Амина Окуева, украинская и чеченская патриотка
Я верю в то, что ничего не произойдёт с человеком, кроме того, что предписано ему Всевышним
31.10.2017 13:19 1985

Это интервью  Амина Окуева дала Укринформу в 2015 году.

Тогда по разным причинам оно так и не вышло. Сегодня, когда каждый факт из жизни  погибшей от рук террористов  украино-чеченской  патриотки приобретает особое значение, мы посчитали просто необходимым донести до читателей эту беседу.

Амина Окуева -  врач  и боец,  участник   Евромайдана и АТО... Вряд ли найдется в нашей стране - да и за её пределами - человек, хоть чуть-чуть интересующийся событиями в Украине, который бы не слышал  имени этой молодой женщины, уже сейчас  ставшей символом  несгибаемой воли и веры в победу... И как это часто бывает, вокруг легендарной личности всегда клубится множество  слухов, домыслов, во всемирной паутине какой только информации  не найдешь  о ней - от  чуть ли не обожествления до  попыток умалить ее заслуги, а порой - и приписать несуществующие  биографические эпизоды.

Что же из этого правда, а что вымысел?

Об этом наш корреспондент попытался узнать из первых уст.

 - Интернет сообщает, что Амина Окуева - представительница международного общественно-политического движения ОПД "Свободный Кавказ". Если можно, несколько слов о том, как вы стали членом этой организации и какова, собственно, судьба ОПД сегодня...

 - «Свободный Кавказ» - это общественная организация, у истоков которой стоял Иса Мунаев. Он был одним из её создателей и председателем. Соответственно, идея формирования Международного миротворческого батальона имени Джохара Дудаева для помощи Украине в условиях российской агрессии тоже проходила через организацию. Для того, чтобы помочь сформировать батальон и интегрировать его в украинскую среду, мне было предложено стать представителем этого общества в Украине. Я начала заниматься этим задолго до того, как Иса со своими бойцами приехал в Украину. К сожалению, уже после приезда Исы Мунаева, когда мы начали активно помогать украинцам в отстаивании своей свободы, вокруг общества «Свободный Кавказ» начались какие-то интриги и спекуляции. Это не удивительно, потому что это один из излюбленных методов действия российских спецслужб: перессорить, разобщить людей на основании какого-то незначительного повода.

Я не вдавалась в подробности, но Иса решил сделать заявление, что организация «Свободный Кавказ» свою деятельность в Украине приостанавливает. Следовательно, мои полномочия как представителя этой организации в Украине, были аннулированы. С того момента и по сегодняшний день я, как пресс-офицер, представляю исключительно Международный миротворческий батальон имени Джохара Дудаева.

- Амина, ваше имя больше связывают с участием в АТО. Но ведь и до АТО вы не сидели, сложа руки - были активной участницей Евромайдана... Расскажите - что привело вас к протестующим, изменил ли Евромайдан что-либо в вашем характере, в ваших убеждениях, в вашем мировоззрении, в восприятии отдельных людей, всего общества?

- Про Майдан и про то, как он изменил меня, я рассказывала много. Сейчас же, по прошествии времени, могу сказать, что мой взгляд на Майдан несколько изменился, и это связано с его переходными - сегодняшними результатами.

Когда в государстве на властном уровне происходит то, что очень не по душе, я вспоминаю холодные страшные ночи в палатке на Майдане, где нас поддерживала только уверенность в том, что стоит только победить и всё будет по-новому - правильно... Тогда приходит на ум высказывание, приписываемое Бисмарку, о том, что «Революции готовят гении, делают романтики, а пользуются плодами - негодяи».

Но, тем не менее, я бы не назвала свои чувства разочарованием в полном смысле этого слова. Просто не всё так, как нам это виделось и хотелось. Но для того, чтобы всё было так, нужно много и усердно работать - во всех сферах и направлениях.

Но я не сомневаюсь, что всё в Украине скоро будет хорошо, даст Бог, вопреки стараниям как явных, так и скрытых недоброжелателей.

И если повернуть время вспять, я бы ничего не изменила в своём тогдашнем решении выйти на Майдан. Майдан был правильным решением, но это был лишь первый шаг к реальному освобождению Украины от российского ига.

Так что, если учесть, что мой выход на Майдан был обусловлен частично личной, частично общественной проблематикой, то можно считать, что каждая из них решилась примерно наполовину.

