“Розовые озера – колючие провода”: как десантники ВСУ стерегут “ноль” на Крымском направлении

“Розовые озера – колючие провода”: как десантники ВСУ стерегут “ноль” на Крымском направлении

Репортаж
Укринформ
На десятках километров вдоль этого "нуля" расположились наблюдательные посты, на которых стоят украинские десантники

- Ну что, поедем снимем "нолик"? - спрашивает во время знакомства пресс-офицер Сергей.

"Ноль" в лексике ВСУ теперь есть не только на Донбассе, но и в Херсонской области. Я приехала сюда писать репортаж о военных, которые выполняют задачи на админгранице с Крымским полуостровом.

Кроме КПВВ с пограничниками, фактически "в глаза" российским оккупантам смотрят и Вооруженные силы Украины. На десятках километров вдоль этого "нуля" расположились наблюдательные посты, на которых стоят украинские десантники. Подразделения подчинены командованию Объединенных сил ВСУ.

О присутствии "маруновых беретов" на юге Херсонской области стало известно 30 мая 2020 года. Тогда Военная служба правопорядка ВСУ заявила, что в районе полуострова Чонгар был похищен россиянами украинский десантник Евгений Добрынский. Сообщалось о "следах борьбы" неподалеку от наблюдательного поста. Командование Десантно-штурмовых войск ВСУ подтвердило – это их военный.

Поэтому с весны граница с Крымом находится под защитой боевой бригады ДШВ. Знакомимся ближе.

ПОСТ ПО ДОРОГЕ НА ДЖАНКОЙ

Дорога на березі Сиваша

Дорога на берегу Сиваша

Чонгарское направление. Дорога, ведущая на временно оккупированный Джанкой в Крыму. Берег вблизи озера Сиваш, залива Азовского моря.

Здесь, в месте с достаточно интенсивным автомобильным трафиком, на обочине расположился наблюдательный пост украинских десантников.

Український десантник на спостережному посту

Украинский десантник на наблюдательном посту

Армейцы в бафах объясняют: их задача – только наблюдать. В случае выявления чего-то "интересного" или необычного должны передать информацию дальше.

Дежурство - круглосуточное, посменное.

Прямо в нескольких метрах от дороги оборудован блиндаж из досок. Почти как на Донбассе.

Бліндаж військових ЗСУ

Блиндаж военных ВСУ

В нем – места для отдыха и импровизированная кухонька со столовой утварью, плитой, холодильником и тому подобное.

Укрепление чистое, опрятное и, насколько это возможно, просторное.

Возле этого наблюдательного поста почти ежеминутно проезжают автомобили, и каждый должен попасть в поле зрения украинского армейца.

КОЛЮЧАЯ ПРОВОЛОКА НА БЕРЕГУ РОЗОВОГО ОЗЕРА

Позиція з видом на рожеве озеро

Позиция с видом на Розовое озеро

Другое место пребывания ДШВ – между плантаций лука, дынь и арбузов. Вижу здесь полноценные позиции и инженерные заграждения. За бритвами переплетенной проволоки типа "концертина" – будто марсианский пейзаж: водоем розового цвета.

О Розовом озере, которое еще называют Лемурийским, можно прочитать во многих туристических путеводителях по Херсонской области. Целебные грязи, соли и минералы. В розовый цвет воду окрашивают микроорганизмы, которые называют озерным планктоном. А сам вид чего стоит!

Старший на этой живописной позиции с видом на туристическую приманку – 21-летний Дмитрий. Он водит меня по траншеям, вырытым в суглинке.

Окопи на Кримському напрямку

Окопы на крымском направлении

Дмитрий рассказывает, что ездил в Крым с родителями, когда ему было 12 лет – отдыхал в Феодосии. "Есть ли желание снова посетить полуостров?” – "Там красиво так... Даже не знаю, как сказать", – улыбается военный.

Здешние десантники тоже закрываются бафами, как разведка. Рядом проходит дорога, по которой ездят гражданские. А у них могут быть разные настроения и цели.

Антиалкогольний плакат на кухні

Антиалкогольный плакат на кухне

Пока фотографирую быт на кухне (прикольную версию антиалкогольной агитации со снегирями и российским младенцем в "меню"), чувствую спиной взгляд. Это накачанный парень в шортах и футболке, с татуировками на руках.

