На что способны алчные россияне: Из истории захвата Казахстана

На что способны алчные россияне: Из истории захвата Казахстана

Укринформ
«Освобождение Донбасса» – повод для российского вторжения в Украину, звучащий весьма странно. 

А как на счёт необходимости захвата земель, богатых экзотическими животными и растениями? Казахи помнят нападения царских войск и под таким предлогом. Это в дальнейшем были разведаны месторождения полезных ископаемых, но изначально огромнейшие ресурсы бросались на захват казахских территорий именно по названной причине.

Сама по себе территория современного Казахстана также являлась стратегически важной для Российской империи. В частности, речь шла о реках Амударья и Сыр-Дарья и о «золотых песках» их берегов. Помимо намыва золота в долинах этих рек, бывшего традиционным промыслом калмыков, россияне замышляли масштабный проект по обустройству плотины для соединения Амударьи с Каспийским морем. Считалось, что таким образом можно было наиболее беспрепятственно поставлять товары на крупные среднеазиатские рынки. Вместе с тем, регион Средней Азии Пётр I рассматривал как бесплатный источник экзотических зверей и птиц, которых можно было бы использовать в качестве даров другим монархам. Преемники Петра также обращали свои взоры на природные богатства казацких степей: в частности, 1 января 1830 г. Оренбургская пограничная комиссия составила справку «О торговых интересах Российской империи в Восточном Туркестане», где было указано о крупных запасах кирпичного чая в этом регионе. Наконец, усилившееся внимание к особенностям общественного строя и общинного земледелия в казахских, киргизских и туркменских степях свидетельствовало об интересах России к занятию их плодородных земель.

Пётр I считал, что Россия должна стать торговым посредником между Европой и Азией, что существенно повысило бы её материальное благосостояние. С этой целью он счёл необходимым строительство канала, соединяющего бассейны Балтийского и Каспийского морей. Ввиду столь важного стратегического значения казахских территорий для российского государства, по инициативе царя в этот регион стали направляться специальные экспедиции для более подробного изучения местных условий. Первой крупной экспедицией, направленной по царскому указу 1714 г., было посольство в Хиву под проводом А. Бековича-Черкасского. Это был обращённый в христианство кабардинский мусульманин, завербованный на российскую государственную службу. Среди задач, поставленных экспедиции Петром I, были как весьма тривиальные (выяснить местонахождение русла реки Амударья, совершить детальное описание пути в Индию через эту реку с составлением карт и планов местности, при этом выясняя возможное наличие лучшего пути), так и открыто агрессивные, экспансионистские (склонить к «верности и подданству» жителей Хивы и Бухары, захватить хивинские торговые суда). При этом царь отдельно отметил, что в случае неповиновения местного населения членам экспедиции разрешено применять силу в любом объёме. При этом, в тайной переписке императора с Бековичем-Черкасским указано, что бухарцы и хивинцы обвиняются в благосклонности к туркам, поэтому они должны подлежать захвату в плен.

Для выполнения указанных задач в личное распоряжение капитана А. Бековича-Черкасского был выделен военный отряд в составе 1760 человек и деньги в размере 5000 рублей. Помимо этого, выделялись 2 инженеров и морской офицер с отрядом не менее 5 человек для обустройства плотин на стратегически важных реках и разведывания торгового пути в Индию. Предварительно проведение этой экспедиции было согласовано царским правительством с Хивинским ханством, занимавшим на то время доминирующее положение в среднеазиатском регионе. Получив заверения в безопасности и обещания всестороннего содействия, российская экспедиция начала свой путь в мае 1715 г. (по другим данным – в январе 1716 г.). Практически сразу отряд Бековича-Черкасского начал заниматься насильственным захватом местных земель и торговых путей, а также грабежами местного населения. Такое поведение членов «экспедиции» вызвало вооружённое сопротивление со стороны ойратов, населявших Джунгарское ханство, в ходе противостояния которым погибла значительная часть россиян, в том числе и их глава.

Тем не менее, часть поставленных царским правительством задач эта экспедиция всё же выполнила. Так, была составлена первая в России подробная карта Каспийского моря, благодаря чему стало известно, что, вопреки существовавшим у россиян представлениям, реки Амударья и Сыр-Дарья не впадали в него. Это существенно подмывало российские планы по взятию под контроль среднеазиатского рынка и захвату Индии. Вместе с тем, на выполнение распоряжения царя по обустройству военных укреплений на каспийских берегах с целью склонения Хивинского ханства «к верности и подданству» были заложены крепость Святого Петра и укрепление Александровское, а также крепость в направлении Астрахани. Вместе с тем, русские солдаты начали самовольно собирать дань с жителей этого города, что спровоцировало начало подготовки к восстанию. В ходе этого восстания 1717 г. как раз и наступил крах русской экспедиции, а уцелевшие представители её доставили на родину составленные карты местности.

