Пионы на минном поле. Как война изменила жизнь украинских женщин-бойцов

Пионы на минном поле. Как война изменила жизнь украинских женщин-бойцов

Укринформ
В Гааге ко Дню Вооруженных сил Украины показали фильм “Невидимый батальон”

Уже пять лет в Украине продолжается война. Защищаться от агрессии Кремля, оборонять свою землю, чтобы дать своим детям будущее в свободной и независимой стране, – на войну пошли не только мужчины. Женщины взяли в руки оружие и отправились на фронт. Кто-то вслед за любимым стал бок о бок с автоматом, кто-то пошел, потому что просто не смог усидеть дома, видя, как приближается враг.

Независимо от возраста и военного опыта, на первый взгляд – хрупкие женщины, которые в мирной жизни были учеными, журналистками, переводчицами и т.д., выносили на своих плечах боевых побратимов с поля боя, были отличными снайперами, ходили в разведку. Они видели смерть собственными глазами, на их руках от пули врага умирали родные...

Женщины-бойцы выстояли и вернулись с фронта, каждая со своей травмой, болью, опытом и историей.

В Нидерландах к Международному дню волонтеров и Дню Вооруженных сил Украины показали документальный фильм "Невидимый батальон". Лента рассказывает истории шести женщин и о том, как война навсегда изменила их жизни. Все были на фронте, принимали участие в боевых операциях. Они героини и фильма, и войны – Елена Белозерская, Оксана Якубова, Дарья Зубенко, Юлия Паевская, Юлия Матвиенко и Андриана Сусак. Собственно, Андриана, которая снималась в фильме, – одна из тех, кто приехал в Гаагу, чтобы лично рассказать – что такое война в Украине и кто ее развязал. Вместе с ней – молодые ветераны и герои войны. Все они участники проекта “Ambassador – украинская ветеранская дипломатия”, который был создан, чтобы бороться с пропагандой, чтобы живые свидетели российской агрессии могли рассказать миру правду о войне. Молодые ветераны уже посетили 16 стран и почти 50 городов. Укринформ встретился в Гааге с Андрианой Сусак, Валерией Бурлаковой, Юлией Шевчук и Алексеем Барановским, чтобы в День Вооруженных сил Украины рассказать их истории.

НА ВОЙНУ – В КЕДАХ

Дождь, сильный ветер – такой была погода в Гааге в последние дни. Но сегодня – солнце и ни одна капля дождя не помешала встрече с украинскими бойцами в центре города. Все в военной форме, кроме маленького Тимура, сына Валерии Бурлаковой. Прохожие с уважением смотрят на наших в форме, хотя большинство вряд ли знают – откуда эти девушки и что за война идет на востоке нашей страны.

Именно для этого молодые украинские воины здесь – рассказать, что на самом деле происходит в Украине и какова в этом роль России. Время от времени маленький Тим командует, что пора кушать. Андриана Сусак заигрывает с малышами, у нее тоже сын – четырехлетний Макар. Именно из-за своей беременности женщина вернулась с войны, правда – аж на пятом месяце. Признается, не хотела уходить с фронта. Стать героиней украинского документального фильма "Невидимый батальон" она согласилась не сразу.

“Я не хотела никакого участия принимать в съемках фильма, потому что считала, что я уже демобилизована и уже не надо снимать. Моя история – это история добровольца, который с Майдана. Мы пошли первыми в 2014 году. И у меня был рассказ про лето, как мы провели лето 2014 года, об одной из самых активных фаз боевых действий. Я не помню, о чем я говорила. Это были 2 недели съемок, Карпаты и Киев. И я помню, что мы очень много смеялись и очень много плакали”, – вспоминает Андриана Сусак.

Эти съемки для героинь документального фильма стали своего рода исповедью, даже определенной реабилитацией. На тот момент у многих из них, сильных и закаленных, была потребность поделиться увиденным на войне.

“Мне нужно было кому-то рассказать о том, что мне болит, о том, что меня не понимает гражданское общество. О том, что я не могу никому рассказать – ни родным, ни родителям, – только тем побратимам, которые знают, что это такое – пройти фронт с большим количеством потерь близких. И камера стала первой возможностью для такой исповеди. Это была моя первая реабилитация, как и других девушек, которые снимались в фильме, которые рассказывали. Особенно для Оксаны Якубовой, которая после фильма сказала, что съемки спасли ее”, – рассказывает Сусак.

Андриана была в Счастье, поселках Металлист, Трехизбенка, Желтое. А еще был Луганский аэропорт, Хрящеватое и блокпост на Бахмутской трассе.

“Я не имела представления о войне. Я никогда не проходила никакой военной подготовки. Я не умела стрелять, я не умела держать автомат. Майдан. Революция достоинства. Мы сделали свой выбор. Кеды, майка, военной формы не было, оружия не было, боеприпасов не было. В чем были на Майдане, в том и поехали”, – говорит Сусак.

