Сергей Наев, генерал-лейтенант, командующий Объединенных сил
Цель нашей операции – освобождение Донбасса от российских захватчиков
20.03.2018 14:45 5681

Назначение командующего Объединенных сил, операция которых предусмотрена законом Украины "Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины на временно оккупированных территориях в Донецкой и Луганской областях", стало знаковым событием для всего украинского общества. Ведь именно с изменениями в характере действий на Донбассе и с новым командованием ООС украинцы связывают надежды на освобождение оккупированных территорий и завершение изнурительной и кровавой войны. О видении текущей ситуации и будущих шагах по возобновлению территориальной целостности Украины «Укринформу» рассказал новоназначенный командующий Объединенных сил генерал-лейтенант Сергей Наев.

- Сергей Иванович, трудно даже понять, поздравлять вас с этим назначением или сочувствовать... не подавляет ли вас такая ответственность?

- Я четко осознаю, что на мои плечи возложена очень большая ответственность. Она заключается в том, что я обязан выполнить главную задачу, которая поставлена перед командованием Объединенных сил, а именно – освобождение оккупированных территорий Донбасса, районов Донецкой и Луганской областей, от захватчиков, которые пришли к нам из Российской Федерации, которые захватили и до сегодня удерживают под оккупацией территории на Востоке нашего государства.

Осознавая эту ответственность, как военный человек, четко понимаю и знаю, что и как делать.

- Какими будут первые шаги командующего ООС на новой должности?

- Первые шаги на новой должности будут посвящены надлежащему планированию операции Объединенных сил. После прибытия на место проведения операции мне будет необходимо детально изучить обстановку, оценить ее по всем направлениям – военным, правоохранительным, по направлению деятельности военно-гражданских администраций.

После проведения такой оценки я должен принять такие решения, которые позволят в ходе операции достичь наилучшего результата в кратчайший срок и при условии рационального использования ресурсов, то есть, сокращения возможных расходов.

- Насколько независимой и самостоятельной фигурой является командующий ООС относительно принятия подобных решений? На должность вас назначает Президент, обеспечением ООС занимается Кабмин, а войска предоставляет Генштаб Вооруженных Сил и другие силовые структуры. Так от кого вы будете получать команды, с кем согласовывать дальнейшие шаги?

- Непосредственно я подчиняюсь начальнику Генерального штаба – Главнокомандующему Вооруженных Сил Украины. Эта четкая вертикаль дальше идет к Верховному главнокомандующему. Я выполняю те задачи, которые будут для меня определены директивами и соответствующими боевыми распоряжениями.

На их основании будет определен замысел, который утверждает начальник Генерального штаба и Верховный главнокомандующий Вооруженных Сил – Президент Украины.

В соответствии с утвержденным замыслом и планами будет достигаться цель операции. Что и как должно произойти – я не могу в полном объеме рассказать широкой общественности. Потому что есть такое понятие, как государственная тайна.

- Мы не претендуем ни на какие секреты. Если я правильно понял ваш ответ, у вас будет определенная свобода решений и действий в рамках утвержденного замысла?

- Да, понятно. Но хотел бы еще раз подчеркнуть, что замысел и соответствующие планирующие документы буду разрабатывать я, как командующий, и подчиненный мне Объединенный оперативный штаб. Будет разработан именно такой замысел, который позволит достичь поставленной цели.

- У вас есть большой опыт боевой службы в АТО. В чем будет заключаться отличие Операции Объединенных сил от АТО?

- Главные отличия – в подчиненности. Если раньше Антитеррористическая операция проходила под общим руководством Антитеррористического центра СБУ, сейчас Операция Объединенных сил проходит под стратегическим руководством Генерального штаба Вооруженных Сил Украины.

Соответственно, от этого идет и другой вопрос, связанный с управлением, ответственностью, с оперативными и тактическими задачами, которые нужно выполнить последовательно, чтобы, как я отмечал ранее, достичь оперативной цели операции.

- Понятно, что как руководитель вы будете непосредственно вовлечены в формирование, так сказать, собственной команды. Много ли будет рядом с вами офицеров, с которыми вы бок о бок уже воевали в АТО?

- Что касается непосредственно Объединенного оперативного штаба, то я знаю и его начальника, и вновь назначенных заместителей. Люди, которые со мной поедут непосредственно выполнять эти задачи, ранее проходили службу вместе со мной. Они были моими заместителями, когда я командовал Оперативным командованием, и были на должностях вместе со мной, когда я руководил оперативно-тактическими группировками в районах проведения Антитеррористической операции.

