Продолжение российского вторжения на Донбассе: «Плюсы» и «минусы» с военной точки зрения

Продолжение российского вторжения на Донбассе: «Плюсы» и «минусы» с военной точки зрения

Блоги
908
Ukrinform
Путину ныне нужна очередная маленькая победоносная война

Рассмотрим ситуацию на Донбассе на сегодняшний день по методике оценки именно с военной точки зрения всех «плюсов» и «минусов», способных повлиять на принятие решений Кремлем и российским оккупационным командованием в обозримый период.

Для начала немного о военно-политической ситуации. Тот факт, что Путину ныне нужна очередная маленькая победоносная война, думаю, ни у кого сегодня не вызовет сомнения. Смена парадигмы, а именно переход от «бескомпромиссной борьбы с кровавой киевской хунтой» к интернет-мэмам «мышебратья» (мы же братья, - авт.) и «одинарот» (один народ, - авт.), в этом отношении, никого из нас не должен вводить в заблуждение. Бешенство так просто не лечится.

Организм, засевший за кремлевской стеной, по-прежнему опасен и припадочен. И причин, по которым ему нужна маленькая победоносная война на сегодняшний день – вагон и маленькая тележка. О каких-то широкомасштабных вторжениях в Европу и ядерных «Апокалипсецах» я в данный момент речь не веду, блеф он и в Африке – блеф. А вот «слегка повоевать» причин у Путина достаточно. От внешних, до внутренних. От экономических до политических. Другое дело, насущный вопрос – в каком месте планеты он может затеять кровопролитие.

Гадать над этим, думаю, не стоит, а вот нам, имеющим уже довольно продолжительное время острый «гибридный» участок противостояния с вождем «нижних» приматов на Донбассе и кусок аннексированной им же территории в виде «толстого» полуострова, стоило бы по этому поводу сесть и подумать. Сирии, Суданы и прочие места, где в той или иной мере наемники «защищают интересы русского мира», нас должны интересовать во вторую очередь и исключительно в контексте их влияния именно на нашу борьбу с осатаневшим кремлевским душегубом. Вопрос номер один – где, в какой форме и каких масштабах кремлевский карлик может кинуться в первую очередь на нас.

Хотя, конечно, этот сценарий вполне ВЕРОЯТЕН и все еще ВОЗМОЖЕН, но не факт, что ОБЯЗАТЕЛЕН. И по многим причинам, как объективного, так и субъективного характеров.

Естественно, в этой связи на ум приходит, прежде всего, зона боевых действий на Донбассе. Ибо тут УЖЕ все доведено до «острой формы», есть вполне подходящий и соответствующий «инструмент» для конкретных военных действий в виде двух «армейских корпусов», и «политическая форма» в виде двух народных «бантустанов», которые можно использовать для политического «прикрытия» этой «маленькой победоносной».

Поэтому, отвечая на вопрос – если кремлевское существо решится в очередной раз «показать» нам свои изъеденные кариесом «клыки», где оно это будет делать, ответ очевиден – скорее всего, на Донбассе. Переходим к конкретике…

Несмотря на многие «убедительные» доводы и заверения многочисленных экспертов, политиков и военных на тему «путин побоится», «путин не посмеет из-за санкций» или «самая сильная армия Европы его остановит», вероятность организации и проведения полномасштабного наступления орков именно на Донбассе сегодня сохраняется, и шансы реализации именно такого сценария остаются достаточно высокими. В противном случае, «смысла» постоянного накачивания мускулов двум армейским корпусам Южного военного округа ВС РФ на оккупированных территориях Донбасса я не вижу.

370-400 танков, до 800-850 других ББМ, порядка 650 стволов артиллерии и 150-200 реактивных установок, накопление десятков тысяч тонн топлива и значительного объема боеприпасов в первом эшелоне, разворачивание полноценного второго оперативно-тактического эшелона на Донбассе, в Крыму и фактически стратегических резервов на территории России, примыкающей к ним, то есть создание ГШ РФ на юго-западном стратегическом направлении полноценной стратегической наступательной группировки, говорит отнюдь не в пользу заявлений о «маловероятности» российского наступления. Ибо потребность Путина в продолжении общей стратегической игры по восстановлению контроля над Украиной (имеется ввиду создание сухопутного коридора до Крыма, - авт.) никуда не испарилась. Особенно в контексте цельности и законченности реализации главных целей всей этой кампании.

