Линия разграничения – Северский Донец, где оккупанты рискуют «конкретно напороться на затрещину»

Линия разграничения – Северский Донец, где оккупанты рискуют «конкретно напороться на затрещину»

Блоги
Укринформ
Российские оккупанты в случае своего наступления на этом участке рискуют «конкретно напороться на затрещину»

Заключительная часть нашего обзора будет посвящена крайнему левофланговому участку всей зоны АТО, так называемой Станичной «дилянке», – от окрестностей поселка Лопаскино до села Сизое, находящегося практически на украинско-российской границе.

Главной «спецификой» участка является проходящая по реке Северский Донец линия разграничения. Фактически, на всем ее протяжении противостоящие стороны разделены рекой. Именно эта особенность и накладывает главный отпечаток на характер и содержание боевых действий.

Кроме того, еще одной очевидной особенностью является извилистость линии разграничения, повторяющей русло реки Северский Донец. Практически это означает наличие массы возможностей для организации как оборонительных, так и наступательных действий для обеих сторон.

Ко всему прочему, тут находится один из ключевых для всей инфраструктуры региона объектов – ТЭС в городке Счастье, причем непосредственно в зоне, примыкающей к линии фронта, то есть в зоне боевых действий, что так же определенным образом влияет на содержание вооруженного противостояния.

Ну и заключительной особенностью участка является наличие значительных по территории и протяженности лесных массивов и заболоченных участков местности, особенно в пойме реки Северский Донец и участках к ней прилегающих.

По сути, этот участок – раздолье для всякого рода рейдовых действий, партизанщины и «веселья» разнообразных диверсионно-разведывательных групп, как тактического радиуса действия, так и глубинной оперативно-тактической разведки. Леса, болота, немногочисленные проходимые дороги с раскидистыми селами и поселками.

Итак, теперь о плюсах для оккупантов в случае, если они соберутся здесь наступать:

- Первый и самый главный «+» для орков. Это местоположение участка и начертание линии фронта. По сути, два «кармана» (Айдаровский и Станичный) «предлагают» российским оккупантам на выбор две тактические возможности для организации «котлов». Естественно, при определенном усилии, благоприятных условиях и наличии соответствующих сил.

Например, из района Красного Лимана – Славяносербска прорваться южнее Трехизбенки в сторону Райгородки или Горшковки, одновременно ударив туда же из района Веселой Горы вдоль дороги Новый Айдар – Счастье. Тогда подразделения ВСУ на участке от Лопаскино до Старого Айдара окажутся в «мешке». Это сделать будет весьма трудно (о причинах ниже).

В другом варианте, просто и без затей, с рубежа Христово-Паньковка нанести удар в сторону государственной границы, или в направлении поселка Широкий, расположенного на дороге Станица Луганская – Широкий, идущей вдоль границы. В обоих случаях большие проблемы для Станичной группировки ВСУ практически гарантированы. Тем более, что, по оперативным данным нашей группы, оккупанты о чем-то таком и думали (в районе Обозного и Христово, по нашем сведениям располагается нечто типа усиленного батальона с резервом на Стукаловой Балке в таком же размере).

- Непосредственная близость территории сопредельного государства к рассматриваемому участку значительно упрощает для российских оккупационных войск процесс подготовки к возможному наступлению. Передислокация войск и техники, а также подвоз средств материального обеспечения, благодаря этому, могут быть осуществлены оперативно. Добавим к этому наличие в непосредственном оперативно-тактическом тылу крупного узла коммуникаций с разветвленной сетью инфраструктуры - собственно сама «столица» ОРЛО, город Луганск.

- В случае принятия решения российским командованием на проведение условной операции под названием «приграничный Сталинград», оно вполне может из-за вышеуказанных особенностей этого участка даже не заморачиваться какими-либо «тактическими» соображениями, а «решить проблему кардинально», спланировав удар со своего малонаселенного и «дикого» левого фланга на этом участке прямо через Райгородок и южнее Нового Айдара на Городище у российской границы (тогда весь участок попадает в котел). Точно туда же можно попытаться ударить и с плацдарма у Счастья. То есть, можем констатировать наличие целой череды ВОЗМОЖНЫХ наступательных планов агрессора на этом участке.

