Александер Хуг
Миссия работает ради прекращения насилия, но вывод танков – это не наша задача
02.07.2018 18:49 520

Опытный дипломат и миротворец Александр Хуг уже, наверное, вошел в историю Украины. По крайней мере, если речь идет о периоде развязанной Россией агрессии после 2014 года.

Бывший швейцарский военный исключает некоторые возможные претензии к деятельности Миссии, когда в ее адрес можно услышать, что, мол, наблюдатели слишком осторожно и комфортно выполняют свои задачи и не вмешиваются в самые горячие конфликтные ситуации или боевые действия.

Эти и некоторые другие недоразумения между настоящим мандатом Миссии, об имеющихся спекуляциях и различиях в имплементации на практике понятий «мониторинг» и «контроль» первый заместитель председателя рассказал в эксклюзивном интервью собственному корреспонденту Укринформа в Брюсселе.

УТВЕРЖДЕНИЕ О ЗНАЧИТЕЛЬНОЙ ЧИСЛЕННОСТИ РОССИЯН В МИССИИ – СПЕКУЛЯТИВНЫЕ

- Господин Хуг, достаточно ли возможностей у Миссии для выполнения определенных в мандате задач?

- Специальная мониторинговая миссия была размещена по приглашению правительства Украины в 2014 году на основе консенсусного решения, принятого на заседании Постоянного совета ОБСЕ. Отмечу, что это произошло еще перед эскалацией вооруженного конфликта. Мы присутствуем во всех регионах Украины, но, конечно, главное внимание сосредоточено на востоке государства. За пределами Донецкой и Луганской областей у нас есть 8 представительств, в частности в Киеве, Херсоне, Одессе, Днипре, Харькове, Ивано-Франковске, Львове и Черновцах.

Однако главные наши ресурсы сосредоточены в Донецке и Луганске, включая 15 постоянных представительств по обе стороны линии соприкосновения.

Эти команды осуществляют мониторинг и патрулирование в дневное время суток, а также в течение ночи статически на 15 постах наблюдения. У нас также есть 13 камер наблюдения вдоль линии соприкосновения, которые работают круглосуточно.

Вся информация, в том числе данные, получаемые с помощью этих технических средств, передаются в Киев.

Сейчас Миссия насчитывает более 700 наблюдателей по всей стране, плюс около 400 сотрудников из числа граждан Украины. Всего на сегодня в СММ работают 1214 человек.

Наибольший контингент представлен Соединенными Штатами – 60 сотрудников Миссии

Также хочу отдельно прокомментировать некоторые спекуляции относительно стран происхождения сотрудников Миссии. Ведь раньше распространялась необъективная информация о подавляющем количестве наблюдателей из России. На сегодня таких 37. Но наибольший контингент представлен Соединенными Штатами – 60. В целом численность наблюдателей СММ на 50% представлена странами-членами Евросоюза. Все эти данные доступны для широкой публики на нашем веб-сайте.

СИТУАЦИЯ С БЕЗОПАСНОСТЬЮ НА ДОНБАССЕ: НА ВОСТОЧНОМ ФРОНТЕ БЕЗ ПЕРЕМЕН

- Как вы оцениваете сиуацию с безопасностью на востоке Украины?

- Если сравнивать с предыдущими годами, в этом году ситуация с безопасностью в зоне ответственности Миссии существенно не изменилась. В период новогодних и рождественских праздников, когда придерживались договоренности о прекращении огня, был немного спокойный период. В то же время уровень насилия повысился в марте. Дальше вновь – в период пасхальных праздников действовали договоренности о перемирии, которые все равно нарушались, но количество нарушений режима прекращения огня было низким. В конце апреля и до середины мая мы зафиксировали наибольшее количество таких нарушений в этом году. В частности, 16 мая было самым сложным днем, когда было зафиксировано по меньшей мере 2380 нарушений режима тишины.

На сегодня мы знаем об объявленной приверженности соблюдению так называемого «хлебного» перемирия, что мы приветствуем. Это особенно важно для украинцев, которые проживают возле линии соприкосновения по обе ее стороны и больше всего страдают от насилия.

Но и это перемирие будет временным и ограниченным, ведь оно не устраняет первопричин этого насилия, которые лежат в военно-технической плоскости. Речь идет о близости размещения подразделений вооруженных сил и наличии тяжелого вооружения, в частности танков, минометов и артиллерии. Пока эти причины не будут устранены, как это предусмотрено Минскими договоренностями, насилие будет продолжаться, и ситуация будет оставаться непредсказуемой и нестабильной.