С моего супруга Адама Осмаева сняты самые нелепые обвинения (в покушении на Путина), и он выпущен на свободу.  Что касается общегосударственных проблем, то мы все в курсе того, как развиваются события: улучшения, однозначно, имеются, но  они какие-то половинчатые, незавершённые. Оттого и нет полноценного удовлетворения результатами.

- Амина, слово «война» - женского рода, но женщина на войне - явление достаточно редкое. Насколько вообще это сочетаемо? Война - средоточие боли, жестокости, страданий и смерти, женщина - воплощение созидания...

- Это такой штамп касательно женщин. А, как говорится: «Все люди разные, один я - одинаковый» (смеется). А если серьёзно, бывают разные мужчины и бывают разные женщины. Кто-то менее эмоционален, кто-то - более. Кому-то  нравится возиться с детьми, кому-то - с оружием. Кто-то находит самореализацию в тихих домашних увлечениях, а кто-то - в экстремальных видах спорта... И от половой принадлежности это не всегда зависит.

Это в пределах нормы. А что уж говорить, когда женщину, как говорится, «довели», разрушив её жизнь, убив её близких... Такая женщина может стать намного более последовательным, непримиримым и жестоким бойцом, чем большинство мужчин.

Что касается меня лично, то я никогда не видела удовольствия в спокойной жизни, домашнем уюте, - мне от этого становится скучно. А вот быстрая смена эмоций, адреналин, активные действия - это как раз то, что мне по душе.

 - Наверное, нельзя быть бОльшим патриотом Украины, чем вы.  И многие люди, искренне уважая и восхищаясь вами, подсознательно начинают воспринимать вас некоей эпической героиней, а не как живого человека. Какая же вы  в собственном восприятии?

-  Действительно, я иногда чувствую такое отношение. Меня это  несколько даже пугает. Я ведь - вполне обычный человек, с кучей своих недостатков и немалыми странностями, которые, впрочем, наверное, как раз и послужили основой моей популярности. Я действительно говорю то, что думаю и как чувствую. И делаю то, что считаю правильным.

Так может каждый. Просто приоритеты для всех разные. В этом и отличие. Главное: поставить правильную задачу, правильную с моральной точки зрения, а затем все усилия приложить для её осуществления.

Это же касается  преодоления страха и сомнений: если что-то решил для себя, то преодолеть проще. Есть инстинктивные порывы, например, искать укрытие при обстреле или страх высоты. И это правильные и нужные рефлексы. Просто нужно усилием воли, при необходимости, это в себе побороть. Кстати, касательно страха высоты: скоро мне предстоит первый прыжок с парашютом (в этом году я поступила в Военную Академию на факультет ВДВ), - конечно, как и большинство людей, перед первым прыжком немного нервничаю, особенно, когда начинаю задумываться о деталях и слушать чьи-то рассказы... Но азарт в том, чтобы преодолеть это и доказать самой себе, что я это могу!

А по поводу глобальных страхов, например, страх идти  на войну... Просто я верю в то, что ничего не произойдёт с человеком, кроме того, что предписано ему Всевышним.

- Люди  не могут все абсолютно подняться и пойти в зону АТО. Многие оказывают помощь в качестве волонтеров. Но велик удельный вес тех, кто поставил себя в позицию стороннего наблюдателя, заявляя «это - не моя война».  Я это веду к тому, что у вас, как ни у кого другого, могла бы быть обида на украинское государство, так долго удерживавшее в застенках вашего супруга, но это никоим образом не сказалось на  участии в борьбе за Украину...

- Я вообще не понимаю, как человек, который проживает на какой-то земле, на которую нападает враг, куда вторгаются оккупанты, может говорить слова о том, что это «не его война».. Не могу просто этого понять.

Касательно тех, кто выполняет работу на благо фронта, не находясь постоянно на фронте, - честь и хвала этим людям. Без их поддержки мы, скорее всего, проиграли бы.

