны пророссийски настроенных сил, бешеную противоукраинскую кампанию, абсолютное большинство личного состава Черноморского флота готово было присягнуть на верность народу Украины».

Он вспоминает, что тогда в спину людям, которые надели форму украинских моряков, раздавались брань и угрозы вроде: "Предатель!", "Бандера!" и другие.

ОНИ СДЕЛАЛИ ЭТО ПЕРВЫМИ

«Первым военную присягу на верность народу Украины принял командир роты, капитан 3-го ранга Александр Клюев, за ним – его заместитель, капитан 3-го ранга Виктор Кравченко, командиры учебных взводов капитан 3-го ранга Борис Цимбал, капитан-лейтенант Вячеслав Гладников, мичман Сергей Рябинин, его заместитель мичман Олег Белов, старшина роты старший мичман Николай Журавлев. Вместе с ними присягнули капитан 2-го ранга Николай Тихонов, капитаны 3-го ранга Яков Древаль, Петр Поддубный и больше 20 мичманов Школы водолазов», – вспоминал капитан 1-го ранга запаса Мирослав Мамчак.

Матроси Школи водолазів, які першими присягнули на вірність народу України. Фото з архіву Мирослава Мамчака
Матросы Школы водолазов, которые первыми присягнули на верность народу Украины / Фото из архива Мирослава Мамчака

Они стали первыми украинскими моряками при отсутствии еще самого украинского флота. Террор против них, пишет Лупаков, начался немедленно.

Он цитирует отрывок из приказа адмирала Ивана Капитанца, первого заместителя Главкома ВМФ: «К офицерам, мичманам, прапорщикам, создающим нездоровую обстановку в воинских коллективах, склонных к измене Родине и принятию присяги на верность Украине, применять суровые меры воздействия вплоть до увольнения с занимаемой должности и увольнения со службы».

"В тот же день в семь часов вечера посыльный передал мне приказ прибыть в штаб ЧФ к адмиралу Касатонову. В субботу я был у командующего. Он потребовал отказаться от присяги. Я сказал, что этого не будет. На следующий же день мне было вручено обходное письмо о сложении обязанностей. Когда я потребовал номер приказа об увольнении с должности, командир части сослался на устный приказ командующего Черноморского флота», – рассказывал Клюев.

Далее, пишет полковник Юрий Мединский, события на флоте развивались стремительно и не всегда предсказуемо. Командование ЧФ по-всякому – обманом, угрозами, навешиванием ярлыков «бандеровцев» и «предателей», принуждением людей, изгнанием офицеров, присягнувшим Украине, с территорий воинских частей под конвоем даже без права забрать личные вещи, – препятствовало принятию присяги на верность украинскому народу.

Были даже телеграммы из Москвы "Применить оружие против бандитов на поражение". Угроза кровопролития возникала неоднократно. Но остановить тысячи людей, которые хотели служить Украине на украинском флоте, было невозможно.

Первым - всегда труднее и опаснее. Первые идут по бездорожью, прокладывая дорогу тем, кто идет за ними. И поэтому они - герои. Независимо от того, признало это общество или нет. Они герои уже потому, что не побоялись быть первыми.

ПРИСЯГА В ОГНЕ

Дальнейшую хронику событий в 1992 году описывает «Зеркало недели».

Особый испуг флотского командования вызвало событие, произошедшее в Севастополе 22 февраля 1992 года. Тогда украинскую присягу приняли морпехи 880-го батальона Виталия Рожманова – лучшего в 810-й отдельной бригаде морской пехоты по результатам подготовки предыдущего года. Главный штаб ВМФ в Москве сразу издал директиву расформировать батальон.

После этого основные боевые соединения Черноморского флота начали комплектоваться только русскими, а командующий ЧФ Касатонов перешел к решительным действиям. Одним из инструментов адмирала стала именно "вычищенная" от украинских патриотов 810-я бригада.