Стратегические, то есть военно-политические цели агрессора остаются неизменными, меняются лишь формы их достижения, происходит переход от одного этапа к другому под воздействием различных факторов. Поэтому не будем обольщаться, август 2014-го при большом желании Путина (а в его наличии уже мало кто сомневается, - авт.) вполне может повториться. Другое дело, что сегодня он находится в мучительном поиске «более приемлемой формы» и «приемлемого способа» достижения этой цели. В данном случае, некая «ограниченная военная операция» на выбранном направлении все еще вполне возможна и уместна. Главное тщательно подготовится, продумать реализацию и просчитать последствия.

Именно так сегодня думает высшее военно-политическое руководство кремлевского обезьянника.

В этой связи, мы и рассмотрим Донбасс, как возможное место приложения усилий кремлевским душегубом. По методике оценки именно с военной точки зрения всех «плюсов» и «минусов», способных повлиять на принятие решения.

Мариупольское направление

Замечу, что мое условное деление на некие участки и отдельные операционные направления зоны АТО (учитывая, что на данный момент принятый Радой закон «о деоккупации» пока не вступил в силу, мы используем ныне действующий термин «АТО») совершенно НЕ СОВПАДАЕТ с реально существующими направлениями и участками в организации оперативного управления штабом АТО.

Итак. О том, чего могут добиться российские оккупационные войска в случае проведения успешной «ограниченной» операции на Мариупольском направлении и ее предполагаемом размахе. Тут возможны лишь два варианта – отбитие и захват нескольких поселков восточнее и северо-восточнее Мариуполя или полноценная операция по «триумфальному освобождению многострадального Мариуполя».

В первом случае существенных изменений в военном отношении вряд ли стоит ожидать. В отличие от политических итогов операции: очередного этапа раскачивания ситуации внутри страны, который вряд ли принесет агрессору желаемый результат.

В случае успешной реализации второго варианта резко усилится в военном отношении устойчивость и фундаментальность Домбабвийского бантустана. Висящий ныне фактически в воздухе левый, «приморский» фланг 1-го АК ЮВО ВС РФ резко закаменеет, появится возможность приготовиться к «прыжку» в Крым. В политическом отношении падение Мариуполя вполне может стать синонимом «падения Порошенко».

1. Начнем с участка фронта от азовского побережья (поселок Широкино) до окрестностей поселка Чермалык. Сравнительно небольшой участок местности, приблизительно емкостью на бригаду 3-х батальонного состава, с приданными подразделениями (при условии организации обороны в два эшелона, -авт). Один «коридор перехода» между поселками Пищевик и Верхнешироковское (бывш. Октябрь). Местность в основном степного характера, изрезанная немногочисленными протяжными балками, изобилующая заброшенными сельскохозяйственными угодьями и искусственными лесопосадками. Несколько особенностей:

- наличие разветвленной сети автомобильных коммуникаций;

- довольно густая сеть населенных пунктов;

- наличие у противостоящих сторон протяженной прибрежной полосы;

- наличие в оперативно-тактическом тылу украинских войск крупного политико-административного и промышленного центра региона (г. Мариуполь) и соответственно оборудованного морского порта.

Преимущества оккупантов:

- Фактически, для сосредоточения и развертывания значительных сил и средств, касаемо гипотетической активной, наступательной операции, данная местность удобна с технической стороны. Особых трудностей здесь нет – через переход на трассе Е-58 (она же в российской интерпретации А-200) в районе поселка Максимов, а так же через Щербак и Хомутовскую степь можно затаскивать столько сил и средств, сколько душа пожелает. Пропускных трудностей тут явно не возникнет.

- Организовывать и проводить первый этап операции на большую глубину так же не надо. Мариуполь, как основная цель гипотетической, ограниченной операции – рядом. Соответственно маневрировать, перебрасывать резервы и усиление, в том числе артиллерией или какими-то иными дальнобойными и тяжелыми средствами поражения не надо. Все это можно ЗАРАНЕЕ расположить, укрыть и приготовить к использованию НА ВСЮ глубину планируемых действий.

