Александр Сырский, генерал-лейтенент, командующий ООС
Простое разведение сторон и введение миротворцев ничего не решит, только заморозит конфликт
05.07.2019 19:39

О ситуации вокруг проведения операции Объединенных сил (ООС) на Востоке Украины, российской агрессии, новейшем вооружении, боевой подготовке и многом другом журналистам удалось пообщаться с командующим Объединенных сил (ОС) генерал-лейтенантом Александром Сырским. Александр Станиславович – из тех представителей украинской армии, кропотливая и важная деятельность которых остается «за кадром», однако именно такие люди делают отечественные вооруженные силы способными обеспечить защиту суверенитета и территориальной целостности Украины.

- Господин командующий, какова на сегодня общая оценка ситуации на линии разграничения. Способны ли Объединенные силы в текущих условиях обеспечить сдерживание российской агрессии в случае эскалации?

- Ситуация в районе проведения ООС на сегодня контролируемая. Объединенные силы способны обеспечить сдерживание агрессии противника и делают все для этого. Наряду с этим, сказать, что ситуация спокойная, трудно. Ежедневно у нас фиксируется в среднем 20-25 обстрелов. Нарушая Минские соглашения, оккупационные войска продолжают обстреливать позиции ОС как из обычного стрелкового вооружения, так и из минометов и артиллерии. Кроме того, уже стало своеобразной традицией со стороны противника – накануне встреч в Минске в рамках трехсторонней контактной группы увеличивать количество обстрелов наших позиций, что обусловлено их желанием спровоцировать нас на ответную реакцию. Но у них это не выходит.

Отмечается значительный рост интенсивности применения современных управляемых артиллерийских боеприпасов «Краснополь» калибра 152-мм российского производства

Оккупационные войска часто применяют тяжелую, запрещенную Минскими соглашениями, артиллерию с целью поражения наших огневых позиций и опорных пунктов, действуя при этом нагло, стреляя с больших расстояний и прикрываясь жилыми районами. Есть факты применения современных управляемых артиллерийских боеприпасов «Краснополь» калибра 152-мм российского производства. При этом в последнее время отмечается значительный рост интенсивности их применения. Если с начала ООС 30 апреля 2018 года по апрель 2019 года было зафиксировано 4 случая применения управляемого боеприпаса «Краснополь», то только за май и июнь этого года уже имеем 4 подобных случая. Один из последних обстрелов с использованием этого вооружения был зафиксирован в районе н.п. Широкино.

Особое упорство противник показывает в попытках уничтожения наших обзорных камер наблюдения

Наряду с этим, противник активно использует противотанковые средства – это преимущественно ракеты 9М111 и 9М113, которые запускаются с ПТРК «Фагот». Противник использует противотанковые средства поражения отдельных элементов на позициях ОС и иногда – для уничтожения элементов системы наблюдения, которая для оккупантов создает большие проблемы. С помощью этой системы мы не только видим их на значительном расстоянии, но и фиксируем совершенные нарушения. Поэтому особое упорство противник показывает в попытках уничтожения наших обзорных камер наблюдения. Для этого применяется широкий арсенал вооружения – от снайперских винтовок до ПТРК.

Собранные нами доказательства о незаконных действиях оккупационных войск будут использованы в международном военном трибунале

Однако, хочу отметить, что эти попытки напрасны, – и фиксация действий противника осуществляется постоянно в режиме реального времени. В случае выхода из строя какого-либо из элементов, система быстро переключается на резервные, обеспечивая постоянный мониторинг ситуации. Для этого мы используем не только стационарные камеры видеонаблюдения, но также средства воздушной, космической и других видов разведки. Эта информация помогает нам своевременно реагировать на изменения обстановки, а также пополнять доказательную базу незаконной деятельности российских оккупационных войск. Эти доказательства уже используются украинскими дипломатами при подаче в международные инстанции исков против РФ – и в недалеком будущем будут использованы в международном военном трибунале. Благодаря такой базе, каждый преступник получит приговор за совершенные им на украинской земле преступления!

- Какие новейшие образцы вооружения и военной техники, кроме названного вами «Краснополя», применяют оккупационные войска?