- Мои орлы стоят, качественно выполняют долг, - говорит он с улыбкой.

Это командир подразделения десантников на всем крымском направлении (фамилию и подразделение просила не называть военная цензура, а сам офицер не хотел фотографироваться, потому что не в форме). Он в выходной устроил внезапную проверку для подопечных.

Интересующий многих вопрос:

- А не маловато ли здесь ваших "орлов" против российской армии в Крыму?

- Да я вас умоляю! Они (россияне – “Н”) такие же бестолковые, какими и мы когда-то были. То, что у них немножко обеспечение лучше и денег больше платят – вот и все, чем они отличаются, – присоединяется к разговору заместитель командира, тоже в штатском.

У офицеров за спиной боевые действия в зоне АТО/ООС и международные военные учения на Западе. Так, заместитель командира участвовал в учениях Saber Junction в немецком Хохенфельсе в 2018 году, когда рота ДШВ ВСУ захватила американский штаб, средства связи, штабные документы и оружие. Условные потери противника составили 32 человека (американцы, итальянцы, чехи) и две единицы техники.

“Різнокольоровий” краєвид із позиції

"Разноцветный" пейзаж с позиции

За спиралями "концертины" в конце их позиции – рыжая глина, зелено-бурые травы, желтоватый песок, светло-серая почва, розовый залив. Невольно возникает ассоциация с каким-то изысканным десертом-суфле.

-Ну вы как на курорте, завидую по-хорошему.

Военный пожимает плечами и сжимает оружие. То, что для меня красота и экзотика, для них – ежедневная служба и угроза.

"ВОСЬМОЙ" И ЕГО ЗМЕИ

На следующей позиции меня встречает бравый военный с шоколадным от загара лицом. Тактическая рубашка облегает мускулистый торс.

“Восьмий”

"Восьмой"

Ему 53 года, он старший на этой позиции, позывной "Восьмой".

Напротив его окопов через водоем – шесть позиций россиян. Ближайшая, говорит, в 1960 метрах, самая дальняя – 4840.

Восьмой ведет по траншеям к месту, откуда хорошо видны укрепления оккупантов.

- О, смотрите! Побежала! - восклицает, кивая на траву.

У пошуках рептилій
В поисках рептилий

- Змея?

- Нет, если бы была змея, я бы ее уже поломал. Ящерица.

- То есть, “если бы была змея”?

- Я их ем. Здесь водятся желтобрюшка и гадюка степная. Если попадаются, то ловлю, жарим.

- Десантники под Крымом настолько суровы, что едят змей?

- Да они вкусные! – объясняет с азартом.

- Голыми руками ловите?

- Взял палочку, изогнутую такую, чуть поднимаю ее, и – раз-раз – есть. Внутренние органы у змеи продолговатые, сердце и печень в частности. Если бы знал, что приедете, поймал бы для вас, держал в банке и зажарил.

Десантник на позиції готує обід. Не змію

Десантник на позиции готовит обед. Не змею

Змеи, по словам военных, частенько заползают в помещение, где поселились десантники.

Недалеко от позиции десанта - дамба. Она, как многие другие объекты инфраструктуры, соединяющие материк и полуостров, заминирована. Так же, как на Донбассе.

Украина минирует со своей стороны, оккупационные войска РФ – со своей.

Замінована дамба

Заминированная дамба

Но между этим двумя "национальными" видами инженерных заграждений есть принципиальная разница: Украина устанавливает их, не нарушая Оттавскую конвенцию, россияне же – как всегда.

- С нашей стороны заминировано дистанционно, с помощью специальных шнуров, проводов. С их стороны – сигналки, противопехотные мины, растяжки и все вот это говно, – рассказывает Восьмой.

По словам военного, противника здесь отчетливо видно в бинокль.

- Иногда они инженерно обустраивают свои позиции, – рассказывает мужчина, глядя в крымском направлении.

Хоть местность и похожа на курортную, боевая подготовка десантников ВСУ на позициях под Крымом не прекращается. Говорят, ежедневно отрабатывают тактико-технические характеристики вооружения, ведение огня, теорию.

