Виталий Винниченко, начальник 3-го управления ГУ СБУ в Донецкой и Луганской областях
На оккупированных территориях наблюдается упадок экономики, падение уровня жизни, ограничение прав и свобод граждан
25.11.2021 20:09

Луганщина сегодня живет обыденной жизнью: ходит по супермаркетам, посещает концерты, отдыхает в парках и «на природе». А если и сталкивается с определенными ограничениями, то не из-за войны, а из-за коронавируса. Как такое удается при нашей открытости? Очевидно, здесь есть кому сдерживать враждебные намерения. Рассказать корреспонденту Укринформа о некоторых деталях деятельности своего подразделения согласился начальник 3-го управления ГУ СБУ в Донецкой и Луганской областях Виталий Винниченко.

ЛУГАНСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ТАЙНОЙ ВОЙНЫ

- Виталий Владимирович, предполагаю, в прифронтовой области среди подразделений СБУ наибольшая нагрузка лежит на контрразведке. Она противостоит коварному и мощному врагу – спецслужбам РФ. Насколько ощутима для вас его активность?

- Враг по-прежнему пытается вести активную разведывательно-подрывную деятельность в ущерб Украине. Контрразведка фиксирует разведсообщения как со стороны псевдоспецслужб так называемой «ЛНР», которые действуют под кураторством РФ, так и непосредственно со стороны российских разведывательных органов. Враг ведет активную вербовочную работу среди населения, в том числе и на контролируемой украинскими властями территории.

- Изменились ли, если сравнивать с началом войны, методы его работы?

- Конечно. В период ведения активных боевых действий противник был больше всего сосредоточен на поиске каналов получения информации военного характера. Сейчас, когда акценты в гибридной войне против Украины сместились в сторону расшатывания общественно-политической ситуации, разведывательные интересы врага становятся шире. Кроме военной сферы, они направляются на изучение работы органов власти, правоохранительных органов, ключевых экономических и инфраструктурных объектов, политических процессов и тому подобное. Неприятеля интересует инсайдерская информация относительно этих сфер, персональная информация о тех, кто там работает.

В 2014-2015 годах основными объектами вербовки для спецслужб противника были рядовые жители, посещавшие оккупированные территории. Среди них осуществлялся поиск лиц, которые на идеологической основе могли бы содействовать агрессору, собирать и передавать интересную для него информацию. Наша контрразведка и сегодня выявляет десятки попыток вербовки граждан при пересечении линии разграничения или украинско-российской границы.

Однако в последние годы обозначилась и другая тенденция. Противник пытается создать позиции влияния в органах власти Украины. Зафиксированы нередкие случаи попыток вербовать украинских госслужащих, которые сопровождаются шантажом и угрозами.

- Как выбираются объекты вербовки?

- По старому принципу слабого звена. Обычно враг подбирает объекты вербовки среди уязвимой категории, в частности, работников госучреждений, которые имеют недвижимость или родственников на временно оккупированной территории. Представители спецслужб противника останавливают этих людей при пересечении линии разграничения, запугивают... А иногда начинают частную переписку с чиновниками в мессенджерах и соцсетях, угрожают, уговаривают прислать им определенную информацию. Известен случай, когда вражеские спецслужбы пытались «обработать» близкого родственника государственного служащего, даже заставить его шпионить за членом своей семьи.

Один неверный шаг – и человек может навсегда сломать жизнь и себе, и своим близким. В случае возникновения таких контактов нужно немедленно сообщить СБУ для своевременного принятия мер реагирования.

ПРЕСТУПНОЕ ЛЮБОПЫТСТВО

- Все-таки, больше всего враг, наверное, заинтересован в получении разведывательной информации относительно Вооруженных Сил Украины?

- Со временем разведсообщения не ослабляются, а даже наоборот – усиливаются. Противник пытается получить данные относительно сил и средств ВСУ, маршрутов передвижения боевых единиц, новейших видов вооружения и тому подобное. Выявляются неединичные попытки вербовки наших военных. Мало того, теперь агрессор пытается втянуть в шпионскую деятельность граждан третьих стран. В августе этого года наша контрразведка разоблачила и задержала на горячем гражданина одной из стран постсоветского пространства, который занимался шпионажем в пользу российской военной разведки - бывшего ГРУ.