Сегодня Донбасс используется оккупантами в качестве полигона для проверки возможностей современного российского вооружения и военной техники

- Сформированные РФ на востоке временно оккупированных территорий Украины 1-й и 2-й армейские корпуса, которые организационно входят в состав 8 армии Южного военного округа ВС РФ, в большинстве используют завезенное с территории Российской Федерации устаревшое советское вооружение и военную технику. Также российское военное руководство насыщает оккупационный контингент современными средствами огневого поражения, комплексами разведки и радиоэлектронной борьбы, средствами связи и другими новейшими средствами для достижения преимущества над Объединенными силами. В то же время происходят исследования функционального и технологического назначения новых образцов вооружений в боевых условиях. Сегодня Донбасс используется оккупантами в качестве полигона для проверки возможностей современного российского вооружения и военной техники.

Особого внимания требуют ввезенные из РФ в Донбасс средства РЭБ

Сегодня зафиксировано много фактов применения подразделениями оккупационных войск танков Т-72БА (образца 1999 года) и Т-72БЗ (образца 2011 года), боевых-бронированных машин БТР-82А, БТР-80 с прицелом ТКН-4ГА, БМД-2 ГИЛ, бронеавтомобилей «Рысь», «Тигр», ГАЗ 3937 «Водник», КамАЗ-43269 «Выстрел», «Мустанг», артиллерийских систем 2Б16 «Нона-К», РСЗО «Торнадо», ОДДС «Панцирь-С1», РЛС «Каста-2Е2», подсистем управления ПВО тактического звена «Барнаул-Т», ПЗРК «Верба», и многих других.

Перечень именно современного российского оружия, которое находится на вооружении войск противника, – достаточно большой

Особого внимания требуют ввезенные из РФ в Донбасс средства РЭБ. Среди выявленных нами есть станция Р-330 «Житель», СПР-2М «Ртуть-БМ», СБ-34ІВ «Леер», Р-378Б «Борисоглебск-2»; комплекс РЭБ 1Л269 «Красуха-2»; комплекс РЭБ РБ-109А «Былина», станция «Репеллент». В подразделениях воздушной разведки оккупационных войск также интенсивно используются принятые на вооружение РФ БПЛА «Орлан-10», «Гранат», Тахион», «Элерон», «Застава» и т.д. Эффективность применения средств РЭБ противника достаточно высока.

ВС Украины входят в число немногих армий мира, которые имеют успешный опыт противостояния армии ядерной страны

Перечень именно современного российского оружия, которое находится на вооружении войск противника, достаточно большой. При этом применение новейшего российского оружия, в частности, это касается РЭР, РЭБ и ПВО, возлагается преимущественно на российских военных, которые находятся на временно оккупированной территории Донецкой и Луганской областей.

Кроме упомянутого ранее «Краснополя», также во время вооруженного противостояния противник использовал управляемую мину КМ-8 «Грань» – это было зафиксировано в 2016 году.

Периодически в зону проведения ООС заходят российские профессиональные снайперы, которые применяют новейшие винтовки с новыми пулями с высокой эффективностью поражения производства РФ. Кроме того, противник старается использовать современные средства контрснайперской борьбы.

Хочу подчеркнуть, что сейчас ВС Украины входят в число немногих армий мира, которые имеют успешный опыт противостояния армии ядерной страны. При этом мы действуем в операционной среде, в которой используются самые современные средства разведки, РЭР и РЭБ, связи, БПЛА, бронетехника, высокоточные средства и т.д.

Учитывая это, мы должны постоянно совершенствоваться и в дальнейшем – повышать знания, умения и навыки бойцов, слаженность экипажей, подразделений и соединений, а также насыщать боевые подразделения современными ВВТ. Мы должны противопоставить противнику наши качественное и технологическое преимущества, взяв за точку отсчета максимальное сохранение жизни защитников Украины.

- Случались ли в последнее время случаи применения оккупационными войсками запрещенного Международным гуманитарным правом вооружения, и какова их тактика?

- Такие случаи фиксируются постоянно. Это касается как фактов обнаружения противопехотных мин, так и средств ослепления, которые повреждают сетчатку глаза. Если же говорить о применении запрещенного Минскими соглашениями ВВТ, то это довольно частое явление со стороны противника. Боеприпасы запрещенных калибров используются оккупационными войсками регулярно, как и приемы и способы действий, которые нарушают не только международное гуманитарное право, но и элементарные понятия человечности и чести. Как, например, стрельба запрещенными Минскими соглашениями калибрами с позиций неподалеку от жилых районов.

