Ночной клуб и присяга. Чем провинился военкомат?

Ночной клуб и присяга. Чем провинился военкомат?

506
Ukrinform
Военные комиссары должны быть независимыми наподобие руководителей НАБУ

Нет, пожалуй, человека более непопулярного в стране, чем военный комиссар. Последнюю неделю только и слышно о «налете» на ночной клуб и жестоком обращении с бедными 20-летними детками, которые просто зашли в заведение развлечься. А потом «ни за что» были доставлены в военкомат. А там их, представляете, ночью потащили на медкомиссию и вручили повестки!

Представитель уполномоченного ВРУ по правам человека Михаил Чаплыга назвал всю эту ситуацию «беспределом» и пригрозил нарушителям прав человека длительным судебным процессом. Сама же госпожа Лутковская обобщила: есть, мол, случаи вручения повесток призывникам и военнообязанным на улицах городов или в общественном транспорте. И это -грубое нарушение законодательства. Осудила она и практику, когда «уклонистов» задерживают люди в военной форме, обыскивают дома, принудительно доставляют в военкоматы и при этом «давят морально, запугивая административной и уголовной ответственностью».

Вроде бы все правильно. И на недавнем брифинге заместитель начальника Генштаба ВСУ полковник Валерий Дендебера, который занимается призывом, должен был оправдываться. Так же по публикациям СМИ сложилось впечатление, что журналистов на брифинге интересовали не количество, не качественный состав призовников, не подготовка и перспективы службы, а только одно: те полтора десятка парней, которых такая-сякая полиция вытащила из насыщенного конопляными парами ночного клуба. И заставила прогуляться до военкомата.

Полковник из Генштаба выкрутился. Мол, все претензии надо предъявлять Нацполиции, которая проводила облаву, а они, военные, только воспользовались ситуацией: «Если уже так случилось, что Нацполиция их уже привезла на сборный пункт, то и было принято решение выяснить, к какой категории они относятся и было принято решение выдать им соответствующие повестки для явки на свои призывные пункты. После этого их всех отпустили домой...»

Вот такая хитрость.

Валерій Дендебера
Валерий Дендебера

И, честное слово, было неловко наблюдать, как представитель Генштаба выкручивался и оправдывался за то, что его ведомство, хотя, возможно, и неуклюжим способом, но пытается хоть как-то пополнять ряды армии, набрать замену тем, кого уже пора демобилизовать, отправить на отдых - потому что некоторые отслужил от звонка до звонка больше трех лет. И, как не грустно и страшно об этом говорить - на смену тем, кто не дожил до сегодняшнего дня или вернулся домой искалеченным.

На самом деле, мало кому нравится война и совсем нет таких, кто не боится погибнуть. Добровольно идти туда, где пули бьют по брустверу и не замолкают ночные канонады, способны не все. Но статья Конституции о гражданской обязанности – защищать Родину, и не просто защищать, а «отбывать воинскую повинность» - она же, надеемся, для каждого.

Вырвавшись из тоталитарной системы, украинцы завоевали и закрепили в Конституции свои права и свободы. И мы о них вспоминаем при всякой удобной возможности и очень не любим, когда власть их нарушает. Но на 65 статей Основного закона, где говорится о правах, есть только несколько - об обязанностях гражданина перед обществом и государством. Их совсем немного. Родители должны содержать детей до совершеннолетия, а дети потом - своих нетрудоспособных родителей. Каждый обязан не причинять вред природе и культурному наследию. Каждый должен платить налоги, соблюдать Конституцию и законы Украины, не посягать на права и свободы, честь и достоинство других людей. И среди них – обязанность защищать Родину.

Среди обвинений в адрес военкомов со стороны правозащитников один упрек был совсем странным: в числе посетителей ночного клуба, доставленных в военкомат, оказывается, были и жители Крыма, и они, мол, отнюдь не считаются «уклонистами» от военной службы, потому что там, у себя дома, не могли получить никаких повесток...

Если они записались в граждане РФ, то - да, а если остались гражданами Украины? Или для них закон не писан?

Пытаясь успокоить общественность, представитель Генштаба на брифинге сказал еще одну противоречивую вещь: «На комплектование войск не направляются призывники, которые не имеют базового среднего образования, имеют низкие морально-деловые качества, находятся на учете в органах Национальной полиции за антигражданское поведение...»

Это своего рода ответ на упреки: зачем, мол, брать в армию потенциальных дезертиров и аватаров. Обобщил их в своем блоге писатель Андрей Кокотюха. Мол, три десятка насильно мобилизованных клубных завсегдатаев обречены на военной службе на смерть или увечье. К тому же наркоманы, которым еще и дали оружие, являются опасными для окружающих. Да и вообще - защищать Украину на фронте – это не наказание, а убеждение, желание и умение. С солдатами, которых «забрили» насильно, наше войско много не повоюет. Вот такое мнение...

И с ним можно согласиться, но, опять же, возникает вопрос: а почему конституционная обязанность касается только честных и добросовестных, а только аватарам остается право наслаждаться свободами?

Почему увечье на войне завсегдатая ночных клубов - это позор для общества, а увечье или смерть героя – это его судьба? Может это прозвучит цинично, но с точки зрения стратегического ресурса - жизнь и здоровье мужественного защитника Отечества во время войны стоит гораздо больше, чем труса и «уклониста». Ведь с кем тогда ковать победу?

И согласятся ли с логикой защитников тезиса «война - только для тех, кто имеет убеждения» матери погибших воинов?