- Занятия с оружием проходят ежедневно. Без всяких понтов. Я не первый год на войне, знаю, что мельчайшая ошибка может привести к гибели человека – я этого не переживу. Люблю их очень, - говорит Восьмой. К своим подчиненным он относится по-отечески.

Раньше он служил в войсках специального назначения, работал на Донбассе в составе диверсионно-разведывательных групп. Впоследствии перевелся в ДШВ.

- Ничего так, неуверенно, не люблю, как прыжки с парашютом, – смеется.

На шести позициях на Донбассе, которыми он руководил, утверждает, за все время не было ни одного раненого.

- А вы в Крыму бывали?

- Весь прошел. Там нет такого места, где бы я ни был. Я еще и строитель неплохой, и ездили с коллегами отдыхать. Симферополь, Севастополь, Судак…

- Хотели бы сейчас поехать?

- Если бы Крым был украинским, то при такой погоде я был бы уже там... Но что касается войны – я бы лучше был на "передке". Мы бы там больше принесли пользы, это же боевая бригада, – делится Восьмой.

О том, что им хотелось бы выполнять задачи не в Херсонской области, а в зоне ООС, приходилось слышать от многих десантников.

У траншеї

В траншее

Но сейчас приходится следить и поддерживать форму здесь.

Восьмой, хоть и разменял шестой десяток, имеет убедительный вид атлета. Чем это достигается?

Мужчина подходит к самодельному турнику, обнажает торс и с легкостью выполняет несколько упражнений с подъемами-переворотами.

53-річний “Восьмий” виконує гімнастичну вправу на турніку

53-летний "Восьмой" выполняет гимнастическое упражнение на турнике

ЖЕЛЕЗНАЯ ДОРОГА, ВЕДУЩАЯ В НИКУДА

Материк с оккупированным полуостровом соединяет железнодорожный мост через Сиваш. С 2014 года здесь нет движения поездов, а есть много колючей проволоки, поржавевшие пути и сорняки на фоне разворованных линий электропередач.

Здесь - еще одна позиция украинских десантников.

Залізничний міст на Чонгарі, поруч із селищем Сиваш
Железнодорожный мост на Чонгаре, рядом с поселком Сиваш

Именно здесь находился десантник Евгений Добрынский до конца мая 2020 года, пока не оказался на российской стороне моста. Как он туда попал – пошел сам в трезвом уме, то ли сказался выпитый в соседнем селе алкоголь и солдат заблудился, то ли его похитили, как говорили сначала, то ли, может, перевербовали россияне – даже сегодня не берется утверждать никто.

Скріншот із відео, яке поширила прикордонна служба ФСБ Росії з військовослужбовцем ЗСУ Добринським
Скриншот из видео, которое распространила пограничная служба ФСБ России с военнослужащим ВСУ Добрынским

Десантники неохотно реагируют на мои оживленные расспросы: "Так Добрынский сам пошел или его украли?" И через три месяца после ЧП говорят, что продолжается служебное расследование. А сам военный продолжает сидеть в российском СИЗО в Крыму, ожидая освобождения или обмена.

Десантник на бойовому чергуванні в колишній будці залізничників

Десантник на боевом дежурстве в бывшей будке железнодорожников

Армейцы обжились в будках, которыми когда-то пользовались железнодорожники. Некоторые из них стали бараками, хозяйственными помещениями, некоторые теперь – наблюдательные посты.

Из подручных материалов - досок, бревен, бетонных кружал – десантники здесь оборудовали тренажеры и у них есть свой, какой ни какой, "спортзал” для поддержания формы. О трицепсах и бицепсах они не забывают нигде.

Імпровізований тренажер на спостережнику

Импровизированный тренажер на наблюдательном посту

Еще один непременный элемент быта солдат в местах временной дислокации – коты.

Из небольшой будки вместе с военным выглядывают черно-белый мазун Пианино и двое его четвероногих "собратьев".

Возле жилого помещения вижу еще одну Мурку с сине-желтым ошейником, которая ластится у ног в берцах.

Мурка і десантник

Мурка и десантник

В районе этой позиции россияне иногда мониторят территорию с воздуха.

- Нынче утром выхожу - и их БПЛА на взлет пошел. "Орлан-10". Я так близко его еще не видел, – рассказывает старший позиции Дмитрий, сержант с позывным "Тихий".