В основном противник использует известные нам приемы и методы ведения боевых действий с определенными нововведениями, связанными с применением БПЛА и высокоточного вооружения.

Если же охарактеризовать современное состояние действий, то следует отметить, что танковые подразделения применяются довольно редко, обычно – для усиления передовых подразделений в составе бронегрупп. Последний раз после продолжительной паузы танковый обстрел со стороны противника состоялся в начале июня 2019 года. Дежурные артиллерийские подразделения применяются противником против Объединенных сил преимущественно в темное время суток практически на всех направлениях. Среди них – минометные расчеты, самоходные гаубичные артиллерийские батареи и противотанковые взводы. Такая тактика прежде всего связана с желанием оккупационных сил скрыть свою преступную деятельность от наблюдателей Миссии ОБСЕ, которые работают лишь в дневное время.

Применение реактивных систем залпового огня отмечается в исключительных случаях. Ведение огня из РЗСВ осуществляется преимущественно с целью демонстрации готовности реагировать на резкие изменения в обстановке.

Следует отметить, что в ВС РФ опробован новый тактический прием – так называемый «сирийский вал». Он заключается в ведении огня группой танков с выходом из-под прикрытия (вала). Танки ведут огонь через промежутки в насыпном ограждении и постоянно меняют позицию. Дистанция между танками – от 20 до 100 метров. Вал обеспечивает укрытие и является препятствием для современных лазерных и инфракрасных систем наведения. На данный момент нами зафиксировано на одном из участков неподалеку от линии соприкосновения обустройство инженерных сооружений, которые могут использоваться для отработки данного приема.

Также следует отметить, что в настоящее время продолжается широкое применение РФ современных БПЛА различных классов. В основном БПЛА используются для ведения оперативно-тактической и тактической разведок, а также для выполнения других специальных задач, среди которых – корректировки огня и наблюдение результатов огневого поражения минометов, артиллерии, реактивных систем залпового огня (РСЗО) и другие.

- Как вы оцениваете состояние оснащенности и укомплектованности наших войск вооружением, в том числе современным?

- На сегодня ОС укомплектованы необходимыми силами и средствами, которых достаточно для выполнения поставленных задач. Если сравнивать с 2014 годом, то мы гораздо лучше подготовлены и оснащены не только новым вооружением, но и обновленным и модернизированным.

С массовым появлением на передовой ПТРК «Стугна-П» нам удалось получить преимущество на линии разграничения, ведь на сегодня мы уже можем в случае нарушения противником своих обязательств применять собственные противотанковые средства на расстояние до пяти километров, что значительно превышает возможности противника. Это позволяет держать врага на дальнем расстоянии и полностью контролировать его действия.

Использование новейших БПЛА вывело применения войск на более качественный уровень в контексте добывания сведений о противнике, предупреждения его возможных действий, наведения артиллерии и тому подобное.

Регулярно в ООС проводятся мероприятия оперативной и боевой подготовки. Это способствует обученности личного состава и повышению его способности решать сложные задачи в реальных боевых условиях.

- По вашему мнению, каковы прогнозы развития ситуации на линии столкновения на кратко - и среднесрочную перспективу – с учетом внутренне и внешнеполитических факторов, которые могут на нее влиять?

- В настоящее время фактически происходит так называемое позиционное противостояние. С обеих сторон созданы группировки, которые обладают достаточными силами и средствами. Это в целом исключает возможность резкого изменения обстановки в пользу одной из сторон. Следует отметить, что мы знаем, что на двух полигонах в Ростовской области («Кузьминский» и «Кадамовский») развернуты 13 батальонных тактических групп в разной степени готовности, которые предназначены для наращивания группировки оккупационных войск. Из них 5 БТГ имеют готовность сутки. Мы также отрабатываем определенные планы, в которых учитываются подобные угрозы.

Тем не менее, решение вопроса текущего противостояния не является сугубо военным. Оно лежит больше в политической плоскости. Однако важен здесь фактор времени: чем дольше не решается вопрос противостояния, тем труднее будет его решить с годами.