Что касается оперативно-тактических группировок, которые будут созданы для соответствующего управления на тактическом уровне, то указанные органы управления состоят из оперативного состава Оперативного командования, которым я не так давно непосредственно руководил.

В связи со спецификой моей деятельности я знаю каждого из командиров военных частей – бригад и полков, которые будут участвовать в операции. Соответственно, они знают меня. С ними всеми у меня хороший контакт, который поможет как можно быстрее и эффективнее выполнять поставленные задачи.

- Наверное, не всех подчиненных вы будете знать... Накануне принятия Закона много шума было вокруг того, что армия берет контроль над всеми силовыми структурами... Готовы ли вы на практике взять на себя руководство и координацию деятельности в рамках ООС других силовых подразделений, в частности, Национальной гвардии, полиции, пограничников, офицеров СБУ?

- К этому я готов, потому что руководители правоохранительных органов и других военных формирований, которые будут управлять выделенными силами и средствами в операции Объединенных сил, они хорошо подготовлены, и будут давать мне соответствующие предложения. Я, как командующий, буду их оценивать и принимать решение. Все силы и средства других военных формирований и правоохранительных органов будут применяться исключительно в соответствии с законами Украины и только для выполнения задач, к выполнению которых они готовятся в мирное время. В ходе операции Объединенных Сил они должны продемонстрировать наилучший вышкол.

- Ваши функции, согласно Закону, будут выходить за рамки чисто военных отношений. Как будут строиться ваши отношения с гражданско-военными администрациями, если, де факто, именно вы будете главным руководителем гражданско-военной администрации в районах конфликта?

- Статья 9 закона Украины «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины на временно оккупированных территориях Донецкой и Луганской областей» четко указывает, что Объединенный оперативный штаб Вооруженных Сил Украины, который подчиняется мне, как командующему, он осуществляет направление, координацию и контроль за деятельностью военно-гражданских администраций в Донецкой и Луганской областях по вопросам национальной безопасности и обороны. Соответственно, я хорошо знаю обоих председателей областных военно-гражданских администраций, потому что в свое время был командующим Оперативного командования «Восток», и они находились в зоне ответственности этого Оперативного командования.

Все то, что предусмотрено Законом, будет входить в круг их задач. Положения Закона являются основанием для меня, как командующего, и для подчиненного Объединенного оперативного штаба, для направления и координации деятельности упомянутых администраций. Мы все будем работать для достижения единой цели, а именно – возвращения украинского сознания на территории Донецкой и Луганской областей Украины. Это главное – вернуть украинское сознание. Мы сделаем для этого все необходимое.

- Конфликт на Востоке не является классическим военным столкновением. Кроме того, чтобы думать о победе над врагом, вам придется заботиться о том, чтобы завоевать умы и сердца жителей Донбасса. Какие методы, средства и структуры будут для этого привлечены?

С террористами я, как военный руководитель, могу разговаривать только на хорошо известном мне языке

- Во-первых, это проекты, связанные с восстановлением инфраструктуры, которая имела определенные недостатки еще до войны, и на которую, в дополнение, наслоились последствия военной деятельности противника против подконтрольной нам территории.

Второе – это организация всех вопросов социальной направленности, начиная с восстановления и совершенствования банковской системы, упорядочения выплат зарплат и пенсий, предоставления медицинской помощи. Не менее важной является информационная деятельность, эффективное противодействие враждебным информационным воздействиям, продвижение и увеличение украиноязычного контента. Все эти вопросы будут в числе главных приоритетов. То есть, материальное и духовное возрождение этих территорий – это и есть главные направления нашей работы.

- Насколько «политической» будет ваша должность, будете ли вы участвовать в процессах политического урегулирования? Например, известно, что лидеры самопровозглашенных «республик» принимали участие в Минском процессе и представляли там определенные позиции. Исходя из вашего нового статуса, предполагаются ли какие-то контакты с противоположной стороной?

У меня нет никакого желания устанавливать контакт с главарями террористических организаций

- У меня нет таких рычагов и полномочий. Но, прежде всего, у меня нет никакого желания устанавливать контакт с главарями террористических организаций. Они террористы, а с террористами я, как военный руководитель, могу разговаривать только на хорошо известном мне языке. На языке военной силы. Из этого и будут исходить любые отношения с ними.

Что касается других вопросов, в частности, Минского процесса – там есть определенные политические фигуры Украины, они этим занимаются, и дай Бог им успеха в том направлении.