"Вели" шпиона более полугода. Иностранец периодически выезжал в районы расположения военных объектов, вел разведку и фотосъемку. Для этого он устанавливал личные контакты с военными и пытался склонять их к государственной измене. За свою «работу» он получал денежную оплату. Кроме того, кураторы обещали ему впоследствии посодействовать в получении российского гражданства. Иностранцу уже объявили о подозрении по ст. 114 УК Украины (шпионаж). Он находится под стражей. Продолжается досудебное расследование.

Еще один резонансный пример связан с прекращением контрразведкой в Луганской области деятельности агентурной сети так называемого «МГБ ЛНР». Вражеские агенты, также за денежное вознаграждение, собирали и передавали своим кураторам разведывательную информацию относительно участвующих в ООС подразделений Вооруженных Сил Украины. А во время досудебного расследования было установлено, что члены сети, кроме прочего, готовили террористический акт в месте дислокации одного из подразделений ВСУ. Они планировали отравление военнослужащих химическим веществом. Следствие по этому делу также еще не завершено.

И еще немного красноречивой статистики относительно работы контрразведки Луганского управления. В прошлом году задержаны пять участников российско-террористических НВФ, в 2021 году – девять. За этими цифрами стоят конкретные, порой довольно сложные оперативные комбинации относительно вывода боевиков с временно оккупированной территории и их привлечения к уголовной ответственности. В прошлом году судебные приговоры получили 5 членов НВФ. Один человек осужден за государственную измену. Двое – за незаконное перемещение через границу продукции военного и двойного назначения. В 2021 году по линии контрразведки имеем уже 4 обвинительных приговора.

Вообще, контрразведывательная деятельность является нашим приоритетом. Она многогранна, и далеко не все ее аспекты пока могут разглашаться, хотя реальный вклад контрразведчиков в дело отражения гибридной агрессии трудно переоценить.

ВНЕ КОНВЕНЦИЙ

- Расследует ли СБУ военные преступления, совершенные оккупантами на Луганщине?

- Прежде чем ответить, стоит отметить, что понятие «военное преступление» в Уголовном кодексе Украины отсутствует. Есть раздел о военных уголовных правонарушениях, а это немного другое. Впрочем, некоторые статьи имеют фактическое отношение к военным преступлениям, и наше следственное подразделение расследует уголовные производства по этим статьям. Только по ст. 437 (планирование, подготовка, развязывание и ведение агрессивной войны) и 438 (нарушение законов и обычаев войны) Уголовного кодекса Украины велось досудебное расследование в около 70 уголовных производствах. А еще сотни дел касаются обстрелов, терактов, выявленных фактов использования агрессором вооружения, запрещенного международными конвенциями, и других правонарушений, которые международными правовыми документами отнесены к военным преступлениям.

Напомню, что согласно Римскому статуту Международного уголовного суда к военным преступлениям относятся умышленные убийства, совершенные во время военного конфликта, пытки и жестокое обращение, незаконное лишение свободы, умышленное нападение на гражданское население, на гражданские объекты, применение вооружения, которое наносит излишние повреждения и страдания, бессмысленное и значительное по объемам уничтожение или присвоение имущества, мобилизация населения оккупированной территории страной-оккупантом в свои вооруженные силы и многое другое. Перечень очень большой. И большинство из этих преступлений совершено против Украины.

- Но если Уголовный кодекс не предусматривает ответственности за военные преступления, то какая им дается правовая квалификация? Как квалифицировать обстрел? Или использование запрещенных видов оружия?