- Каково ваше мнение относительно возможности использования миротворческих сил на Донбассе?

- Этот вопрос сейчас – практически у всех на устах. Однако здесь ключевое то, какой мандат получают миротворческие силы. Для нас важно, чтобы они применялись в полном объеме, при этом не только на линии разграничения, но и с выходом на украинско-российский участок государственной границы. Его миротворцы должны взять под особый контроль, чтобы прекратить поставки с той стороны топлива, боеприпасов, техники и человеческих ресурсов. Простое разведение сторон и введение миротворцев ничего не решит, только заморозит конфликт в том состоянии, в котором он сейчас есть.

Объединенные силы рассматриваются населением Донецкой и Луганской областей как гарант стабильности в регионе

Кроме того, следует помнить, что процесс ввода миротворцев в регион довольно длителен. От принятия решения до его фактической реализации могут пройти годы. К тому же, у нас беспрецедентно большая линия разграничения длиной 403 км, если не считать неконтролируемую украинско-российскую границу на оккупированных территориях.

Все это – и мандат, и сложность процесса реализации – надо учитывать в процессе подготовки возможной миротворческой миссии в Украине.

- Изменилось ли отношение местного населения к украинским военным, которые размещаются на Донбассе?

Мы стоим на защите граждан Украины по обе стороны линии разграничения

- Если сравнивать с 2014 годом, то, конечно, изменилось. Сегодня местные не относятся к нам с неприязнью, как это было, когда мы начинали АТО. Сейчас люди, которые были заражены вирусом российской пропаганды, поняли – кто обеспечивает им мир и защиту, а кто – войну и разрушение. Жители Донецкой и Луганской областей наглядно увидели, что несет «русский мир» – и на сегодня Объединенные силы рассматриваются значительным большинством населения как гарант стабильности в регионе. Кроме того, местное население прекрасно видит и знает – как живут люди на оккупированных территориях, где они вынуждены выживать в условиях ограничений свободы и условий, необходимых для нормального существования. Хочу подчеркнуть, что для Объединенных сил – это граждане Украины, которых мы должны защищать и оберегать, причем это относится к жителям Донбасса по обе стороны линии разграничения.

Однако нам еще есть над чем работать для улучшения атмосферы взаимодоверия в регионе. Именно с этой целью созданы и активно действуют структуры и должностные лица, которые налаживают стратегическую коммуникацию в зоне проведения ООС, подразделения гражданско-военного сотрудничества, подразделения информационно-психологического противодействия, также проводится активная работа представителей ОС с военно-гражданскими администрациями, органами местного самоуправления, учебными и воспитательными заведениями региона.

Главный акцент здесь мы делаем на работе с молодежью, ведь это наше будущее. Мы должны развивать у молодежи медийную грамотность и критическое мышление, чтобы в дальнейшем молодые люди могли адекватно реагировать на любую пропаганду. А кроме того, эти молодые люди смогут помочь разобраться с «тонкостями и грубостью» российской пропаганды и своим родителями, и дедушкам с бабушками. Поэтому молодежь Донетской и Луганской областей в буквальном смысле – залог счастливого и мирного будущего этого региона.

Противник решает свои задачи нашими руками

В отличие от противоположной стороны, где, фактически, на «поток» поставлен процесс «промывания мозгов» как у молодежи, так и у всего населения в целом, мы не занимаемся пропагандой, а осуществляем просветительскую деятельность, побуждаем к самостоятельному мышлению и собственным выводам, и главное – не культивируем агрессию и ненависть. Свободный человек должен делать сознательный выбор. Мы уверены в том, какой выбор молодежи Донбасса, – и это вселяет надежду.

- По вашему мнению, насколько влияют необдуманные политические заявления или комментарии, в том числе украинских государственных чиновников на ситуацию на линии разграничения, а также на общую устойчивость нашего общества?