Так, 9 июля 1992 года украинскую присягу принял личный состав военной комендатуры Севастопольского гарнизона. А уже на следующий день десантно-штурмовую группу из 810-й бригады морпехов – в полном обмундировании и с оружием – Касатонов бросил на захват части.

Кстати, после раздела флота в 1997 году 810-я отдельная бригада морской пехоты осталась в составе базирующегося в Украине ЧФ РФ. В 2014-м она принимала активное участие в операции Путина по захвату Крыма. Вряд ли в официальной истории соединения теперь упоминают, что в далеком 1992-м значительная часть личного состава изъявила желание служить Украине, а целый батальон даже принял украинскую присягу.

Были и другие недружественные и даже силовые акции командования ЧФ против украинизации флота.

В ночь на 8 апреля 1992 года в связи с принятием украинской присяги офицерами штаба Крымской Военно-морской базы в Новоозерном (Донузлав) туда ввели боевую технику 361-го полка 126-й дивизии береговой обороны ЧФ: 4 БТР и 2 мотострелковых взвода из Евпатории.

В озеро Донузлав зашли два ракетных катера и два корвета, заблокировав корабли, личный состав которых принял украинскую присягу. При этом приказ штаба флота предусматривал взять под охрану бронетехнику и здание местного совета (!) в самой Евпатории, но командир 361-го полка его не выполнил.

Штаб Крымской ВМБ был взят под охрану морпехов, а штатный взвод охраны расформировали за принятие украинской присяги.

Напряжение в Крымской ВМБ достигло пика летом. 21 июля 1992 года сторожевой корабль СКР-112, подняв украинский флаг, совершил самовольный переход из Донузлава в Одессу, в которой условия для украинизации флота выглядели несравненно лучше.

Сторожовий корабель СКР-112
Сторожевой корабль СКР-112

Во время 8-часового перехода СКР-112 преследовали направленные с командного пункта ЧФ корабли и самолеты. Преследователи применяли предупредительный артиллерийский огонь, совершали опасные морские маневры и даже пытались высадить на мятежный корабль группу захвата.

Тогда украинское командование направило из Одессы в поддержку СКР-112 украинский истребитель и пограничные катера. Из-за угрозы боевого столкновения группа преследования не стала выполнять приказ штаба ЧФ остановить корабль «любым способом».

Микола Жибарєв
Николай Жибарев

Между прочим, один из командиров легендарного перехода СКР-112 Николай Жибарев уже в 2014-м в должности начальника управления Морской охраны Государственной пограничной службы Украины координировал переход корабельно-катерного состава морских пограничников из Балаклавы и Керчи в порты материковой Украины, чем предотвратил захват судов российскими оккупантами. А Донузлав в том же 2014-м снова был на слуху благодаря героическому сопротивлению тральщика ВМС Украины «Черкассы».

ВСЕ БУДЕТ ХОРОШО

Как говорил контр-адмирал Борис Кожин, первый командующий ВМС Украины, он получил флот «без единого корабля, воинской части, самолета, бронетранспортера, даже матроса. Началось строительство украинского флота с нуля». Из-за политического и экономического давления, откровенного шантажа со стороны России Украина была вынуждена передать ей большую часть ЧФ.

В 1992 году Военно-морские силы Украины создавали те, кого не остановили репрессии и провокации пророссийского командования ЧФ. В 2014-м ВМС возрождали те, кто не поддался на давление, ложь и преференции оккупантов. Для обоих поколений военных моряков украинская присяга была на первом месте.

ВМС Украины первыми ощутили на себе российскую гибридную агрессию, своей осанкой они показали, что это была именно агрессия, а не «переход Крыма к России в результате референдума». Несмотря на горькие потери, флот Украины существует, развивается и модернизируется. Это будет флот с корветами, ракетами и «Байрактарами». 

Центр стратегических коммуникаций и информационной безопасности

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2022 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-