Мы идем по мосту к постам, которые стоят аккурат перед колючей проволокой.

Залізничний міст, який сполучає материк та півострів

Железнодорожный мост, соединяющий материк и полуостров

- Так поезд Львов-Симферополь здесь проходил? - я переступаю клубки острой "концертины" на железной дороге, которая когда-то доставляла на отдых в Крым целую Украину.

- Да, сообщение Житомир-Симферополь даже было, помню. Я через этот мост ездил и на службу в Крым, и на отдых.

Тихому 37 лет, хотя выглядит он значительно моложе.

- Если бы меня "Градом" не побило – вообще был бы юношей, – смеется командир.

У сержанта позади служба в спецподразделении, участие в миротворческой миссии в Косово, опыт американской армии и бои на Донбассе.

Дмитро “Тихий”
Дмитрий "Тихий"

В Форосе Дмитрий служил срочную службу в 2006 году в элитном 11-м пограничном отряде для выполнения спецзадач. В обязанности подразделения входила, в том числе, охрана дач первых лиц государства: президента, премьера, председателя ВР.

После дембеля в 2007 году ушел в десантно-штурмовую бригаду, в разведывательную роту.

2009 год - участвовал в миротворческой операции стабилизационных сил НАТО KFOR в Косово, на Балканах.

После службы в бывшей Югославии попал на американскую военную базу Кэмп-Бондстил, одну из крупнейших в Европе.

"После девяти месяцев службы в американской армии возвращаться в армию Украины было трудно, адаптироваться невозможно, многие ребята просто увольнялись. Сравнивать тогдашние ВС Украины и США нереально: американцы уже на галактике, а у нас еще динозавры скачут", – вспоминает Тихий.

В 2011 году он уволился из армии, которая тогда разваливалась. На гражданке работал в службах безопасности нефтяных компаний.

После Евромайдана, говорит, появилось ощущение, что будет война. А в июне 2014 года увидел новость о гибели своего командира, капитана Алексея Крементаря, который родом из Крыма (погиб во время штурма блокпоста "Марс" возле пгт Ямполь на Донбассе, посмертно – майор).

"Это был наш начальник разведки. Они попали в засаду врага. Я с ним же и служил на Балканах. После этого собрал документы и пошел в военкомат. Меня без лишних вопросов распределили в разведроту", – рассказывает Дмитрий.

Его боевой путь на Донбассе начался со Славянска с горы Карачун. А в 2015-м Тихий получил ранение во время выполнения боевого задания в тылу противника. После ДМБ был оперативный резерв первой очереди. Снова вернулся в ВСУ в 2019 году. Зимой выполняли задачи в Луганской области.

Теперь сержант – в десантно-штурмовой роте десантно-штурмового батальона. Успел пройти несколько учебных центров и курсы лидерства.

Сейчас Тихий здесь, на этой тихой и, кажется, спокойной позиции.

Говорит, десантники поддерживают контакт с местными жителями: то ли починить электроснабжение, то ли водопровод, то ли подсобить людям с продуктами.

- Мы же здесь для чего? Для защиты, в том числе, и мирного населения.

Местные жители видят, что здесь адекватные люди стоят, это важно, – рассуждает Дмитрий.

Здесь не работает тяжелая артиллерия - только степь, сухой воздух, Сиваш, много пеликанов и... оккупанты в нескольких десятках метров.

С этой позиции невооруженным глазом хорошо видна стела "Крым", которая обозначает фактическое начало территории захваченного РФ полуострова.

Стела “Крим” за чонгарським переїздом

Стела "Крым" за чонгарским переездом

Кроме службы в армии, Дмитрий приезжал в Крым отдыхать.

- В детстве с мамой ездили. Это была Ялта, Санаторий "Ай-Петри". Красиво там, - вспоминает сержант, глядя на противоположный берег. - И наша воинская часть в Форосе стояла на горе. Облака были ниже нас.

- Хотите снова в Крым?

- Еще бы. Крым - гораздо лучше всевозможных зарубежных курортов. Та же Турция, скажем... Инфраструктуру только бы подремонтировать…

КПВВ "ЧОНГАР" И ДВА БЛОКПОСТА: ВОЕННЫЕ РФ - КАК НА ЛАДОНИ

Автомобильная дорога в Крым. Позиция десанта вблизи КПВВ "Чонгар".