Но каждый должен делать то, что он умеет делать лучше всего. Например, есть человек, у которого налажен бизнес, который зарабатывает хорошие деньги, часть из которых тратит для снабжения армии.  Если этот человек всё бросит и уйдёт на фронт, много шансов, что его бизнес  пострадает и помогать он сможет меньше или вовсе не сможет…

Думаю, ответ очевиден: чем быть на фронте рядовым, каким-нибудь стрелком, скорее всего, посредственным, пусть лучше этот человек работает и поможет нескольким батальонам, а то и бригадам. Более того, я думаю, что должна быть введена официальная возможность откупиться от службы в армии, то есть, чтобы те средства, которые всё равно кто-то платит нечистым на руку медикам или военкомам, пойдут вполне легально в кассу - на снабжение армии. А на фронте те, кто не хочет служить, тем более не нужны. Слабые духом и телом люди - лишь помеха на войне. А тем более те, кто склонен к алкоголю - от таких вообще уйма неприятностей, в том числе и непоправимых...

- Ваши функции в АТО? Кто вы в большей степени: врач, пресс-секретарь, боец?

- Свою функцию как врача я сознательно ограничиваю. Это потому, что понимаю: случись что-либо, действительно требующее моего вмешательства как врача, - меня привлекут в любом случае. А если позиционировать себя исключительно как медика, то так всю войну и просидишь в медсанчасти, что в мои планы не входит.  Я стараюсь овладеть всеми возможными навыками, полезными на войне: чем больше умеет и знает человек, - тем больше от него бывает пользы в различных экстремальных ситуациях, когда необходимо быстро принять решение, особенно, если окружающие замешкались и растерялись, и привести его в действие. Овладение же смежными специальностями в армии, для военных подразделений развитых государств - норма. То есть, больше всего ценятся бойцы, которые могут при необходимости заменить выбывшего из строя товарища.

Касательно моей функции как пресс-офицера. Так сложилось, что к моменту своего отбытия на фронт я уже была в немалой степени публичным человеком. Ситуация с мужем, которого при марионеточной януковичевской власти обвинили в покушении на Путина, вынудила меня к публичности и общению с прессой. Затем был Майдан, где тоже было множество журналистов. Когда я вступила в ряды добровольцев, внимание это только усилилось. Уже намного позднее наш комбат - Иса Мунаев назначил меня пресс-офицером Международного миротворческого батальона имени Джохара Дудаева. Я и сейчас при оказии общаюсь с журналистами.

Считаю информационную поддержку очень важной в нашей борьбе, так как это даёт возможность донести до украинского общества, да и до всего мира, наш горький опыт длительной войны с российской империей, чтобы помочь избежать ошибок и наиболее эффективно противостоять подлым методам этой кровавой орды.

 - В прошлом году ожидалось, что АТО - антитеррористическая операция действительно продлится недолго - недели, потом - считанные месяцы... Теперь все чаще раздаются голоса аналитиков, предрекающих некое «замораживание конфликта».  Ваше видение ситуации и прогноз?

- Прогнозы давать сейчас сложно. Слишком от многих факторов зависит развитие событий. Некоторые из этих факторов совершенно непредсказуемые, например, абсолютно потерявший связь с реальным миром, существующий в «Королевстве кривых зеркал» путинский режим. Сложно представить, что придёт в голову этому маньяку в следующий момент. С одной стороны, санкции, конечно, реально ударили по России, но это, к сожалению, совсем не значит, что Путину не взбредёт в голову, вопреки всякой логике, пойти ва-банк.

Могу только сказать, что со стороны Украины будет большой ошибкой «заморозить» конфликт, особенно, на невыгодных для себя условиях (а именно на них российская сторона будет настаивать). Это будет постоянно истощающий силы и отравляющий всё общество гнойник. К тому же, российская сторона не прекратит провокации и диверсии, - всяческие договорённости с ними не стоят даже той бумаги, на которой они подписаны. Россия всегда всё делает тайно, подло, исподтишка.

Единственным правильным вариантом решения проблемы «русского мира» - это всем цивилизованным странам объединиться, как в своё время объединились против фашизма, и гнать оккупантов и агрессоров прямо до Кремля, как в своё время их предшественников гнали до Рейхстага.

Думаю, что довольно скоро цивилизованному миру придётся признать эту необходимость как неоспоримый факт, но чем раньше это будет признано, тем больше времени, средств, а главное, - бесценных человеческих жизней, - будет сохранено.

 - Давно стало избитой фразой, заезженным клише утверждение, что на войне нет атеистов. Насколько, на ваш взгляд, соблюдаются интересы верующих в вооруженных силах, добровольческих батальонах в зоне АТО? В частности, если худо-бедно удовлетворяется потребность в пастырском наставлении у христиан, то существуют ли капелланы - представители других религий, например, мусульман?    