Одновременно с экспедицией капитана А. Бековича-Черкасского действовали и другие – как в частном порядке, так и от имени государства. Самой известной из них была экспедиция подполковника И. Бухгольца, созданная в соответствии с царским указом от 22 мая 1714 г. «О походе в Калмыцкую землю на реке Дарье, для покорения тех мест, где добывают золото». Основной задачей, стоявшей перед экспедицией, было основание города на подконтрольном калмыкам Ямышевом озере близ реки Иртыш для обустройства позиций с целью дальнейшей оккупации этих земель. Само по себе это озеро являлось источником добывания высококачественной белой соли, что, несомненно, также представляло значительный интерес для россиян. Отдельным пунктом в указе было определено необходимость установить, «каким образом и в которых местах по Дарье-реке тамошние жители золото промышляли».

В целом эта экспедиция продлилась до лета 1716 г., и в ходе её царское правительство предпринимало попытки удовлетворения территориальных притязаний к государствам, находящимся в казахской степи. Так, например, 27 февраля 1715 г. от имени Петра I и сибирского губернатора М. Григорьева был направлен ультиматум Джунгарскому ханству с требованием о признании своих приграничных территорий российскими. Для воплощения положений этого ультиматума в жизнь как раз и были использованы силы отряда подполковника И. Бухгольца. После занятия необходимых территорий отряд по заданию правительства взял под свой контроль источники добывания железных, золотых и серебряных руд. Далее, к лету 1716 г., последовало царское указание склонить к принятию присяги на верность Российской империи джунгарского хана (хунтайши). Начавшиеся акции по внедрению его в жизнь вызвали волну протестов местного населения, в результате которых большинство солдат оккупационной армии погибли, как и отряд А. Бековича-Черкасского. При всём этом российские историки отмечают, что этот поход не был завоевательным, а представлял собой экспедицию в полном смысле этого слова. Дескать, в её основу было положено осуществление дипломатической миссии с целью установления дружественных связей с Бухарским и Хивинским ханствами. В то же время, не учитывается, что в царском указе 1714 г. о посольстве речь не шла.

Попытка восстановить заложенные вышеописанными экспедициями укрепления была предпринята отрядом полковника Ступина в 1717 г. Целью её было закрепить российское присутствие в регионе. После разгрома отряда И. Бухгольца джунгары разрушили ряд заложенных ним крепостей, предназначенных для базирования российского военного контингента. Целью экспедиции Ступина как раз и было восстановление главнейших из них (в частности, на Ямышевом озере). Последующие экспедиции имели целью лишь обустройство новых укреплений, но ни они, ни отряд Ступина открытые карательные акции среди местного населения уже не производили. В то же время, царское правительство строило планы по покорению Джунгарского ханства как главного препятствия на пути к установлению контроля в среднеазиатском регионе. Поэтому временное затишье, воспринятое джунгарами как мир, использовалось Россией для подготовки к активным захватническим действиям.

При всех имеющихся успехах по обустройству военных укреплений в казахских степях названные выше экспедиции не в полном объёме справились с поставленными перед ними задачами по предоставлению сведений о географическом описании Средней Азии в целом и Казахского ханства в частности. Поэтому Пётр I решил поручить эту задачу Секретарю Ориентальной экспедиции Посольского приказа, итальянцу на российской службе полковнику Ф. Беневини. В 1721 г. император издал «Инструкцию посольству Беневини», где в качестве основной задачи определялось подробное исследование Бухарского ханства. Это государство граничило с казахами, и там, как и в Казахском ханстве, также царили феодальные распри, что отдельно отмечалось в царском указе. Так, постоянные противостояния между ханом и знатью «приводили к заметному упадку внутренней и внешней торговли». В своих донесениях Ф. Беневини преподносил царю новые и новые факты на этот счёт, особенно заостряя внимание на кадровом составе ханского войска. Среди прочих, в его состав входили военнопленные россияне, что полковник Беневини считал весомым поводом для включения Бухары в состав России. Также, вслед за французским купцом П. Куки, он отмечал якобы невыгодные условия равноправной торговли с Бухарским ханством, считая более целесообразным превратить его территорию на составную часть Российской империи. Не звучал прямо, но просматривался в риторике Беневини и прочих царских чиновников также тезис о том, что оккупация Бухары как приграничного с казахами государства в значительной мере облегчила бы и дальнейший захват Казахстана.

Экспансия России в отношении казахских территорий предусматривала не только ликвидацию их традиционного уклада, но также и эксплуатацию природных ресурсов. Так, в 1770-х–1780-х гг. русские разведали богатые залежи медных и серебросвинцовых руд в районе Алтая, гор Улутау, а также на востоке Казахского мелкосопочника. В этих местностях сразу же были построены Бухтарминский, Риддерский и Зыряновский рудники, которые находились полностью в собственности российских вельмож. Работали на этих рудниках ссыльные крестьяне, рекруты, которые скрывались от военной повинности, преследуемые по религиозным мотивам лица (раскольники), а также те крепостные, которые были приписаны к заводам. Это была по сути бесплатная рабочая сила, которая добывала полезные ископаемые с очень высокой себестоимостью. Такая добыча никак согласовывалась с теми прерогативами, которые отводились имперской власти согласно с грамотами о принятии казахских государств в российское подданство. Вопреки бытующему в советской историографии мнению, такая политика вела только к укреплению российской, но не казахской экономики. Казахи в целом оставались в стороне от этой деятельности.

Уважаемые казахи, сейчас самое время призвать россиян к ответу за разграбление вашей родины.

Национальная академия СБУ

* Мнение автора публикации может не совпадать с позицией агентства

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2022 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-