Она училась на переводчика английского и немецкого языков, работала брендменеджером фармакологической фирмы. Без колебаний молодая девушка отказалась от мирной жизни и стала разведчицей штурмовой группы батальона "Айдар".

“Мой первый выход – это освобождение города Счастье. Можно сказать, что я выпросила у комбата выход. Я шла в балаклаве, некоторые ребята не знали, что я с ними иду. Я спрятала лицо, чтобы не видели, что я девушка. И потом, уже на мосту, когда мы штурмовали, когда уже взяли мост, они увидели, что это я, потому что я сняла балаклаву. Когда встретились впервые в Счастье с врагом, он стоял в двух метрах от меня. И ни я, ни он не смогли выстрелить друг в друга”, – сдерживая слезы, вспоминает Адриана.

Тогда ее спас побратим. Затем был другой выход – Металлист. Во время того боя убили первого боевого побратима. И именно в тот момент она поняла, что может стрелять. За три месяца Андриана Сусак потеряла 100 побратимов.

“На руках у меня умирал побратим Омар, город Желтое. Я его довезла в больницу живым, но он умер уже в больнице. Когда идет штурмовая операция – ты непосредственно на линии соприкосновения и ты напрямую стреляешь, и в тебя стреляют”, – говорит боец.

Андриана уверяет – она не изменилась как женщина, как девушка. Просто перестала быть наивной, проявился характер. На войне она встретила своего будущего мужа Максима, который, рискуя собственной жизнью, чтобы сделать любимой приятное, собирал пионы на минных полях. Их судьбоносная встреча состоялась на второй день после ее приезда.

“Моя история такая не одна. Очень много семей родилось именно на фронте. На фронте у меня были все виды эмоций, которые человек может испытать за всю жизнь. От эйфории и счастья до потерь, до боли, до страданий, страха, адреналина”, – вспоминает девушка.

Уже вытирая слезы, Андриана говорит: думала, что после рождения сына сможет вернуться на фронт. Но на самом деле она хотела обратно, в 2014 год, когда все ее побратимы еще были живы.

ИСТОРИЯ “ПЕЧЕНЬКИ”

В свои 26 лет Юлия Шевчук побывала на Светлодарской дуге, в Авдеевке, окраинах Горловки и Дебальцево. Девушка работала парамедиком на скорой. Война забрала у нее жениха – молодого парня из Луганска, который погиб, защищая свой дом. Его убила граната врага.

“Я на войну в принципе пошла из-за того, что очень близкий мне человек погиб в Иловайске. Тогда было все очень плохо с оказанием медицинской помощи. Он должен бы жить. Я пошла на войну. Я поняла, что не хватает даже базового – квалифицированных кадров. И чтобы немного исправить эту ситуацию”, – говорит Юлия Шевчук.

Ее родные долгое время не знали, что она на войне, ездит на машине скорой помощи, спасая жизни других.

“Я сначала не говорила об этом родителям. Маме рассказывала, что работаю инструктором, обучаю тактической медицине. В свои первые поездки говорила, что я на полигоне в Ривне. В одну из поездок говорила, что на полигоне в Тернополе. А потом такая – стоп, в Тернополе нет полигона. Но когда я уже возвращалась из второй поездки, я сказала маме время прибытия – и она посмотрела на сайте Укрзализныци, что тогда прибывает только один поезд и он называется Константиновка-Киев. Она мне еще позвонила и сказала: – Юля, Тернополь – в другой стороне”, – вспоминает девушка.

На войну она пошла с Майдана, где фактически получила свое прозвище “Печенька”. Так ее называли во время Революции достоинства, потому что она постоянно приносила с собой вкусное печенье, и когда видела печального человека, сразу подходила и угощала вкусненьким.

До войны Юля работала в институте молекулярной биологии и генетики, писала диплом.

“Я училась в университете Шевченко. У нас, конечно, была там анатомия, но это было совсем на другом уровне. Хотя я довольно серьезно перед тем готовилась к поступлению в медицинский университет. Поэтому у меня были знания. Мне эти знания сначала пригодились на Майдане, потому что я оказывала помощь во время горячей фазы. И именно на Майдане я поняла, что эти знания – они нужны каждому. Я пошла учиться. Сначала на одни курсы, потом на другие. Я даже проходила квалификацию парамедика в Ассоциации парамедиков Литвы. Поэтому сначала я поехала как инструктор по тактической медицине и ассистировать в стоматологию. А затем, уже 2015 года, была непосредственно моя первая ротация именно на скорой”, – рассказывает девушка.

В 2016 году она получила ранение. Ее медицинскую машину обстреляли из тяжелой артиллерии.