В 2017-М БЫЛО ЗАФИКСИРОВАНО БОЛЕЕ 400 ТЫС. НАРУШЕНИЙ РЕЖИМА ТИШИНЫ

- Не секрет, что в украинском обществе – среди военных, политиков, экспертов, журналистов – в адрес СММ ОБСЕ часто звучат претензии и даже обвинения относительно недостаточной эффективности и деятельности Миссии...

- Да, нам известно об этом. Но больше всего, почему так происходит, связано с неправильным пониманием того, чем занимается СММ. Миссии поручено осуществлять мониторинг и докладывать о своих наблюдениях, а также способствовать диалогу всех сторон на местах, что способствует уменьшению некоторых из самых актуальных тревог в гуманитарной сфере. В первую очередь, речь идет о мониторинге и отчетности о соблюдении режима прекращения огня, отводе вооружений, разминировании. В этом и заключается наша роль.

Но ситуация с тем, что боевые действия продолжаются, не связана с нашей деятельностью. Потому что причиной этого является невыполнение Минских договоренностей именно сторонами. Мы делаем нашу работу открыто, и это можно увидеть в наших ежедневных отчетах, которые публикуются на нашем веб-сайте на украинском, английском и русском языках. Но обеспечить, например, отвод танков из Донецка, Авдеевки, где они не должны быть, – это не наша задача. Это ответственность сторон.

В общей сложности в прошлом году мы зафиксировали более 4 тыс. единиц такого тяжелого вооружения по обе стороны линии соприкосновения в местах, где его не должно быть. Также в 2017 году было зафиксировано более 401 тыс. случаев нарушения режима прекращения огня. То есть, это больше тысячи в день. Несмотря на наши детальные отчеты, стороны почти ничего не сделали в плане принятия мер реагирования на зафиксированное Миссией насилие.

Трудно оценить уровень нашей эффективности. Ведь это может быть «измерено» в ситуации, когда конфликт прекратится. Миссия способствует обеспечению стабильности и мира. Но, чтобы это оценить, следует определить уровень насилия или его отсутствие. Согласитесь, эту категорию сложно «измерить».

Мы прилагаем усилия для содействия урегулированию конфликта, предоставляя объективную и проверенную информацию, которая поможет ответственным лицам принять решение и позволит тем, кому принадлежит власть и фактический контроль, привлечь к ответственности нарушителей договоренностей. Да, мы не можем увидеть все. Однако те факты, которые включаются в наши отчеты, точно проверены. И эта информация также позволяет нам способствовать улучшению гуманитарной ситуации в зоне ответственности. В частности, мы находим людей, которые нуждаются в помощи, например, в ремонте домов, восстановлении водопроводов, линий телефонной связи... Мы сами не ремонтируем, мы не доставляем продукты питания, но мы способствуем обеспечению доступа ответственных структур и организаций для оказания такой помощи и передаем соответствующую информацию через наши патрули по обе стороны линии соприкосновения.

СОТРУДНИКАМ МИССИИ ПОСТОЯННО УГРОЖАЮТ НА НЕПОДКОНТРОЛЬНЫХ ТЕРРИТОРИЯХ

- Сталкиваются ли сотрудники Миссии с угрозами в свой адрес, с препятствованием в передвижении во время патрулирования и выполнения своих обязанностей?

- Информирование о случаях препятствования передвижению наблюдателей определено в мандате Миссии. Мы это делаем каждый день в наших ежедневных отчетах. Причины таких ограничений разные. Это могут быть так называемые пассивные ограничения, с которыми мы сталкиваемся на регулярной основе, в частности минные поля. Но мы также сталкиваемся и с активными препятствиями, которые почти всегда встречаются в неподконтрольных правительству районах.

- Имеют ли наблюдатели Миссии доступ к украинско-российской границе, которая контролируется Россией?

Это нельзя назвать независимым мониторингом, когда вооруженные лица требуют пребывания на определенном расстоянии от пунктов пропуска на границе

- Патрули могут посещать участок украинской границы с Российской Федерацией, но с определенными ограничениями. На их пути к неконтролируемому участку границы с РФ они должны проходить через многочисленные блокпосты, и до момента их прибытия на границу вооруженным лицам на границе уже известно об их патруле. До сих пор вооруженные формирования не оказали нам поддержки, необходимой для открытия постоянных представительств вблизи неконтролируемого участка границы с Российской Федерацией. Да, мы наблюдаем там передвижение автомобилей и людей. Однако то, что мы можем там увидеть, очень сильно контролируется. Это нельзя назвать независимым мониторингом, когда вооруженные лица требуют от нас, чтобы мы находились на определенном расстоянии от пунктов пропуска на границе.