- Довольно часто вижу капелланов в различных частях. Что касается мусульман, то мы, в принципе, не нуждаемся в человеке, имеющем религиозное образование, для совершения основных обязательных обрядов. Быть имамом на общей молитве может любой мусульманин, знающий необходимый для мусульманина минимум. Провести заупокойную молитву также может любой мусульманин, знающий эту молитву. Почти у каждого мусульманина всегда есть с собой книга, называемая «Крепость мусульманина», в которой содержатся молитвы на все случаи жизни.

Касательно соблюдения религии на фронте на бытовом уровне, проблемы могут возникать лишь с питанием, да и то это вполне решаемый вопрос. По крайней мере, слава Богу, на этой войне мне ни разу не приходилось голодать. Что касается молитв, поста, одежды и всех остальных аспектов, то иноверцы все относятся с уважением и даже стараются помочь.

- Ваше отношение к тому, что на стороне террористических квазигосударственных «республик» воюют боевики из Чечни, называющие себя мусульманами.

- Если человек, который называет себя мусульманином и даже совершает мусульманские обряды, при этом воюет на стороне врагов этой религии, то мусульманином он считаться не может.  Очевидно, что российская империя является историческим врагом мусульман, а Путин, Кадыров и прочие современные тираны, правящие там, уничтожают мусульман только лишь за соблюдение религии. Поэтому людей, которые сражаются на стороне этих нечестивцев, единоверцами я не считаю. Напротив, презираю их ещё больше, чем остальных террористов за то, что они предали и продали свой народ и свою религию. 

 -  Говорят, что ничто так не роднит, не сплачивает людей, как перенесенные вместе трудности. Боевое братство - особая область, особая грань человеческих отношений? 

- В отношениях между людьми на войне действуют примерно такие же законы, как и в мирной жизни:  с кем-то характером сходишься, с кем-то - не очень. С кем-то больше общих интересов, с кем-то - меньше. Единственное отличие в том, что на фронте всё происходит намного быстрее. Можно за несколько недель так сдружиться с человеком, как не сдружился с товарищами, с которыми знаком всю жизнь.

Одним словом, на войне тот самый «пуд соли» съедается намного быстрее. И если уж возникла фронтовая дружба, то это - на всю жизнь. Очень многое связывает с этими людьми такого, чем с остальными не поделишься, - не поймут. Есть на войне такие вещи, о которых бойцы стараются не рассказывать гражданским...

- Что помогает не ожесточиться в условиях войны? Что не позволяет ненависти захлестнуть душу?

- Война ожесточает в той или иной степени. Это естественный процесс: если всё происходящее принимать близко к сердцу и оставаться сентиментальным, то психика может не выдержать. Примерно такой же процесс происходит у людей некоторых экстремальных профессий, которые часто сталкиваются со смертью и другими, тяжёлыми для большинства людей, вещами. Главный вопрос в том, как на войне остаться Человеком. И это, к сожалению, удаётся не всем. Это зависит от тех качеств, которые были сформированы в человеке, а также от окружения, в первую очередь, - хорошего командира, который будет наставлять, подавать собственный пример, контролировать и заботиться о своих бойцах. Мне с этим повезло: на этой войне было два человека, которые помогали мне советами и наставлениями, их я считаю своими командирами. Одного из них я назвать не могу, но он говорил мне: «Помни, солдат - это не убийца, а защитник, и наша задача на войне, - в первую очередь защищать». А второй человек -  конечно, это Иса Мунаев, который известен всем в Украине. Это был человек высоких моральных качеств. Он потерял в  войнах на нашей Родине очень много близких людей, но это не ожесточило его, и он всегда своим собственным примером показывал нам, какими надо быть.

Знаете, российская пропаганда работала очень хорошо все эти годы, и нас, - чеченское сопротивление, представили в глазах всего мира и украинцев, в частности, как жестоких и беспринципных убийц. В действительности же, всё было с точностью до наоборот.