- Мы работаем исключительно в рамках украинского законодательства, своей компетенции и руководствуемся тем юридическим инструментарием, который у нас есть. Обычно по фактам вражеских обстрелов открываются уголовные производства по ст. 258 УК Украины – террористический акт. Взять, например, многочисленные обстрелы позиций украинских военных и пограничных населенных пунктов, которые в 2014 году осуществлялись с территории РФ. Понятно, что это военные преступления, которые не могут оставаться без правового реагирования. Все мы помним названия сел Дмитровка, Победа, Зеленополье на Луганщине, которые стали синонимами трагедии. Агрессор применял системы залпового огня «Смерч», «Ураган», ствольную артиллерию, которую размещал в непосредственной близости от границы с Украиной и стрелял по нашей территории. Погибло много людей, населенные пункты уничтожены дотла. Или обстрел села Хутор Вольный, совершенный уже в этом году. Напомню, это населенный пункт в «серой зоне», который оккупационные войска в феврале подвергли обстрелу. При этом они осуществили дистанционное минирование жилого сектора. Погиб пожилой мужчина, во дворе которого взорвалась осколочная мина.

- Использовались запрещенные боеприпасы?

- Да. Наши следователи установили, что это были противопехотные мины осколочного натяжного действия ПОМ-2. Они устанавливаются только средствами дистанционного минирования. Использование этого вооружения запрещено в соответствии с Оттавской конвенцией (Конвенция о запрете применения, накоплении запасов, производстве и передаче противопехотных мин и об их уничтожении, принятая в 1997 году). Мины находятся на вооружении российской армии и активно используются подконтрольными РФ террористическими формированиями.

БЕЗ СРОКА ДАВНОСТИ

- Этот факт не является каким-то исключением: запрещенное международными правовыми актами вооружение и боеприпасы широко используются гибридным агрессором. У нас есть целый ряд уголовных производств, открытых в связи с этой темой. Так, не редки российские противопехотные мины ПМН-2. Например, прошлым летом возле села Желобок военные саперы сил ООС обнаружили заминированный участок площадью 50 квадратных метров. Всего найдено 157 единиц. Выявлено несколько фактов использования противником взрывного комплекса НВУ-П «Охота». Один из них - возле поселка Новотошковка. Это устройство российского производства находится на вооружении Вооруженных Сил РФ. Оно предназначено для управления работой нескольких противопехотных осколочных мин различных типов (ОЗМ-72, МОН-50 и др., в том числе и прыгающих осколочных). Принцип его действия делает невозможным оказание раненым медицинской помощи, поскольку мины взрываются по очереди и поражают всех, кто попадает в радиус действия комплекса. Его использование запрещено Оттавской конвенцией.

- Оперативно-следственные группы СБУ выезжают на места обстрелов, терактов, в районы разминирования. Эта работа опасна?

- Да, конечно. Буквально в начале сентября следственная группа СБУ была обстреляна оккупационными войсками в селе Трехизбенка. Ребята выезжали туда для проведения следственных действий в связи с произошедшим накануне вражеским обстрелом. Были повреждены и разрушены военные и гражданские объекты, жилые дома. Следователи как раз опрашивали жителей пострадавших домов, когда со стороны временно оккупированной территории вновь начался минометный обстрел. Он длился около 10 минут, но был очень интенсивным. Следователи приняли меры безопасности, никто, к счастью, не пострадал.

- А как быть с тем, что лица, совершившие военные преступления, скрываются на оккупированной территории? Есть ли перспектива привлечь их когда-нибудь к уголовной ответственности?

- Действительно, и фигуранты, и свидетели преступлений нередко находятся на ВОТ или на территории страны-агрессора. Это делает расследование таких дел особенно трудным и специфичным. Оперативные подразделения устанавливают лиц, причастных к совершению преступлений, их контактные данные, изучают роль каждого в незаконной деятельности, круг лиц, с которыми общается правонарушитель, место пребывания лица во время совершения преступления и другую информацию. Далее наработанные материалы изучает орган досудебного расследования, лицу выносится обоснованное подозрение в совершении уголовного преступления. Затем материалы передаются в суд. Если к правонарушителю применяется процедура заочного осуждения, исполнение приговора осуществляется после его задержания. Это действительно может быть не скоро. Однако, с другой стороны, после Второй мировой войны поиск военных преступников продолжался несколько десятилетий. Их находили по всему миру даже в 1980-е годы и позже. И они отвечали перед законом.