“Контузию получила. Из меня достали три куска металла, один – из лба и два – из руки”, – вспоминает Юля.

Из-за полученных травм она не может вернуться на фронт. Девушка говорит, что несмотря на это, если страна в ней вновь будет нуждаться, без колебаний вернется.

Во время войны Шевчук поступила в медицинский университет. Там проучилась год. А еще окончила магистратуру по физической терапии и реабилитации, написала магистерскую работу на тему военной травмы. Сейчас она хочет вернуться в науку и заниматься биотехнологиями.

“До войны у меня были мечты о семье, о ребенке, поработать в проекте, который связан с геномом человека. Я младший научный сотрудник. После войны у меня долгое время была только одна мысль: выжить. Знаете, война очень меняет твою жизнь. Она много у тебя забирает. Даже тебя самого. Я очень долго возвращала меня саму. Я хочу сейчас вернуть себя в науку и открыть свой небольшой реабилитационный центр, связанный именно с военной травмой”, – делится планами Юлия.

В 2014-м молодая и активная девушка-ученый должна была ехать в Луганск, знакомиться с родными своего парня, но началась война...

“Мой парень был из Луганска. Он пошел воевать с первых дней. У него была четкая позиция. Он хотел вернуть свой дом, который у него отобрали. У меня дома лежат ключи от этого дома в Луганске. И я очень надеюсь, что все же когда-нибудь туда поеду”, – отмечает девушка.

40 ПИСЕМ

В Гаагу Валерия Бурлакова приехала с сыном. Ее книга “Життя P. S.” заставит плакать не одну женщину, и, я уверена, что и многих мужчин. Она рассказывает о любви к мужу, которого у нее забрала война.

Сначала журналистку Валерию Бурлакову не брали в батальоны. Поэтому ее война началась в 2014 году в качестве военного корреспондента, а уже потом – как женщины-бойца. Однажды она приехала в Пески, увидев, что там не хватает людей, – убедила, что сможет. И смогла.

“Я поехала в Киев, уволилась и вернулась на фронт. Так с декабря 2014 года я была в добровольческом подразделении”, – говорит Бурлакова.

Впоследствии она подписала контракт и так попала в 93-ю бригаду. Это была шахта «Бутовка».

“Мы пришли туда большой группой добровольцев. Это были мои друзья, мой любимый муж. Он погиб на Бутовке”, – рассказывает Валерия.

В тот самый день, когда потеряла любимого, Валерия начала писать книгу. Она хотела уединиться от людей, и, взяв в руки мобильный, просто начала писать. Это было первое письмо.

“С тех пор я фактически каждый день писала ему письма. Из этого и состоит книга. О том, какова ситуация на фронте, о том, что я чувствую, о том, как вообще переживать потерю, что я думаю о войне. Я должна установить для себя какую-то черту, потому что иначе я, наверное, до сих пор писала бы письма человеку, которого нет. Поэтому я решила, что это будет 40 дней. И 40 писем соответственно”, – говорит Валерия.

После Бутовки была Светлодарская дуга – и новые потери.

“Там погиб оперный певец Василий Слипак, там погиб Влад Казарин”, – говорит Валерия.

Она прошла Пески, шахту «Бутовку», Светлодарскую дугу, затем была под Мариуполем. И в 2017 году Валерия Бурлакова вернулась с фронта. С войны ее, как и Андриану, забрал сын. Тимуру – год и три месяца. Он, как настоящий сын женщины-воина, мужественно выдерживает все мамины встречи, презентации, пресс-конференции, потому что понимает: историю его мамы должны услышать в Нидерландах. Валерия Бурлакова была командиром минометного расчета. Обращаться с минометом ее учил друг. Женщина говорит: военную технику осваивали даже просто по видеоурокам в интернете.

“По АГС мы скачали из интернета инструкцию и сидели втроем, думали – как это работает в 2014 году. Например, человек, которого я очень уважаю, Лермонтов, он был командиром у гранатометчиков. Они просто скачали руководства какой-то там зарубежной организации и по ним учились. Хотя там язык был непонятный, но видно – что человек делает”, – говорит Бурлакова.

По ее словам, люди никогда не возвращаются с войны такими, какими были раньше.

“Изменилось абсолютно все мое отношение к жизни в первую очередь. Я раньше веселее была. Это очень трудно сформулировать, но война меняет все. Ты можешь прищуривать глаза и себе в голове пытаться представить, что рядом с тобой Василий Слипак, “Морячок” – люди, которых нет”, – объясняет Валерия.

Сейчас она вернулась в журналистику. В планах – написать книгу о тех, кого забрала война. 30 историй людей, которых она знала лично. Чтобы о них рассказали родители, любимые, друзья, побратимы.