Приведу один пример, как нельзя лучше иллюстрирующий, на мой взгляд, то, что значит оставаться Человеком на войне: в 2000 году, вскоре после начала второй русско-чеченской войны, когда армия Ичкерии была вынуждена выходить из окружённой столицы - города Джохара (Грозного), узнали, что выход из города заминирован, кто-то предложил пустить вперёд русских военнопленных, мол, их не жалко... И тогда Лечи Дудаев (мэр Грозного) сказал, что они тоже люди, и что нам не пристало уподобляться русским. Впереди должны идти мы сами - командиры. С ним согласились все. Лечи хотел пойти первым, но его отстранил Шамиль Басаев и пошёл вперёд. Через несколько шагов он подорвался. Ему оторвало ступню. Тогда вперёд вышел Лечи Дудаев и тоже через несколько шагов подорвался и погиб... За ним «разминировать» проход своими телами пошли остальные чеченские генералы.  Так они и шли, взрываясь и прокладывая своими телами дорогу другим, в числе которых  (идущих сзади) были и русские военнопленные...

- Как не «раскиснуть» после потерь?

- А вот не раскиснуть после потерь, - это, пожалуй, самая сложная задача на войне. Думаю, общего рецепта от неё нет. Я очень долго «собирала себя по кускам» после гибели нашего командира - генерала Исы Мунаева. И сейчас его часто мучительно не хватает...

Наверное, только время лечит эти раны. Хотя, скорее даже не лечит, а, как сказал Ремарк, «закрывает их сверху марлевой повязкой».

А вообще, кто бы что ни говорил, война навсегда остаётся в душах тех, кто её прошёл. Она меняет всех. Кто-то может держать себя в руках и не нарушать социальные нормы поведения в мирной жизни, а кому-то это даётся труднее. И в этом не их вина. Даже сейчас заметно, что для военных психологов работы - непочатый край, в дальнейшем же это будет только усугубляться. И над этой проблемой придётся работать ещё долгое время.

При этом  всем  следует понимать, что до конца войны ещё далеко. В каком она будет виде и какой интенсивности - это другой вопрос. И, с моей точки зрения, ещё неизвестно, что хуже: затянувшийся вялотекущий конфликт, или активные боевые действия на протяжении меньшего периода. Везде есть свои плюсы и минусы.

На сегодняшний день  мы видим, что кремль решил перенести свои усилия на центральную Украину.

Поэтому, к сожалению, надо быть готовыми к тому, что провокации, в том числе и с жертвами, могут произойти в любой части Украины. И это - ни что иное, как одна из составляющих гибридной войны, которую ведёт против нас российская империя.

- Амина, очень личный вопрос:   несмотря ни на военную форму и  долгое пребывание  в АТО,  вы нисколько не утратили  женственности и  нежности.  То есть, война не сломала вас, не обезличила, не превратила в бесполую боевую единицу. Что помогает оставаться собой?

- Разве? Супруг, когда мы встретились после его выхода из тюрьмы, сказал, что я «совсем солдафоном стала». (смеется)

На самом деле я считаю, что моя половая принадлежность является определенным недостатком: выполнение многих задач и достижение целей усложняются из-за этого. Поэтому я стремлюсь нивелировать в себе свойственные женскому полу характеристики и качества. Одним словом, именно как раз в бесполую боевую единицу и хотелось бы превратиться. Жаль, если это пока плохо получается.

- Чему вы себя посвятите после победы? Каким  видите свое будущее?

- Победа, в нашем случае, - понятие растяжимое. На мой взгляд, нельзя говорить о полной победе до тех пор, пока система, существующая в российской империи, сама эта империя, тиранящая все народы, которые не имеют достаточно сил, чтобы от неё освободиться или защититься, не будет разрушена.

Если исчезнет необходимость защищаться с оружием в руках, но сохранится необходимость борьбы с российской империей на мировой арене с информационной, политической, экономической точек зрения, то я все свои усилия приложу к этому.

Если же говорить о полной победе, то, конечно, хотелось бы вернуться на Кавказ. Во-первых, за те годы, что я не могла бывать в Чечении, я сильно соскучилась, а во-вторых, наш опыт, знания и желание построить справедливое государство там будут нужнее, чем в Украине.

- Насколько трудно было "оторвать" от себя ребенка и уйти на АТО?   Вы тосковали по сыну, понял ли мальчик, что это решение - уйти на войну - было  чрезвычайно важно для матери, не обиделся ли, поддерживает ли он вас?

- На самом деле я никогда не была «матерью-наседкой». Когда училась и работала в больнице, часто сутками не видела сына, потом, на Майдане, вообще месяцами не видела.