- Война в Украине продолжается уже четвертый год подряд. Наверное, не будет ошибкой утверждать, что от «окопной» войны без определенного финала устали как войска, так и общество. Если это не тайна – какие изменения будут внесены в тактику войск, которые привлечены к ООС?

- Тактика – это формы и способы действий мелких подразделений. Операция Объединенных сил – это уже уровень оперативного искусства, то есть, более высокого. Законом Украины четко прописано, в частности, в статье 4-й, что целями государственной политики, а военная операция – это продолжение государственной политики, – является освобождение временно оккупированных территорий в Донецкой и Луганской областях и восстановление на этих территориях конституционного строя, защита законных прав, свобод и законных интересов физических и юридических лиц, обеспечение единства, независимости и территориальной целостности Украины. Поэтому операция Объединенных сил будет иметь именно такую цель, обеспечивать государственную политику, которая определена Законом.

О тактике мы сейчас не будем вести речь. Уверен, что взводы, роты, батальоны и бригады Вооруженных Сил Украины, – они тактически обучены. Мы провели столько учений, что этого будет достаточно этим подразделениям и частям, чтобы вести любые виды боевых действий.

- Ваше назначение вызвало немалый интерес в обществе, в том числе, к вам персонально. В прессе и в социальных сетях сообщают о том, что вы получали деньги от родственников в Крыму. Первый вопрос – есть ли у вас родственники в Крыму? Второй вопрос – насколько, если такие родственники есть, это делает вас уязвимым от действий оккупационной власти, то есть – Российской Федерации?

- Вопрос понятен. Я родился в 1970 году в городе Могилев-Подольский Винницкой области в семье военнослужащего. Мой отец завершил службу на территории Крыма. Соответственно, с 1995 года он вместе с семьей, и мой младший брат, оставались в Крыму. Еще перед войной, в 2012 году, во времена мирной Украины, родители предложили нам с братом завещать квартиру. В октябре 2013 года мой отец умер. Мы с братом приняли совместное решение относительно завещания, согласно которому со временем он должен мне выплатить половину стоимости квартиры. Никаких соглашений я с ним не заключал, ведь это – семейные дела. Впоследствии, в 2016 и в 2017 годах он передал мне две суммы, в эквиваленте – по пять тысяч американских долларов. То есть, эти деньги, де факто, не является «подарком». Как законопослушный гражданин, я указал эти средства в электронной декларации. Иногда я звоню туда, в Крым, чтобы, например, поздравить с праздниками, и эти звонки ни для кого не являются тайной. Что касается действий брата на оккупированной территории – он взрослый человек, и за его поступки я отвечать не могу. Считаю, что он, как и миллионы граждан, которые остались во временно оккупированном Крыму, является гражданином Украины. Убежден, что со временем, благодаря совместным усилиям нашего народа, Крым вернется, и он будет украинским.

- Допускаете ли вы возможность шантажа со стороны российской власти против вас и вашей семьи?

- Я принял присягу на верность Украинскому народу, и у меня нет никаких оговорок. Я выполню те задачи, которые поставлены передо мной народом Украины, Верховным Главнокомандующим. Проживание членов моей семьи в Крыму меня не тяготит и не связывает никак.

- Последний вопрос. Насколько, на ваш взгляд, Вооруженные Силы Украины готовы к решению задач, которые поставлены перед ООС? Ведь речь идет не только об их способности выполнять тактические задания в районе конфликта, но и способности реагировать на вероятную масштабную агрессию со стороны России, которая не скрывает своих агрессивных намерений как против Донбасса, так и против Украины в целом.

Задачу по полному освобождению оккупированных территорий, я, как командующий Объединенных сил, выполню

- С 2014 года Вооруженные Силы Украины в кратчайшие сроки осуществили огромный шаг вперед от того состояния, которое существовало на то время. Я, как командующий Объединенных Сил, сейчас оцениваю состояние Вооруженных Сил Украины и выделенных для проведения операции сил и средств таким, что позволяет им выполнить поставленные задачи.

Вчера (16 марта – авт.) Президент Украины – Главнокомандующий Вооруженных Сил Украины поставил четкую задачу, чтобы Вооруженные Силы, а также силы и средства других вооруженных формирований и правоохранительных органов, были готовы не только вести оборонительные действия, но и к полному освобождению оккупированных территорий. Как командующий Объединенных сил, я эту задачу выполню.

Дмитрий Шкурко, для Укринформа

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-
*/ ?>