Год, перевернувший жизнь десантника Николайко

Год, перевернувший жизнь десантника Николайко

1125
Ukrinform
Первые шесть месяцев родители Александра не знали, что он служит в зоне АТО

В городе Сокиряны Черновицкой области в семье Николайко 27 лет назад родился мальчик, которого назвали Александром. Рос он одиночкой, закончил, как многие другие парни, школу, потом училище и получил профессию оператора компьютерного набора. А тогда, в 18 лет, вместе с совершеннолетием, пришло и осознание того, что конторским служащим он в своей жизни себя не видит. Первое взрослое решение было в пользу военной службы. Поэтому пошел в армию по контракту.

Сегодня, когда с тех пор прошло уже почти 10 лет, наш рассказ – о старшем сержанте в части высокомобильных десантных войск, который прошел АТО, с первых, можно сказать, боевых дней оказавшись в Луганском аэропорту, опытном военном, мужественном и целеустремленном в жизни мужчине, на которого во всем можно положиться. Такого, что корреспонденту Укринформа в местном координационном центре участников АТО, сразу посоветовали: расскажите об Александре Николайко, пусть все знают, какие люди защищают нашу страну.

НА ЗЕМЛЮ В ЗОНЕ АТО ВПЕРВЫЕ СТУПИЛ В ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ

- На военной службе я с сентября 2008 года, – рассказывает Александр. – После окончания курсов попал в Черновцы, в ВПО. Затем, после переформирования части, здесь были созданы высокомобильные десантные войска. В 2013-м, когда начались события на Майдане, часть была приведена в боевую готовность. На КПП начались митинги, люди опасались, что военные вмешаются в события. Мы проходили обучение, объясняли, что на Майдан не поедем. А уже позже была объявлена мобилизация (я служил в роте огневой поддержки). Первая волна – это были на 90 процентов мобилизованные люди. Укомплектовали, расставили на должности, и мы поехали на месяц на полигон для пополнения навыков. Здесь и пригодился уже опыт, который у меня был до того времени.

В зону АТО отправились 8 мая. По дороге получили боевую экипировку. Разгрузились в Харькове. В базовый лагерь приехали 11-го. Поэтому на землю в зоне АТО Саша впервые ступил как раз в день своего рождения.

- Первый выезд был на границу с Россией, чтобы усилить пограничный отряд. Наши попали здесь в засаду, произошел бой под городом Счастье, – продолжает мой собеседник. – Из нашей части погибло тогда 10 человек, было много тяжелораненых. Город захватили профессиональные российские войска. Мы забирали оттуда побратимов, раненых. Тогда впервые столкнулся с потерями, со смертью. Прилетел вертолет, забрали раненых, прибыли под Счастье, на ТЭЦ, где и держали рубеж. Таким было первое «крещение».

Следующее направление – Веселая Гора возле Луганска. Саше выдали крупнокалиберный пулемет, назначили старшим позиции. Какое-то время обстрелов не было, а в начале июля прилетели «Грады», – и снова раненые. Следующим стал прорыв на Луганск. Начали улучшать защиту, но попали в засаду под «Металлистом», несколько БТРов подорвались на фугасах. Шел обстрел «Градами», артиллерией, поэтому вынуждены были отступить. И тогда было очень много раненых. Александр вспоминает, как помогал нести на носилках одного из командиров, придерживая его ногу, которая держалась на одной коже... Рассказывает спокойно, как и положено военному, но за его короткими, четкими фразами чувствуется, что он в то время переживал, что чувствовал. А впереди был еще Луганский аэропорт.

ЛУГАНСК. АЭРОПОРТ. АД.

- Стало известно, что наши подразделения в Луганском аэропорту заблокированы, не имеют боеприпасов. Перед нами поставили задачу – идти на прорыв, на помощь, – продолжает свой рассказ Александр. – С нами были добровольческие подразделения, танковые и пехотные части. Должно быть 300 человек и техника, а оказалось – 30 и легкобронированная техника. Первый бой состоялся под городом Георгиевкой, около пяти дней мы не могли взять этот населенный пункт. Было очень трудно, много раненых и погибших. С двух сторон работали танки, шли авиаудары и непрерывная стрельба. Лишь на пятый день мы совершили прорыв и первые колонны с едой, водой и боеприпасами прошли в Луганский аэропорт, подконтрольной стала и дорога к нему. Тогда здание аэропорта было еще почти целое.

Кстати, говорит Саша, именно в то время сбили Ил-76, погибла целая рота десантников. Это придало нашим военным сил, заставило сконцентрировать усилия, чтобы пробиться в аэропорт.

