«Освобождение Донбасса»: версия 1.0

«Освобождение Донбасса»: версия 1.0

Укринформ
«Операция по освобождению Донбасса» – именно так путинская клика изначально сформулировала повод для своего открытого вторжения в Украину.

При этом оговаривалась необходимость якобы «защиты» как этого региона, так и нашей страны в целом от «неонацистов» и «фашистов». Формулировки сродни произведениям величайших мировых фантастов. Однако чуть более 100 лет тому назад Донбасс уже «спасали». И кто же? Правильно, те же русские. От кого? От всё тех же «иностранных интервентов». Как это было тогда и отличаются ли современные события?

Первая мировая война, начавшаяся в 1914 г., продемонстрировала полную нежизнеспособность всех сфер в Российской империи – от экономики и политики до культуры и быта. Ввиду комплекса факторов в 1917 г. последний император Николай II был вынужден отречься от престола, тем самым поставив точку в более чем 300-летней истории существования империи Романовых. После этого в центре развернулась борьба за власть между ведущими политическими группировками, а на местах усилились тенденции к децентрализации и в итоге провозглашению национальных государств. Именно поэтому в марте 1917 г. в Киеве приступила к управлению на территории украинских губерний Украинская Центральная Рада – коллегиальный орган во главе с известным историком и политиком Михаилом Грушевским. Территория Донбасса, входившая в состав Екатеринославской и Харьковской губерний, также была подконтрольна ей. Юридически этот факт был закреплён в Универсале Украинской Центральной Рады от 7 ноября 1917 г., в котором объявлялось о создании собственного государства – Украинской Народной Республики.

Эта самая республика 9 февраля 1918 г. заключила с Центральными государствами (Германией, Австро-Венгрией, Турцией и Болгарией) Брест-Литовский мирный договор, по которому в обмен на военную защиту от большевиков, Украина должна была поставлять продовольствие названным странам, всё ещё воевавшим на фронтах Первой Мировой войны. Отсюда и второе, неофициальное название договора – «хлебный мир». В итоге 3 марта большевистская власть вынуждена была этот договор принять, тем самым признав независимость УНР на формальном уровне. Естественно, что такой шаг воспринимался как «унижение» для правящей клики во главе с Лениным, возомнившей себя «воссоздателями» территориальных просторов не так давно канувшей в Лету Российской империи. Естественно, это тактическое поражение как раз и стало предпосылкой для того, чтобы «спасать» бывшие имперские владения. Масла в огонь подливал ещё и тот факт, что пришедший к власти после краха режима УНР 29 апреля 1918 г. гетман Павел Скоропадский пользовался значительной поддержкой немецкого императора, а также то, что одновременно это был и представитель древнего казацкого рода, и бывший царский генерал. Его однокашник по питерскому пажескому корпусу Карл Густав Маннергейм также был большевикам как кость в горле, работая над утверждением финской независимости. В общем, вокруг одни «враги», только успевай обезвредить.

Для понимания глубины проблемы перейдём на язык документов. Вот лишь основные позиции, которые большевистское правительство вменяло в вину «французским интервентам» по поводу их «зверств» на Донбассе: «вся семья обожжена горящим спиртом; изувечен при пытке путём выжигания на спине рисунков порохом; убийство электрическим током; изнасилование, беременность и заражение венерической болезнью; закопали живым в землю; повесили сестру, предварительно её впятером изнасиловав». В дальнейшем для «сбора» такого рода данных в 1924 г., на третий год пребывания Украины в составе СССР было создано «Всеукраинское Общество Содействия Жертвам Интервенции», целью которого было по сути оправдать большевистскую оккупацию нашей страны, начавшуюся в конце 1917 г. и переросшую в 1919 г. в «красный террор». По факту «борьба» велась не с французами, а с местным населением, у которого отбиралось последнее в порядке «продразвёрстки». Обвиняя Францию в убийствах 38 436 человек на Донбассе, советские власти приводят количество жертв своей же «освободительной» политики. «Из общей массы западных хищников особенно следует отметить французских интервентов, которые в 1918–19 гг. по своему образу действий превзошли всех остальных», – так говорилось в правительственной сводке. Подозреваем только, что французы сами об этом не знали ровным счётом ничего.

Вменялся в вину Франции также и якобы «подрыв» украинской экономики. Среди прочего, звучали следующие «претензии»: «безжалостное выкачивание из страны сырья и разных товаров, в которых чувствовался недостаток в центральных государствах; захват украинского рынка; образование задолженности Украины с целью достижения благоприятного платёжного баланса». Продолжая этот театр абсурда, большевики в феврале 1919 г. распространяли среди украинского населения листовку следующего содержания: «Патриотический долг повелевает французскому купцу напрячь все свои усилия для завоевания русского рынка и теперь же занять на нём соответствующее положение». Особенно активно такие материалы от имени якобы русско-французской торговой палаты распространялись в Одессе как городе с активной международной торговлей. На Донбассе подобные лозунги звучали годом ранее накануне создания эфемерной «Донецко-Криворожской Советской Республики», преемниками которой в 2014 г. назвали себя стоявшие у истоков так называемых «ДНР» и «ЛНР» сепаратисты.

Окончательным аргументом в пользу необходимости «освобождения» Донбасса для большевиков стали сфабрикованные цифры присутствия более чем 50 % французского капитала в финансировании местных предприятий. Факт якобы принадлежности французским предпринимателям около 80 % продукции всех предприятий послужил достаточным поводом для вывода о «повышенной заинтересованности» их в регионе. Именно поэтому «панацеей» стало сперва провозглашение марионеточной советской республики, а затем и включение её владений в сферу ведения правительства УССР. Примечательно, что местная верхушка была полностью промосковской.

Технология «освобождения Донбасса» целиком и полностью сходна с современными событиями: как по лозунгам, так и по тактике реализации. Во главе всех средств обеспечения своего влияния для русских была мифологизация своего вторжения под откровенно абсурдным поводом. Навязчивая идея борьбы с мнимыми «врагами» была актуальной для кремлёвской элиты как тогда, так и сегодня. «Западные интервенты» не давали спокойно спать ни Ленину, ни теперь уже и Путину, и его клике.

Россияне, вы повторяетесь! Хватит терроризировать мир!

Национальная академия СБУ

* Мнение автора публикации может не совпадать с позицией агентства

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2022 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-