“Когда Толик уже погиб, я общалась с его родителями, с друзьями. И я поняла, что узнаю о человеке с абсолютно разных сторон. И на мгновение он кажется мне снова живым. Потому что это какие-то истории, которые я раньше не знала, какие-то черты характера”, – делится Валерия.

ИЗ МОСКВЫ – НА МАЙДАН

Следующий рассказ из Гааги - об еще одном из участников проекта "Ambassador – украинская ветеранская дипломатия".

Когда в Украине начался Майдан, Алексей Барановский был на заработках в Москве. На тамошнем телевидении он видел как бы параллельную реальность, в которую не мог поверить. Поэтому решил посмотреть собственными глазами – что происходит в Украине на самом деле. Мужчина поехал в отпуск домой в Украину, и уже не вернулся на работу в Россию. Алексей, как и все его друзья, вышел за свою свободу на Майдан, а затем пошел на войну.

“Многие мои друзья были участниками Майдана тогда. Я прогулялся по Майдану, увидел это все воочию. Понял, что все не так, как мне рассказывали на российском телевидении. И когда началась острая фаза на Грушевского, я не смог стоять в стороне”, – вспоминает Алексей.

Его отец – украинец, мать – русская, которая почти всю жизнь прожила в Каменец-Подольском. Она пыталась объяснить родственникам в России – что происходит на самом деле. Несколько лет назад его мать умерла. Алексей с российскими родственниками не общается, для них он фактически стал врагом. Говорит, в его истории о войне без женщины не обошлось.

“Подруга детства, тоже активистка Майдана, решила, что пойдет добровольцем на войну. Я был в Каменец-Подольском, когда она позвонила и сказала, что для нее вопрос уже решен. Она договорилась с людьми из добровольческого батальона “Айдар”, они ее направили на курсы пилотирования квадрокоптера, и ей нужен напарник”, – рассказывает мужчина. Алексею девушка дала на раздумья 15 минут, он согласился почти сразу. Как настоящий друг, переживал и просто не мог позволить ей рисковать на фронте самой.

Вместе они прошли курсы пилотирования квадрокоптера, освоили тактическую медицину, военную подготовку, впервые взяли в руки оружие.

1 сентября 2014 года они приехали на Луганщину. Алексей сразу себя настроил, что на фронте надо будет действовать решительно. Говорит, после просмотра мотивирующих фильмов о войне еще юношей – даже мечтал оказаться в горячей точке.

“Я тогда никогда не думал, что эта горячая точка будет в моей стране”, – подчеркивает он.

Вспоминая первый обстрел, первый бой, признает: был немного растерян, но достаточно быстро овладел собой.

“Я сразу настроил себя, я их не одушевлял. Это не чей-то муж, чей-то сын или отец. Это противник, военная боевая единица, которую надо ликвидировать, или она ликвидирует тебя”, – объясняет военный.

После батальона «Айдар» Алексей, не дожидаясь повестки, пошел в военкомат. Так он попал в 92-ю бригаду, в которой прослужил больше двух лет. За это время он был в Счастье, Марьинке, Красногоровке.

“Война – это не только смерть, это еще такая жизнь”, – отметил Алексей. И подчеркнул, что именно война подарила ему новых хороших друзей. Он познал дух боевого братства.

“Мы стали родными, как братья”, – объяснил Алексей. На войне он научился видеосъемке с квадрокоптером. В Айдаре занимался аэроразведкой. Запускал дрон, чтобы увидеть вражеские позиции, передвижения. Так родилась его любовь к видео. Сейчас он учится снимать на квадрокоптер профессионально. Снимал Киев, родной Каменец и даже рекламу для друга.

Свои истории и о пережитом на войне Алексей вместе с девушками рассказал в Гааге после показа фильма “Невидимый батальон”, который демонстрировали два дня подряд. Украинцы, нидерландцы и иностранные гости расспрашивали о войне, как они чувствуют себя в мирной жизни, что снится и могут ли спать вообще.

Посол Украины в Нидерландах Всеволод Ченцов тоже задавал много вопросов. Интересовался, есть ли трудности, какие планы на будущее. После второго просмотра фильма – в память о Нидерландах вручил подарки. В ответ тоже получил подарок – книгу Валерии Бурлаковой. Атташе по вопросам обороны при ПУ в Королевстве Нидерланды полковник Владимир Денисов отметил, что такие фильмы на основе реальных историй, особенно в рамках проекта “Ambassador – украинская ветеранская дипломатия”, доносят до нидерландской аудитории и представителей многочисленных международных организаций правду о необъявленной войны на востоке Украины и о вкладе украинских женщин-военнослужащих в борьбу с российской агрессией. И, судя по полным залам в эти два дня и реакции зрителей, все удалось.

Ирина Драбок, Гаага
Фото Софии Шовиковой

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2020 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-