Уже на второй день Александр попал в группу из шести бойцов, которым предстояло пойти в разведку в 30-километровую от аэропорта зону. Он вызвался первым, да и вообще никогда не пас задних. Но даже выйти оказалось непросто. 1 августа под утро начался артобстрел, снаряд попал в колонну боеприпасов, все вокруг взрывалось, невозможно было выйти из бункера. Половину пути их подвезли БТРами, дальше лесами и кукурузным полем – с полной выкладкой (на себе килограммов 20 боеприпасов и сухпаек) – перебежками. Так и добрались, оборудовали наблюдательный пункт. Рядом – неподконтрольное украинским войскам село, сзади – две дороги. Тогда ребята могли наблюдать, как по тем дорогам проезжают колонны российских войск – новенькие КамАЗы, оборудованные по последнему слову военной техники, таких нашим воинам раньше даже видеть не приходилось. В это время местные жители жгли дымовые шашки, очевидно, сигнализировали о прохождении техники.

В день сбора выходили в ночь. Кукурузное поле, в котором хоть как то можно было маскироваться, к тому времени уже сгорело – их поджигали специально. Начался сильный артиллерийский обстрел. «Над нами стреляли пять «Градов», – вспоминает Саша. – Было видно, как днем».

Когда вернулся в аэропорт, заступил на наиболее опасную позицию – «Крыша», то есть крыша. Отсюда было видно все посты, здесь дежурили самые отчаянные. Ведь отсюда было видно также, с какого направления и когда именно готовятся запускать «Грады». За день бывало до десяти случаев, когда надо было докладывать об этом, а самому дежурному оставалась одна минута, чтобы занять при этом защитную позицию, обычно, спуститься в подвал аэропорта.

ПЯТЬ ЧАСОВ В ШАХТЕ ЛИФТА

Тогда, в Луганском аэропорту из артиллерии и крупнокалибернои оружия враги обстреливали именно позиции наблюдения, несколько прямых попаданий было и у Саши. Только Бог уберег его от верной гибели (кстати, с тех пор его позывной таким и остался – «Крыша»). Иногда творился настоящий ад – например, на День Независимости, обстрел всю ночь не утихал. Снаряды не просто накрывали аэропорт, ими стреляли прицельно, здание разрушалось. Как известно, в конце концов Луганский аэропорт разрушили до пепелища. Бетон, как говорят, не выстоял, был разбит противоядерный бункер, а люди выстояли. Среди живых остались те, чьи воспоминания сейчас бесценны.

Одно из таких воспоминаний Саши – о том, что однажды он не успел с крыши спустись в защитную точку – подвала. Заскочил по дороге в полуразрушенную шахту лифта. Пока шел обстрел, а на втором этаже аэропорта детонировали боеприпасы, пока все не затихло – долгих пять часов пришлось просидеть в этой шахте. Вышел из нее живым, но весь его бронежилет был иссечен осколками.

Стоит сказать, что смерть не раз и не два ходила рядом. Как-то утром умывались на улице. Шальной артиллерийский выстрел попал прямо в верхушку тополя над воинами. Контузило, но никто из трех не погиб и не был ранен осколками. Добрый ангел-хранитель, видимо, есть у Саши.

ТЕЛЕФОН-ТАЛИСМАН И БОЕВЫЕ ПОБРАТИМЫ

- Может, мамины молитвы помогали? – интересуюсь.

И тут узнаю: первые полгода о том, что Александр находился в зоне АТО, его родители вообще не знали. Он щадил их, не хотел, чтобы они разрывали сердца переживаниями за его судьбу. Каждый день звонил им. Говорил, что у него все хорошо. Если случалось, что был в это время обстрел, пояснял, что находится на полигоне, на учебе. Всех, кто из земляков возвращался в родные края, просил не раскрывать этот секрет. Но кто-то таки не удержался.

И тогда полетели из родных Сокирян звонки: «Как так? Почему? Как ты сам?» И слезы, не просто слезы – стенания, горе и матери Людмилы, и отца Бориса, которому еще и пятидесяти не исполнилось, по своему единственному. С того времени начал звонить домой два раза в день, докладывать, что с ним все в порядке.

Этот простенький телефон, который был с Сашей в зоне АТО, стал своеобразным талисманом. И хотя сейчас есть другой, этим пользуется до сих пор. В нем немало контактов друзей. Друзья в жизни Александра Николайко – это вообще отдельная тема. Их не просто много, а огромное количество. Такой уж он человек. С друзьями у него разные общие «точки соприкосновения», и в основном это люди, с которыми его свела военная служба. Сам говорит, что почти с 80 процентами бывших и нынешних боевых собратьев он поддерживает связь.