Кстати, в мае этого года состоялось важное событие. Верховная Рада приняла закон, который предусматривает имплементацию норм международного уголовного и гуманитарного права относительно уголовно-правового преследования за преступления против человечности и военные преступления. Это означает, что нормы Уголовного кодекса Украины должны быть приведены в соответствие с международным уголовным правом. Кстати, в нем военные преступления не имеют срока давности. Законодательная новация, безусловно, поможет нашим оперативникам и следователям в документировании и расследовании военных преступлений, совершенных гибридным агрессором на территории Луганщины. А людям, пострадавшим от военных преступлений, она даст надежду на то, что преступники в конце концов окажутся на скамье подсудимых. Наказание будет неотвратимым.

- Правонарушители, которых СБУ объявляет в розыск, часто оказываются на скамье подсудимых?

- За два года наши сотрудники разыскали и задержали двенадцать таких правонарушителей. В основном это боевики российско-террористических НВФ, их пособники, организаторы и активные участники антиукраинского «референдума» 2014 года. Большинство из них уже приговорены к разным срокам лишения свободы.

Наиболее резонансный случай: житель Ровенек с марта 2020 года находился в розыске как боевик пророссийских НВФ, а через четыре месяца мы задержали его в Северодонецке. Он пытался совершить диверсионный акт на химическом объединении «Азот», взорвав емкости с аммиаком. Установлено, что действиями диверсанта руководил куратор из ФСБ РФ. Злоумышленник приговорен к 10 годам лишения свободы.

«ЗА ЧТО БОРОЛИСЬ…»

- Отслеживает ли СБУ ситуацию на оккупированной территории? Как коротко ее можно охарактеризовать?

- Если совсем коротко, то ее можно определить как стагнацию и имитацию во всех сферах жизни. Сегодня ситуацию на ВОТ характеризует упадок экономики, значительное падение уровня жизни, ограничение прав и свобод граждан. Временно оккупированная территория полностью зависит от российского финансирования, поскольку большинство продукции захваченных пророссийскими боевиками предприятий не является рентабельной, легально продавать ее можно только через какие-то фирмы-прокладки, по низкой цене. Результат – жалкие зарплаты, задолженность перед работниками, полная экономическая несостоятельность без финансовых инъекций РФ.

Гражданское общество, демократические институты на ВОТ отсутствуют, как и любая оппозиция «власти». Имитация общественной жизни осуществляется под жестким контролем российских кураторов, которые оказывают прямое влияние на руководство «ЛНР». Политические партии также отсутствуют. Публичную деятельность проводят всего два провластных "общественных движения". Другие организации подвергаются притеснениям. Цель - недопущение никакой оппозиционной деятельности.

Вместе с тем в сентябре этого года оккупанты провели большую кампанию по привлечению жителей временно оккупированной территории к голосованию на выборах в Госдуму РФ. По имеющейся информации, Кремль планировал получить в ОРДЛО более полумиллиона голосов, а реально удалось обеспечить «явку» около 200 тысяч «избирателей». Показательно, что после завершения голосования массовая паспортизация жителей ОРДЛО была свернута россиянами.

Незаконные действия организаторов кампании документируются в рамках ранее открытых уголовных производств; материалы будут переданы в соответствующие международные инстанции.

- Почему люди не протестуют?

- Протестуют. На протяжении всего периода оккупации на территории ОРЛО наблюдается перманентная протестная активность населения. Это связано с существенным ухудшением жизненного уровня и разочарованием в доктрине «русского мира». В этом году несколько месяцев продолжалась забастовка на Алчевском меткомбинате. "Хозяйствование" оккупантов довело одно из наиболее модернизированных предприятий Европы до полного упадка. Еще хуже ситуация на других промышленных объектах. В прошлом году массово бастовали шахтеры. Однако атмосфера тотального страха перед наказанием, военный режим и случаи силового подавления митингов пока способны ограничивать забастовочные движения.

У так называемых «правоохранительных органов» очень широкие полномочия для предотвращения угроз существованию оккупационного режима. Понятия прав и свобод человека существуют только на бумаге. Впрочем, имеющаяся информация свидетельствует и об ухудшении условий прохождения "военной службы" в "ЛНР", где прослеживается снижение финансирования, уменьшение штата подразделений т. н. "2 армейского корпуса", нежелание продлевать "контракты" со стороны их участников.