- Наличие нескольких рокад и колонных путей вообще упрощает этот вопрос. От Новоазовска на Крещатицкое и Тельманово, от Безыменного на Веденское и ряд других дорог и проселков местного значения позволяют при необходимости командованию оккупационных войск быстро и активно маневрировать силами и средствами.

- Близость баз и мест дислокации подразделений регулярных войск РФ, придвинутых в этом месте практически вплотную к украинско-российской границе в Ростовской области, позволяет агрессору наращивать усилия на этом участке в любом удобном для них темпе. Ибо «плечо подвоза и снабжение» тут минимальное. Расстояние от российской границы до передовых позиций орков по условной линии Саханка – Азов – Пикузы – Верхнешироковское – Набережное для современных армейских систем логистики является минимальным. Ничего перемещать на дальние расстояния не потребуется, так же как и перебрасывать подкрепления. От момента поступления приказа на ввод в бой войск с территории РФ до появления их на передовых позициях явно пройдут считанные ЧАСЫ…

- Несомненно, в случае проведения каких-то наступательных действий в сторону Мариуполя, командование ЮВО и 8-й армии явно задействует свои морские силы (в которых оно пока имеет преимущество), а возможно и точечно авиацию. Расположение основных баз и мест базирования, сосредоточенных в регионе соответствующих российских сил и средств, позволяют это сделать даже без их смены. Никуда и ничего перебрасывать не надо. С косы Должанской, из-под Ейска и Таганрога это делать весьма удобно. Достаточно лишь преодолеть Таганрогский залив по воздуху или морю.

- Из вышеизложенного вытекает еще одна «радужная» перспектива для российского командования. Это возможность организации и проведения одного или серии морских, воздушных или комбинированных тактических или оперативно-тактических десантов.

В случае принятия решения оккупантами на проведение таких амфибийных действий, командованию АТО явно предстоит «разбираться» с вражеским десантом УЖЕ на земле, а не на подходах. Причем, делать это придется одновременно с отражением активных, наступательных действий орков и на других примыкающих к побережью участках с использованием пехоты и бронетехники.

О возможности такого сценария развития событий говорит несколько фактов:

1) На данном участке «обороняется» так называемый 9-й отдельный мотострелковый полк «морской пехоты» 1-го АК (3-х батальонного состава, в один эшелон). Причем, агрессор плодотворно и настойчиво работает над развитием именно амфибийных его качеств: создают некую «Азовскую флотилию ДНР», регулярно отрабатывают с подразделениями «полка» вопросы высадки на необорудованное побережье и удержание захваченного плацдарма и т.д.

2) Российский 810-й батальон морской пехоты ЧФ фактически является «шефом» этого «полка», равно как и военнослужащие 22-й отдельной бригады специального назначения ГРУ ГШ РФ. В 9-м омсп МП 1-го АК они весьма частые гости и одному Богу и украинской разведке известно, что они там совместно планируют и отрабатывают.

3) Оккупанты весьма активно пытаются вести всестороннюю разведку на этом направлении не просто на тактическую глубину, а вполне себе на оперативно-тактический размер. Благо густозаселенный Мариуполь и окрестности позволяют им тут создать не просто какие-то очаговые агентурные «точки», а весьма разветвленную разведывательную сеть, которую в случае необходимости вполне возможно задействовать и как диверсионную. Особенно в случае «высадки в тылу гоблинского десанта»…

- Присутствие колаборантов во властных и силовых кругах, наличие значительного числа симпатиков обезьяньего дела среди жителей Мариуполя и его окрестностей позволяют командованию оккупационных сил не только быть в курсе событий касаемо расположения и наличия украинских войск, состояния их боеспособности, но и значительно влиять «изнутри» на обстановку в случае наступления на Мариуполь. Можете даже не сомневаться, в государственных, силовых и общественных структурах Мариуполя и окрестностей сидит нехилый такой «табунок» разного рода «кротов» (как вербованных, так и «инициативников»), который в нужный момент, в случае наступления орков резко активизируется. В этой связи лишь напомню обстоятельства обстрела гоблинами микрорайона Восточный города Мариуполь из 122-мм РСЗО типа БМ-21 «Град» 24-го января 2015-го года. Вспомните, кто просил, кто наводил и кто сообщал оркам куда и по кому стрелять…

Есть еще несколько факторов, которые могут сыграть «за» орков, в случае их активизации именно на Мариупольском направлении. Но я, по понятным причинам предпочту о них в данном материале умолчать.