Также хочу объяснить следующее. Нашим мандатом не предусмотрены полномочия для проверки транспортных средств, которые пересекают границу. Например, если наблюдатели зафиксировали на границе автомобиль с закрытым грузовым отсеком, у нас нет никаких средств для открытия груза. Мы лишь можем констатировать, что зафиксировали грузовик с закрытым грузовым отсеком. Конечно, эти авто могут перевозить что угодно, но мы не знаем, что там внутри.

Да, в публичном пространстве звучит много сообщений, что эти грузовики могут перевозить военное оборудование, а также вопросов, почему мы об этом не сообщаем. Но у нас нет исполнительного мандата на такие инспекции. Также существуют противоречия в переводе с английского и понимание в контексте украинского и русского языков терминов «мониторинг» и «контроль». Итак, часто «мониторинг» переводится как «контроль». Но это ошибка, которая ведет к искажению восприятия.

Также мы не включаем в отчеты информацию, полученную на уровне, скажем так, слухов. Мол, кто-то увидел, как танк пересек границу, и сообщил наблюдателям. Но мы должны сами это четко увидеть или зафиксировать факт путем дистанционного наблюдения.

ПРЕКРАЩЕНИЕ НАСИЛИЯ НА ДОНБАССЕ СТАНЕТ НЕОБРАТИМЫМ ПОСЛЕ ВЫПОЛНЕНИЯ «МИНСКА»

- На прошлой неделе в Европарламенте вы приняли участие в слушаниях по вопросу миротворческой миссии на Донбассе. У вас большой опыт миротворчества. Каково ваше видение этой операции, ее мандата и возможности развертывания?

- Прежде всего, что такое миротворчество? Это комплекс мер для поддержания мира. И такие меры в отношении востока Украины уже были приняты согласно Минских договоренностей. Они предусматривают отвод тяжелого вооружения, вооруженных сил, разминирование и прочее. И когда стороны выполнят эти требования, то режим прекращения огня должен стать необратимым. Следовательно, когда вооружение и силы будут выведены, то эти меры могут быть дополнены дополнительными для обеспечения устойчивого миротворческого процесса, чтобы оружие не вернулось и ситуация стала безвозвратно стабильной.

Обсуждения возможной миротворческой операции в этой связи являются важными, ведь это в очередной раз подтверждает, что проблема существует, что ситуация находится на высоком уровне актуальности и не исчезает из сообщений в СМИ.

- Россия, а также некоторые европейские политики требуют от Украины выполнить политическую часть «Минска». Киев настаивает на приоритетном выполнении мер безопасности, в частности тех, о которых вы упомянули в ответе на предыдущий вопрос...

- Не хочу спекулировать, почему Минские договоренности не выполняются. Но подчеркиваю, что Донбасс нуждается в постоянном мире. И это означает стабильность и необратимость режима прекращения огня. Это можно обеспечить путем имплементации базовых военно-технических мероприятий: отвести тяжелое вооружение, развести силы и средства и провести разминирование. А для этого должны быть изданы соответствующие приказы, выполнение которых должно быть подкреплено политической волей всех сторон.

В противном случае люди будут продолжать гибнуть и получать ранения, а инфраструктура будет уничтожаться.

- А о проведении в нынешней ситуации местных выборов на Донбассе, возможно ли это по стандартам ОБСЕ?

- Конечно, ОБСЕ будет готова оказать помощь в этом, основываясь на своем опыте. Но когда именно могут быть проведены выборы, я тоже не хочу спекулировать.

- Сейчас на востоке Украины проходит не антитеррористическая операция (АТО), а операция Объединенных сил (ООС). Как вы оцениваете эти действия Украины по деоккупации Донбасса?

- Мы находимся в тесном контакте с командованием операции Объединенных сил, включая генерал-лейтенанта Сергея Наева. На этом этапе еще рано объективно оценивать влияния этих изменений на ситуацию на местах. Но важно, что генерал Наев, как командующий ООС, отмечает приоритетность защиты людей по обе стороны линии соприкосновения. СММ будет продолжать документировать – совпадают ли слова с действиями на практике.

Андрей Лавренюк, Брюссель.

Фото Даниила Шамкина

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-