- Снайпера не фотографировать, – жестко предупреждает молодой десантник, который меня здесь встречает. На этой позиции он за старшего, позывной "Енот".

Военный из соображений безопасности запрещает снимать также и свое лицо. Объясняет, что даже в соцсетях не публикует ни одного фото.

Основной наблюдательный пост десантуры - на возвышении. Отсюда как на ладони виден контрольный пункт въезда-выезда с его инфраструктурой…

КПВВ “Чонгар”, вид згори
КПВВ "Чонгар", вид сверху

... И позиция российских военных.

Український (на першому плані) та російський (на другому) блокпости поблизу КПВВ “Чонгар”

Украинский (на первом плане) и российский (на втором) блокпосты вблизи КПВВ "Чонгар"

А еще – противоположный, крымский берег Сиваша, на котором, кажется, можно разглядеть стебли травы.

- И что там? - показываю на землю в нескольких метрах.

- Крым, – просто отвечает десантник, и от этого ответа у меня мороз по спине в тридцатиградусную жару.

Кримський берег, вид з боку України

Крымский берег, вид со стороны Украины

- Вам хорошо здесь служить?

- Красиво. Заберем - будет лучше.

- А были в Крыму до войны?

- Да. В Феодосии, я тогда еще в университете учился. Туристическая поездка ... Конечно, хотелось бы приехать еще. И поставить наш украинский флаг, – улыбается Енот.

С этого места на возвышении видно, что пропускные операции пограничники осуществляют на мосту, который слева. А параллельно, в нескольких десятках метров, есть еще один мост: на старой дороге, в сорняках, заминированный и перегороженный "колючкой" и бетонными блоками.

Мы идем по дороге в сторону крайних блокпостов.

“Єнот”
"Енот"

- Мы в Крым идем?

- В Крым. На кофе. К "братьям", - саркастически отвечает Енот.

До российского блокпоста остается метров 30.

Російський блокпост

Российский блокпост

Рядом в "зеленке", говорят десантники, сидят российские снайперы.

За ними следят наши часовые.

Спостереження за окупантами

Наблюдение за оккупантами

Я перебрасываюсь с военными еще парой слов о нехватке воды для оккупированного полуострова и возможном наступлении россиян со стороны Крыма на Херсонскую область. Из-за которого они, собственно, здесь и находятся.

Ребята понимают, что в плане водных запасов полуостров приближается к истощению и кризису. Но в наступление РФ – не верят.

Находясь здесь, на месте, десантники скептически воспринимают предостережения относительно возможного продвижения россиян вперед и захвата дамбы Северо-Крымского канала, которые все лето звучали от экспертов, как украинских, так и зарубежных.

Но свою задачу "крылатая пехота" Украины выполняет – держит крымское направление.

- В Феодосии встретимся? - жму руку на прощание Еноту.

- В Феодосии встретимся, – отвечает десантник.

Как десантники ВСУ стерегут "ноль" на Крымском направлении / Фото: Людмила Клищук

ОТ АВТОРА

Да, в Украине существует "крымский ноль": с окопами, колючей проволокой, заминированными переходами, блокпостами, военной техникой.

После командировки на эти позиции я убедилась: это направление - под надежной защитой отдельного рода Вооруженных сил, ДШВ.

Собственными глазами увидела, что здесь стоят в боевой готовности, не расслабленные, несмотря на близость "курорта", военные. Мне так, по крайней мере, показалось.

А еще эти военные хотят вернуть Крым, действительно. И понимают уровень своей ответственности за это направление и его стратегическую важность.

Да, десантники не скрывают: они хотят на другой "ноль" - чтобы не в херсонской степи выполнять задачи, а среди терриконов Донбасса. Да и льготы и выплаты за Херсонщину не такие, как за зону ООС.

Но сам факт размещения "на пороге Крыма" десантно-штурмовых подразделений ВСУ с реальным боевым опытом и выучкой НАТО свидетельствует о внимании военного руководства государства к ситуации на южном направлении.

Десантник ЗСУ “на порозі Криму”
Десантник ВСУ "на пороге Крыма”

Людмила Клещук, Херсонская область

Репортаж из фото – “Новинарня

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-