Как правило, люди, которые сконцентрированы на больших задачах, очень сложные в быту и в семейных отношениях люди. Знаю, что близким нелегко со мной и моими странностями. И я очень благодарна им за то, что они принимают меня такой, какая я есть, и, может быть, даже немножко гордятся.

- Вы по образованию - врач. Что в свое время определило выбор будущей профессии?

- На момент моего поступления в медицинский университет у меня дома, в Чечении, был разгар второй русско-чеченской войны. Врачей катастрофически не хватало. Раненные партизаны часто мучительно погибали от вполне операбельных ран из-за невозможности доставить их в больницу. Я решила стать врачом, чтобы помочь, в первую очередь, своему народу, который нуждался в квалифицированных медиках. Именно по этой же причине я изначально определила для себя хирургию как специализацию в медицине.

- Амина, а как вы отдыхаете - или  сейчас не до отдыха?

- К сожалению, сейчас на полноценный отдых времени нет, - за это лето в своё любимое место отдыха на реке Южный Буг удалось выбраться всего на три дня... Очень хотела бы побывать в Карпатах, но недавно, когда ездили по делам по Западной Украине, до гор так и не доехали - не хватило времени. Вообще, в Украине есть все условия для отдыха, и я не понимаю, зачем ехать отдыхать за границу. Есть и море, и горы, и леса, - на любой вкус! Когда я чувствую потребность уединиться с природой, то нахожу такую возможность везде. Даже в АТО все болотца уже облазила, хоть там это и небезопасно. Только недавно узнала, что в Северском Донце купаться не рекомендовано по экологическим причинам...

А вообще - отдых для меня - это, в первую очередь, соприкосновение и общение с природой. Я никогда в жизни не отдыхала на популярных многолюдных курортах и, если честно, не понимаю, как там можно полноценно отдохнуть. Главным критерием идеального места для отдыха у меня является его уединённость. Благо, в Украине можно найти немало таких мест, где и природа роскошная, не обезображенная  людьми, и людей, соответственно, немного. Конечно, уровень комфорта в таких местах обычно страдает. Но для меня обычный сельский домик, а то и палатка на берегу реки, - вполне подходящие условия.

- Что формировало вас как личность,  повлияло на характер?

- Помимо общепринятых вещей, таких, как врождённые качества, основы воспитания и встречи с людьми, к огромную роль в формировании человека играют книги, с которыми он идёт по жизни.

Для меня стержень всего - религиозная основа в виде священного Писания - Корана, а также Сунны. Но неотъемлемой частью моего внутреннего мира являются также книги, с которыми я иду по жизни. Перечитываю их время от времени - по настроению, или, за недостатком времени, нахожу цитаты из любимых произведений.

Мой характер состоит из неутомимой жажды жизни Джека Лондона; стойкости в борьбе против несправедливости Ремарка; доброты и мудрости Льва Николаевича Толстого; жёсткости и реализма Хемингуэя; тонкого юмора О'Генри; воинственного духа Киплинга; загадочности Булгакова; романтического трагизма Ахматовой...

Важное место в этих рядах занимают чеченские писатели и поэты. Для меня очень ценен выстраданный дух свободы нашего народа, отражённый в произведениях Зелимхана Яндарбиева, Абузара Айдамирова, стихах Апти Бисултанова.

А не так давно я открыла для себя богатый мир украинской литературы. Как только будет хоть немного больше свободного времени, думаю, что и там почерпну много полезного для себя. Также меня всегда восхищали исторические примеры  мужества, чести и ума. Такие всемирно известные, как Жанна д'Арк, и те, память о которых бережно хранится в нашем народе - Къериба Дышнинская, Таймасха Гехинская, и, конечно, наши современники - герои первой и второй русско-чеченской войн.

Так что, если сформулировать коротко, скажу словами своего, пожалуй, любимого поэта - Высоцкого:

«Если путь пpоpубая отцовским мечом,

 Ты соленые слезы на ус намотал,

 Если в жаpком бою испытал, что почём, -

 Значит, нужные книги ты в детстве читал!

 Если мяса с ножа ты не ел ни куска,

 Если pуки сложа наблюдал свысока,

 И в боpьбу не вступил с подлецом, с палачом, -

 Значит, в жизни ты был ни пpи чём, ни пpи чём!..»

 Ольга Юрченко.

Фото: Елена Худякова, Павел Багмут, Укринформ

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-