ЭПОХА ПЕРЕМЕН

- Во время обсуждения реформы СБУ было много сказано о том, что работа спецслужбы не должна распространяться на экономическую сферу. Вы согласны с этим мнением? Есть ли у СБУ насущные задачи в сфере экономики Луганской области?

- Это комплексный вопрос, который нужно рассматривать как раз в контексте российской гибридной агрессии. Эта агрессия существует не только в военной, но и в политической, экономической, информационной и киберсферах. Действительно, после реформирования Служба сосредоточится на контрразведке, борьбе с терроризмом и киберугрозами, защите государственной тайны, государственного суверенитета и территориальной целостности Украины. В новой структуре СБУ не будет подразделений для борьбы с экономическими преступлениями в их нынешнем виде.

Однако в сфере нашей компетенции останется контрразведывательная и антитеррористическая защита объектов критической инфраструктуры. Это практика многих европейских спецслужб. Имеется в виду не только готовность таких объектов к кибератакам, но и локализация других угроз – террористических, разведывательных и тому подобное. Для прифронтовой Луганщины - это по понятным причинам очень актуальный вопрос. Важным для нас направлением является также противодействие финансированию оккупационной администрации РФ на временно оккупированной территории Луганской области.

За последние годы следственное подразделение Луганского управления СБУ начало 85 уголовных производств по статьям 110-2 (финансирование действий, совершенных с целью насильственного изменения или свержения конституционного строя или захвата государственной власти, изменения границ территорий или государственной границы Украины) и 258-5 (финансирование терроризма). Разоблачен канал финансирования так называемой «ЛНР» правительством РФ через оккупированную Россией часть территории Цхинвальского района Грузии – так называемую «республику Южная Осетия», – на сумму 30 млрд руб. в год. Десяти фигурантам производств сообщено о подозрении, а трем гражданам РФ – «кураторам» оккупационной администрации – запрещен въезд на территорию Украины.

Кроме того, с начала этого года установлено более 30 российских предприятий – контрагентов захваченных оккупантами предприятий ОРЛО. Через них продукция попадала на рынки РФ и третьих стран. Механизмы ее легализации задокументированы. Решается вопрос о применении в отношении этих предприятий ограничительных санкций через Совет национальной безопасности и обороны.

В настоящее время подразделение контрразведывательной защиты экономики, согласно своему законодательно определенному функционалу, занимается исключительно экономической контрразведкой, то есть противодействием посягательствам иностранных спецслужб на экономическую сферу нашего государства. При этом нередко по обращению органов прокуратуры и следователей других правоохранительных органов, которые осуществляют процессуальное руководство в уголовных производствах, расследование которых находится вне пределов компетенции СБУ, наши следователи и сотрудники подразделения экономической контрразведки СБУ привлекаются к расследованию и выполнению поручений следователей других правоохранительных органов.

Эта работа сотрудников СБУ формирует, к сожалению, ложное представление о наших обязанностях и негативизирует имидж всей Службы. Однако эта «дополнительная нагрузка» определена действующим Уголовным процессуальным кодексом и никак не связана с желанием заниматься несвойственными для специальной службы задачами.

Поэтому СБУ всячески способствует и будет способствовать более четкому законодательному определению компетенции контрразведки в экономической сфере, которое должно быть урегулировано в процессе реформирования СБУ и начала работы БЭБ.

- Расскажите о работе по защите государственных информационных ресурсов региона.

- Следует отметить, что в киберпространстве против нас работают не «хакеры-любители», а спецслужбы РФ, прежде всего ФСБ и подконтрольное ей т. н. «министерство государственной безопасности ЛНР». Мы прослеживаем устойчивый и прогнозируемый интерес спецслужб РФ к телекоммуникационным системам, прежде всего, подразделениям ООС, правоохранительным органам, объектам критической инфраструктуры. Схема работы "хакера" проста: взлом электронных почтовых ящиков, поражение вредоносным программным обеспечением с целью последующего получения постоянного скрытого удаленного доступа к операционной системе компьютера, к видеокамере и микрофону ноутбука. Только с начала года киберспециалисты Управления выявили более 160 акций кибернетического воздействия. В частности, прекращены кибернетические инциденты, осуществленные для получения удаленного доступа к служебным компьютерам одного из департаментов ОГА. Злоумышленники пытались несанкционированно вмешаться в их работу путем применения вредоносного программного обеспечения (ВПО), которое позволяло получить доступ к информации, копировать логины и пароли на служебном компьютере, подключенном к общегосударственному электронному ресурсу органов исполнительной власти. Благодаря своевременному вмешательству СБУ, кибернетические угрозы своевременно нейтрализованы, работа электронного ресурса возобновлена.