Заявления отдельных политиков о якобы «запрете для ОС на применение оружия в ответ» – это подыгрывание информационной войне противника

- Наше общество достаточно чувствительное к различного рода заявлениям или комментариям политиков, экспертов, блогеров и других лидеров мнений. Поэтому с этим надо быть максимально осторожным, особенно в контексте текущего противостояния на Донбассе. Очень часто непродуманные, ошибочные, а иногда откровенно непрофессиональные месседжи имеют негативные последствия, которые отражаются на событиях на линии разграничения и несут человеческие потери, влияют на мотивацию защитников Украины и правильность оценки текущей ситуации. Часто таким образом противник решает свои задачи нашими руками.

В качестве одного из последних примеров можно привести растиражированные СМИ заявления отдельных политиков о якобы «запрете для ОС на применение оружия в ответ», цитаты которых давались журналистами в основном вырванными из контекста. Также многие блоггеры начали в обществе распространять информацию о якобы некомпетентности командования и откровенно сеять панику в украинском обществе – это все может быть проявлениями того, что противник получает преимущество в информационной сфере.

Со своей стороны хочу отметить, что запрета сверху на ответные действия у нас нет. Командование ООС, командиры подразделений на местах и в целом военнослужащие из состава подразделений Объединенных сил имеют право на адекватный ответ оккупантам. Также мы постоянно мониторим ситуацию и получаем разведывательные сведения относительно действий противника – и всегда готовы к адекватным действиям – как в ответ, так и на опережение. При этом мы руководствуемся в первую очередь присягой, уставами Вооруженных сил Украины и Конституцией Украины. Однако, хочу подчеркнуть, что украинские военные четко придерживаются Минских соглашений, которые вводят определенные ограничения на применение оружия, а также Женевской конвенции, которая запрещает ведение огня, даже в ответ, по местам проживания населения, по культовым сооружениям, учебным заведениям, уязвимым объектам инфраструктуры, и вводят ряд других ограничений. Именно в этом наша определенная слабость в ситуации, когда противник пренебрегает подобными запретами. В то же время мы чувствуем, что в этом также наша сила, потому что мы действуем на стороне Добра.

Если наш ответ может навредить мирному населению на оккупированной территории, мы отказываемся от таких действий, принимая удар на себя

На фоне пренебрежения российскими захватчиками всех взятых на себя международных обязательств и человеческой морали, украинские военные являются образцом порядочности и гуманизма. Военнослужащие Вооруженных сил Украины стоят на линии разграничения, окруженные с обеих сторон гражданами Украины (тех, которые находятся за спинами военных, а также тех, которые используются противником в качестве «живого щита»). Это накладывает на нас большую ответственность за принятые решения. Ментальность украинского воина диктует в таких случаях единственное верное решение – принять удар на себя, отведя его от того, кого ты защищаешь. Это – продолжение рыцарских традиций украинской шляхты и это является нормой для европейской традиции – в отличие от воспитанников «русского мира», у которых вершина «военной доблести» и оперативного искусства - «стоять за спинами женщин и детей».

Еще раз подчеркиваю: Объединенные силы защищают граждан Украины по обе стороны линии разграничения. И в случае, если наш ответ потенциально может навредить мирному населению на оккупированной территории, мы отказываемся от таких действий, принимая удар на себя. Именно этим и отличаются украинские воины от тех, кто им противостоит.

Со своей стороны, как командующий ОС, хочу обратиться к украинским политикам, представителям СМИ и всем гражданам Украины: враг коварен, и пытается получить победу не только на линии соприкосновения, но и воздействием на сознание населения страны, которую он хочет покорить. Враг постоянно хочет нас рассорить и подорвать веру в наши силы. Поэтому в условиях гибридной войны общество должно быть объединенным вокруг четких ориентиров – и такими ориентирами должны стать Независимость, Свобода и Армия, которая должна их обеспечить.

Украинская армия уже является гарантом того, что военное нашествие не распространяется на остальную Украину, а временно оккупированные территории становятся обузой для агрессора. Вооруженные силы Украины также должны выработать ту вакцину, которая привьет обществу устойчивость перед вражескими информационными вирусами. Одной из таких прививок должно стать доверие к профессионализму военных со стороны граждан Украины.

Верьте в свою Армию – и мы не подведем! Надеемся, что и общество не дрогнет перед информационным натиском противника и не предаст идеалы Независимости и Свободы, а также память тех, кто за них погиб...

Антон Михненко, Валерий Рябых, Defense Express

В материале использованы фотографии Пресс-центра ООС

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2019 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-