Теперь о минусах:

- Самый главный – река Северский Донец. Чтобы куда-либо наступать, даже просто закинуть неких «заблудившихся» солдат нам в тыл для всякого рода пакостей и подрывов, надо преодолеть Северский Донец. Проще говоря – форсировать. Небольшую группу из 7-8 человек можно переправить скрытно и без особых проблем.  А вот перекинуть на другой берег мотострелковую роту на БМП, ну или «по бедности» на МТ-ЛБ, будет тяжело. Мало того, что военнослужащие ВСУ «не вовремя» все это обнаружат, ибо присутствие и перемещение чего-либо даже отдаленно напоминающего десантно-переправочные средства в тылах оккупационных войск украинская военная разведка отслеживает С ОСОБЫМ ВНИМАНИЕМ, так и проделывать это придется под плотным и прицельным огнем ВСУ, в условиях серьезного минирования поймы реки, а иногда и самого русла.

- Леса и болота, по большей части, могут встретиться оккупантам ЗА рекой. Даже предположив, что им каким-то образом удалось форсировать реку в значительном количестве, надо понимать, что дальше придется прорываться через лесистые и заболоченные участки местности. А это явно не способствует повышению среднесуточной скорости продвижения наступающей группировки войск, тем более под огнем противника.

- Все вышеперечисленные ГИПОТЕТИЧЕСКИЕ возможности, касающиеся наступления российских оккупантов на этом участке, несомненно, ИЗВЕСТНЫ и командованию ВСУ. Посему, система обороны их на этом участке все это учитывает (детали, по понятным причинам, мы опустим). Можно смело утверждать, что если противник вздумает тут «куда-то» наступать, их будет ожидать целая череда весьма неприятных сюрпризов. Такой расклад сил и возможностей там наблюдался уже в 2016-м году (я там был, и видел собственными глазами). Вряд ли для оккупантов ситуация за прошедшее время кардинально улучшилась.

- Еще одно. Вскрыть сосредоточение и развертывание какой-либо ударной группировки оккупационных войск на этом участке украинскому военному командованию намного проще и легче, нежели проделать то же самое оркам в отношении ВСУ, по все тем же причинам. Со стороны «нашего берега» Донца сплошь леса, заросли и прочие болота, с их – довольно значительные открытые участки местности. Плюс населенные пункты, например, Луганск, где кто-то обязательно «что-то увидит, что-то услышит» и т.д.

- Для успешного форсирования полноводной реки оккупантам потребуется много чего – от стаскивания значительного количества артиллерийских стволов для огневого прикрытия уязвимой на время форсирования реки наступающей группировки войск, заблаговременного подтягивания поближе к реке понтонов для тяжелой техники, до проведения предварительной инженерной разведки подходов к ней же, и разминирования ее обеих берегов на выбранном участке. Вряд ли это останется незамеченным ВСУ, а значит, даст им временную фору для адекватного реагирования.

- Ко всему прочему, надо учитывать, что успешно обороняться, или, по крайней мере, успешно тормозить наступление врага именно в первом эшелоне, ВСУ в местных условиях может намного меньшими силами и средствами, нежели это оно может делать на каких-то значительных открытых участках, например, под Мариуполем или в районе Светлодарской дуги. Это дает возможность основные силы и средства оттянуть несколько в глубину боевых порядков, создав впереди нечто вроде «полосы обеспечения», в которой наступающий противник увязнет, вынужденный под снайперским огнем, постоянно натыкаясь на мины и заграждения, продвигаться, образно говоря, «по яйца в болоте». А потом, измотав противника, «треснуть» этими резервами в удобном или заранее выбранном месте…

В общем, подводя итог обзору рассматриваемого участка, я бы пришел к выводу о том, что «не все то золото, что блестит». На первый взгляд, у оккупантов тут целая куча заманчивых возможностей и условий. В первую очередь, по двум основным факторам – начертание линии фронта, когда сразу две тактические группы ВСУ еще до начала гипотетических активных действий УЖЕ находятся как бы в полуокружении, плюс близость баз путинского «военторга». Однако, если всмотреться в реальные условия, и допустить, что противник в адеквате, то российские оккупанты в случае своего наступления на этом участке рискуют «конкретно напороться на затрещину».

Константин Машовец
ІС

* Мнение автора публикации может не совпадать с позицией агентства

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2019 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-