Обидно на этом акцентировать, однако условия для киберразведывательных акций российских спецслужб нередко создают сами работники государственных учреждений и объектов критической инфраструктуры. Наши киберспециалисты выявляют случаи, когда чиновники используют для служебной переписки личные электронные почтовые ящики, зарегистрированные на российских почтовых сервисах mail.ru, yandex.ru и др. Некоторые включают на служебных ПК VPN-сервисы для посещения подсанкционных сайтов «Одноклассники» и «ВКонтакте». Это позволяет российским спецслужбам беспрепятственно получать доступ к служебной переписке, поскольку они имеют полный доступ к серверам этих социальных сетей, к тому же – владельцы VPN неоднократно продавали собранную ими информацию. Выявлены факты, когда служащие берут на работу личные ноутбуки для работы с информацией с ограниченным доступом. Она скрыто накапливается ВПО в закрытых каталогах, а во время следующего подключения компьютера к Интернету ВПО активируется и отправляет собранную информацию третьим лицам.

Например, в прошлом году из-за халатности отдельных должностных лиц произошло несанкционированное вмешательство в работу электронной сети подразделения ОГА, которое повлекло утечку служебной информации и ее дальнейшее использование российскими спецслужбами в информационной войне против Украины. Для служебной переписки чиновники использовали незащищенные личные электронные ящики, зарегистрированные на иностранных почтовых сервисах. Обстоятельства киберинцидента изучаются в рамках уголовного производства по ч. 2 ст. 361 УК Украины (несанкционированное вмешательство в работу электронно-вычислительных машин (компьютеров), автоматизированных систем, компьютерных сетей или сетей электросвязи, которое нанесло значительный вред).

В конце концов, фактором риска является программное обеспечение, разработанное специалистами РФ, - бухгалтерское ПО «Парус», антивирусники «Лаборатория Касперского», «Доктор Веб» и др. Малоизвестный факт, но большинство таких инструментов на программном уровне оснащаются скрытыми средствами слежения и даже удаленного доступа к ПК. 

- Луганская область – на переднем крае противодействия гибридной агрессии, важным элементом которой является информационная война, война смыслов. Противодействует ли СБУ на Луганщине информационной агрессии? Каким образом?

- Противодействие информационной агрессии РФ является одним из приоритетов нашей работы. Соответствующие подразделения Управления систематически проводят мероприятия по выявлению и блокированию в региональном сегменте соцсетей информационного контента антиукраинской направленности. С начала этого года выявлена и прекращена деятельность более 150 антиукраинских интернет-агитаторов и используемых ими информационных ресурсов – сообществ, страниц в соцсетях и тому подобное.

Управлением разрабатываются комплексные меры по противодействию деструктивной деятельности оккупационной администрации РФ в ОРЛО. Наши предложения подаются на рассмотрение высшему руководству Украины, СНБО и профильным министерствам. Они касаются распространения телевизионного и радиовещания на ВОТ, глушения теле- и радиосигнала противника.

То есть, работа ведется системная и круглосуточная. Мы во многом изменили подходы, и теперь значительная часть нашей работы – на опережение, когда мы предотвращаем преступление еще на этапе его подготовки. СБУ реформируется, даже не дожидаясь соответствующего закона. Потому что реалии войны заставляют нас становиться лучше. Чтобы Украина была целостной и унитарной, а наши дети и близкие могли спать спокойно.

*   *   *

Во время нашего разговора с Виталием Владимировичем стало известно, что оккупационные войска в очередной раз обстреляли Трехизбенку. Вновь повреждены жилые дома и другие гражданские объекты. И вновь следователи СБУ выехали на место преступления. А значит, работы у них прибавилось.

Михаил Бублик, Северодонецк

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-