Равенство прав, совмещенное с неравенством обязанностей, неизбежно приведет к выводу, что и налоги можно платить не всем, а только честным и трудолюбивым, и с плохих родителей – что возьмешь, и с тех, кто уничтожает культурное наследие... И уже видимо кто-то так на все и смотрит, учитывая реальные настроения в обществе.

Но мы это не считаем справедливым!

И еще надо отделить мух от котлет. Защита Родины, военная служба, пребывание в зоне боевых действий – не всегда являются тождественными понятиями. Они тождественны, когда агрессор ведет массированную войну высокой интенсивности. Но в таком случае на фронт посылают всех: и тех, кто освоил науку войны, и тех, кто нет, кто хочет и кто не хочет; будут возвращать с западной границы, будут снимать с авиарейсов всех, кто не успел убежать.

Фото: http://www.mil.gov.ua
Фото: http://www.mil.gov.ua

В наших условиях, думаю, речь идет немного о другом. О том, чтобы каждый мужчина умел держать в руках оружие, по достижении определенного возраста начал учиться военному делу, осваивал определенную профессию, становился профессиональным специалистом. Наконец, он должен сложить военную присягу, добровольно согласившись принять на себя нелегкую гражданский обязанность – быть защитником своего народа.

В современной войне давно нет разделения на военных и гражданских, участников боевых действий и мирное население. Все страдают и все воюют. В гибридной войне, когда симпатичная женщина подкладывает мину с дистанционным управлением в машину полковника, а сельский дед угощает солдатиков медком со взрывчаткой – и подавно. Ты можешь столкнуться с врагом в любом облике и в любом месте, даже на крыльце собственного дома, и должен знать, как себя вести. Для этого военная подготовка и нужна.

Отказ от присяги и избежание ее должны считаться в обществе если не позорным поступком, то по крайней мере, таким, который может посеять сомнения в праве человека называть себя гражданином, а следовательно и пользоваться всеми теми правами и свободами, которыми пользуется гражданин. Например, избираться и быть избранным в органы власти и местного самоуправления. Или учиться за бюджетные деньги в вузе. Или даже получать водительские права. Если, как пишет Кокотюха, аватары на фронте только калечат себя и других, то разве на автодорогах страны они калечат меньше?

И чисто в порядке юмора: почему бы не завести порядок – в ночные клубы пускать только по предъявлению удостоверения призывника или военного билета?

Возможно, в мирное время все эти ограничения были бы недемократическими и неуместными, но у нас идет война, и, кто знает, когда она закончится.

Фото: Фото: http://www.mil.gov.ua
Фото: Фото: http://www.mil.gov.ua

А есть же еще альтернативная служба, прописанная, кстати, в Конституции. Если кто-то по религиозным убеждениям не может или не хочет брать в руки оружие – иди работай медбратом и санитаром в военный госпиталь, там рабочих рук всегда не хватает. Тем, кому нельзя доверять оружие из-за «низких моральных качеств» - место на строительстве окопов и блиндажей, укреплений второй и третьей линии обороны, сооружении знаменитой «стены» на длиннющей российско-украинской границе. В конце концов, требуются рабочие на предприятия Укроборонпрома. Возможно, на патронном заводе -драконовская дисциплина, неподъемные нормы и невысокая зарплата – но туда не за деньгами идешь, а выполнять свою гражданскую обязанность.

И надо уже оставить те смешные отговорки: получил повестку призывник или нет, правильно вручили ее или неправильно, днем или ночью, дома или в офисе. В Законе о военной службе, кажется, все изложено понятно: достиг ты определенного возраста, узнал, что Президент издал Указ об очередном военном призыве – должен силой воли поднимать себя за уши и идти в военкомат.

Сила закона – в его непреклонности. И иногда эта непреклонность спасает от страха, когда человек чувствует себя частицей большого и мощного механизма. Когда он понимает, что это не случайная облава в ночном клубе сыграла с тобой злую шутку, одела в камуфляж и берцы, а это твоя судьба с дня твоего рождения, с того дня, как получил паспорт и стал совершеннолетним. Война – это та ситуация, когда легче чувствовать себя винтиком, когда от тебя не зависит - воевать тебе или нет, когда бремя решения ложится на командиров, а тебе в самых трудных ситуациях надо просто выполнять приказы.

Конечно, нам нужны изменения в законах, чтобы упростить механизм призыва, усилить допризывную подготовку, расширить возможности альтернативной службы и определенные привилегии для служивых. Многое стоит изменить радикально, согласно новым условиям, в которых мы существуем и долго еще будем существовать.

Возможно, стоит сделать военных комиссаров более независимыми от власти и денежных мешков. Возможно, выбирать их так, как выбирали НАБУ. Чтобы для них не было разницы – подписывать повестку какому-то сельскому парню или сыну президента. Гражданская обязанность и в этом смысле должна быть общей, а не такой, чтобы можно было откупиться деньгами (даже легально). Социальная справедливость, когда рядом с тобой, бок о бок воюют дети членов правительства, значительно поднимает боевой дух. Даже от самого только осознания, что отец твоего боевого побратима обязательно поинтересуется, а всем ли обеспечено подразделение, где служит отпрыск рода...

Или же можно просто убрать из Конституции Статью 65.

И перейти к чисто наемной армии. Хотя, как учит история, наемная армия полезна, когда идешь в наступление, да еще и на чужой территории. А вот когда приходится защищаться, когда началась война на выживание, одними наемниками не обойдешься.

Евгений Якунов. Киев.


При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-