Тогда Европа не молчала: Экскурс в историю

Тогда Европа не молчала: Экскурс в историю

Укринформ
Несмотря на все попытки псевдолегитимации и обоснование своих захватнических мероприятий «защитой границ» европейских государств, российская экспансия получила надлежащие оценки со стороны мирового сообщества. 

Одной из первых в этом отношении проявила себя Франция в конце XVIII ст., революционная ситуация в которой на то время привела к падению монархии.

Так, в «Декларации прав человека и гражданина» 1789 г. среди прочего была провозглашена «война против народов и королей», т. е. против пережитков феодального колониализма. Именно это положение побудило Национальное собрание Франции годом позднее принять текст меморандума «Об опасности для Европы аннексионистской политики России». В этом документе завоёванные Российской империей государства впервые на уровне юридического акта определялись как «жертвы царизма». После его принятия французские власти стали всерьёз рассматривать вопрос о побуждении к национально-освободительным движениям этносов, входивших в состав «тюрьмы народов», и последующем содействии им. Конечной целью этих процессов, согласно проектам французских революционеров, должно было стать прекращение существования Российской империи как целостного государства и как субъекта международных отношений вообще.

Выработав соответствующие стратегии, французы принялись создавать агентурные сети с целью влияния на общественные настроения покорённых Россией народов. Например, в 1793 г. французский дипломат при турецком дворе в Константинополе Мари-Луи Декорш получил инструкции, согласно которым ему предписывалось наладить отношения с восставшими в то время народами (в том числе, и среднеазиатскими) с целью подготовки крупного восстания против режима императрицы Екатерины II. Примерно в это же время министр иностранных дел Франции граф де Вержен составил особый мемориал (оригинальное название разновидности актов дипломатического ведомства), согласно которому французским посланникам в России было рекомендовано «войти в сношения с народами, дабы устроить диверсию против царицы». Таковой была запоздалая реакция одной из ведущих стран Запада на «защиту границ» её и её соседей от «неминуемой гибели» под ударами некогда «младенцев рода человеческого».

Как известно, описанный план по ликвидации «тюрьмы народов» не сработал. Причин тому великое множество: начиная недостаточностью политической воли внутри самой Франции и заканчивая отсутствием консолидации с другими европейскими государствами в этом вопросе. В контексте нашего исследования считаем важным особо выделить такой фактор, как усиление со стороны российского правительства мер по национальной ассимиляции азиатских народов в ответ на развёртывание описанной выше деятельности. Например, более пристальное внимание было уделено реализации положений цензовой реформы 1775 г., а также городской реформы 1785 г., согласно которым доступ подданных к таким важным социальным институтам, как образование, культура, управление, торговля, должен был осуществляться исключительно в строжайшем соответствии с их принадлежностью к тем или иным социальным слоям. Таким образом, не имея возможностей должным образом заинтересовать склонных к мятежам подданных и не желая изменять своему агрессивному внешнеполитическому курсу, самодержавная власть всячески истребляла способность отдельных этносов к адекватной оценке политической действительности и последующей реакции на эти процессы.

В российской политической доктрине война трактовалась как продолжение внешней политики в мирное время, только иными средствами, «причём ясное, чёткое, не замаскированное ничем продолжение», а мирные договоры определялись как военные и политические итоги войны и всей предшествующей внешней политики. При этом, если же мирный договор не удовлетворяет одну из сторон или обе, то тогда начинается новая война, и внешнеполитическая линия либо изменяется, либо сохраняется прежней в зависимости от результатов этой новой войны, то есть от результатов нового соотношения сил двух государств. Именно так трактовалось и завоевание бывших золотоордынских территорий – как закономерный процесс, обусловленный якобы объективными историческими предпосылками. Приведённая здесь «простая цепочка», с помощью которой «образуется чёткая линия, ясная и понятная любому сколько-нибудь грамотному человеку», отображает воплощение относительно тюрков и угро-финнов основного постулата российского экспансионизма, гласящего, что война – смысл существования государства. Применение царизмом вооружённого вмешательства для удовлетворения своих геополитических целей оценивается российскими историками не иначе, как «новое слово» во внешней политике Московского царства в XVI в.

Россияне, сейчас как нельзя лучше в наш адрес подходит ваш же лозунг: "Можем повторить!".

Национальная академия СБУ

* Мнение автора публикации может не совпадать с позицией агентства

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2022 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-