Теперь о минусах:

В принципе, их тоже немало и они вполне способны если не отбить охоту у орков к активным действиям на Мариупольском направлении, то, по крайней мере, значительно их им осложнить. Итак:

- Исходные рубежи, районы сосредоточения и развертывания соответствующих сил и средств оркам придется располагать на сравнительно узкой полоске «освобожденного Приазовья» шириной от Новоазовска до Саханки. Причем, преимущественно на открытой местности. Из этого вытекает, что скрытно сделать это будет для гоблинов весьма затруднительно. Оперативной внезапностью, такого рода операция вряд ли будет отличаться… Посему, «блицкриг» тут в стиле «прорыв через Амвросиевку» вряд ли вообще будет возможен. Придется «таранить» подготовленную украинскую оборону, по крайней мере, в первом эшелоне.

- На протяжении двух с половиной лет украинское военное командование ВСЕГДА «имело ввиду» возможность проведения приматообразными операции именно «в сторону Мариуполя». Посему провело целый КОМПЛЕКС мероприятий по усилению оборонительных возможностей на данном операционном направлении. Естественно, по понятным причинам, я их называть не буду, но даже стороннего наблюдателя, настроенного критически к сути и содержанию этой работы, они вполне могут впечатлить. И говорю я это отнюдь не для красного словца. Мариуполь и окрестности действительно на протяжении довольно длительного времени в военном отношении постепенно превращался украинским военным руководством в подготовленный узел обороны, об который вполне может обломать себе зубы самый опасный хищник.

- Из-за того, что территория «для изготовки к прыжку» у гоблинов на Мариупольском направлении, скажем так, «весьма не глубока», вся эта затея с подготовкой к гипотетическому «броску на Мариуполь», вообще может закончиться для орков катастрофой. Поясню, даже на первый поверхностный взгляд, у любого штабиста тут же появится несколько дельных предложений, как погасить любые поползновения в сторону Мариуполя в зародыше. Например, отрезать приморский участок контрударом севернее, перерезав дорогу Новоазовск-Тельманово. Или организовать массированное огневое воздействие по этой узкой полоске «освобожденного Приазовья» из сотни артиллерийских стволов и реактивных установок в аккурат перед самым «броском».

- Есть еще один момент. Называется он река Кальмиус. Где-то от района Гнутово и до Николаевки, это вполне себе естественный и УДОБНЫЙ рубеж для организации обороны. Даже если оркам удастся проломить наш первый эшелон (что само по себе сделать будет для них ой как непросто, - авт.)… Гнутово, это фактически пригород Мариуполя (северо-восточный). То есть, прорвавшись даже ЗА первую линию, орки вероятнее всего окажутся перед непростой дилеммой – атаковать Мариуполь в лоб с востока вдоль побережья, рискуя увязнуть в кровопролитных боях в условиях плотной городской застройки (ДАП им в помощь) или совершить «обходной маневр», попытавшись форсировать Кальмиус под огневым воздействием «злобных и циничных бандеровцев». Иного при нынешних раскладах, как-то не просматривается…

Ну и в завершении. Хотя условия для проведения комбинированных тактических и оперативно-тактических десантов на Мариупольском направлении (я имею ввиду воздушных и морских) на сегодняшний день для гоблинов сохраняются довольно значительные, однако, в течение последнего времени они для них заметно усложнились. В первую очередь, из-за того самого КОМПЛЕКСА МЕРОПРИЯТИЙ, которые провело украинское военное командование, вполне осознающее возможность именно такого развития ситуации, - от значительного усиления возможностей ПВО на данном направлении, до усиления мониторинга воздушной и морской обстановки в режиме онлайн в данном регионе и усиления противодесантной обороны.

Константин Машовец

Информационное сопротивление

* Мнение автора публикации может не совпадать с позицией агентства

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-