А вот тогда, в конце августа 2014-го, ему дали 10-дневный отпуск. И конечно, ехал он не просто так, а попутно отвозил раненого друга, которого забрал из больницы на реабилитацию в родные края. Нелегкой была эта дорога. Друг на посту возле Луганска получил ранения, ему порвало ушные барабанные перепонки и посекло осколками ноги, поэтому трудно выдерживал дорогу. Волонтеры помогли им добраться до Харькова. Потом родственники – до Киева, а потом – и до Черновцов.

Но все закончилось хорошо, и было чувство выполненного долга. Однако в своем отпуске, как сам говорит, просто не находил себе места. Он попал в другую жизнь. Даже уезжая домой, нервно реагировал на вспышки придорожных фонарей за окном. И короткое пребывание среди родных не внесло спокойствия в его душу. Когда отпуск закончился, с облегчением вернулся снова на место своего назначения.

Луганского аэропорта уже не было. Наши войска отступили. Саша находился на позициях вблизи реки Айдар с сентября и до Нового года. Здесь тоже шли обстрелы, но с меньшим напряжением. После Луганского аэропорта это был как бы своеобразный реабилитационный период. К примеру, если там "прилетало" 100-200 снарядов на день, то здесь – один-два. Оттуда на Новый год и вернулся Николайко в часть в Черновцы.

До лета ротации не было. А еще произошло в жизни парня радостное событие – Александр женился.

ЛУЧШИЙ В ЖИЗНИ ПОДАРОК

Его избранницей стала на два года младшая Алина, тоже уроженка Сокирян, с которой они очень давно знали друг друга и встречались чуть ли не от самой школы. Девушка – финансист по специальности, она дождалась его и стала ему отличной парой.

- После АТО мне не пришлось лечиться, специально как-то реабилитироваться, – рассказывает Александр. – К нормальной, мирной жизни меня вернула семья.

Такие кардинальные изменения в жизни и действительно способны сделать с человеком чудо. Ровно через год с того времени, как он попал в зону АТО, а именно – на его 25-й день рождения, Александр получил от своей жены самый лучший в своей жизни, как он говорит, подарок.

- Просыпаюсь, а рядом какая-то рамка, будто фотография в ней. Сразу не разобрал, что это. Оказывается, это первое фото с УЗИ нашего будущего малыша! Радости не было предела, – делится Саша, и лицо его расплывается в искренней улыбке, впервые за всю нашу беседу. Мальчика назвали Артемом. И на днях ему исполнится уже два годика. Это любимец и гордость отца, всей семьи, продолжатель рода Николайко. Молодая семья живет в согласии и любви, жилье пока приходится снимать. Вот так завершился год, который полностью перевернул жизнь Александра.

После этого года испытаний он уже более осмысленно воспринимает свою жизнь и то, что с ним произошло. Изменились жизненные ценности.

- Раньше, – заключает он, – боролся за родную землю, за родителей, и за тех людей, которые на Востоке Украины хотят быть в ее составе. Ведь например, в селе Штурмовое Луганской области, ежедневно на наш пост приходили местные жители и благодарили нас. За то, что мы здесь, что отстаиваем их права. Потому что кроме нас их никто не защитит. И мы часто помогали таким людям перебраться на мирную территорию – вывозили их, детей, ценой своей жизни организовывали «коридоры» из зон боевых действий. И совсем становится жутко, когда слышишь, как сепаратисты беззаконно ведут себя с людьми на «своей» территории. Был случай, когда нам местные жители приносили некоторые продукты (когда с этим еще были проблемы). А потом мы узнали, что сепаратисты этих людей показательно расстреляли.

Нет, Александр не абстрагировался от событий, которые сейчас продолжаются на Востоке страны. Он готов бороться дальше, и за что – у него прекрасная, самая дорогая в мире, семья. А это и есть Родина, ее будущее. И уже в ближайшее время Александр Николайко собирается снова отбыть в зону АТО, продолжать выполнять свой долг. Как настоящий, «правильный» мужчина. Сейчас его грудь украшают награды, среди них – медаль «Защитник Отечества», от Министерства обороны – «Защитник Украины», волонтерская награда за оборону Луганского аэропорта. Может, их станет еще больше, но не в этом суть. Главное, чтобы в самые тяжелые минуты его и дальше оберегала судьба. Потому что нам такие ребята очень нужны!

Наталья Команяк, Черновцы


При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-