«Защита российских границ»: от кого и зачем. Ответ историка на фоне современности

«Защита российских границ»: от кого и зачем. Ответ историка на фоне современности

Укринформ
Находиться в окружении врагов – похоже, естественное состояние для русских. А нету врагов – придумаем, найдём, создадим.

Без них и жизнь не та. Кто только ни «покушался» на российские границы – пожалуй, трудно найти на земном шаре государство, в адрес которого не звучали бы такие обвинения. Сегодня речь пойдёт о тех народах, которые оказались настолько «опасны», что русское правительство возложило на себя миссию ликвидировать их государства целиком и полностью. Дескать, под контролем самодержавия «смирными» будут. Это несколько десятков народов, называемых тюркскими и угро-финскими, и почти для всех из них нету материнского государства за пределами российских границ. Такая ситуация длится уже практически половину тысячелетия.

Анализ исторической действительности позволяет выделить наряду с «цивилизационной миссией» и колониализмом ещё один фактор, с помощью которого россияне обосновали «величие» своей экспансионистской политики в Средней Азии и Сибири. Речь идёт о политике «защиты границ». При этом следует отметить, что если в случае с уничтожением гетманской Украины и Крымского Ханства в последней четверти XVIII в. российское самодержавие мотивировало свои действия якобы исключительно защитой своих юго-западных границ, то государственные образования тюрков и угро-финнов подлежали истреблению как представлявшие существенную угрозу не только россии, но и всем европейским странам: «Хотя такие люди не в состоянии были истребить утверждённое российское владение в Сибири, однако грабежом, смертоубийством и огнём могли причинить великий вред, других себе подобных поколебать в их верности, и заводить беспрестанные возмущения». Именно этот аргумент и был среди ключевых в российской внешнеполитической риторике. Так, многие придворные историки с гордостью отмечали, что к концу XVI в. все татарские государства (Золотая Орда, Казанское, Астраханское, Сибирское ханства и Ногайская Орда) перестали существовать, их территория и население вошли в состав «объединённой России». При этом часто подчёркивалось, что российские границы с конца XVI в. – с начала XVII в. «перешагнули из Европы в Азию, за Уральский хребет», что способствовало созданию «многонационального государства». С этим периодом обычно связывают обретение россией статуса империи, которая представляла собой своего рода «сообщество государств» – некоего контролируемого союза «крупных государственных образований», среди которых, в первую очередь, упоминаются Украина, Белоруссия, Прибалтика и часть Финляндии.

Оценки российских историков постсоветского периода практически не отличаются от их предшественников. Одним из самых видных исследователей в этом вопросе был В. Похлёбкин. Так, в 2001 г. он писал: «Татарские государства были первыми восточными соседями России. Вместе с другими народами, населявшими эти государства, и прежде всего с угро-финскими народами – мордвой, марийцами, манси, удмуртами, коми-пермяками, хантами, а также с чувашами, кетами, татарские народы приняли фактически участие в складывании и создании многонационального Российского государства на обширной территории от Оки до Енисея». Упоминая при этом ещё и о «врождённой покорности» русского народа, автор излагает неоимперский взгляд на российскую экспансию относительно перечисленных им народов, сохраняя при этом основные посылы имперской и советской науки. Следует отметить, что в сферу приоритетных научных интересов В. Похлёбкина входили вопросы, связанные с историей русско-скандинавских отношений, а также (или даже прежде всего) историей кулинарии. Мировую известность приобрела его монография «История водки», а также иные книги по кулинарной истории. В связи с этим сомнительной представляется его компетентность в вопросах становления межнациональных отношений в россии. Тем не менее, именно на его трудах базируется концепция российской экспансии относительно тюркских и угро-финских народов в современной российской историографии.

По сути россия самолично определила названные государства, а также тюркские и угро-финские административные образования как источники реальных угроз мирному существованию Западной Европы. Следует отметить, что если в период существования московского царства и первые десятилетия существования российской империи самодержавные власти не уделяли особого внимания международной псевдолегитимации результатов своей захватнической политики, то к концу XVIII в. ситуация несколько изменилась. Так, 28 февраля 1780 г. была подписана «Декларация Екатерины II правительствам Англии, Франции и Испании», где провозглашались положение относительно торгового нейтралитета указанных стран находились в напряженных отношениях через различные позиции в вопросе о независимости США. Оставляя без внимания нашего исследования то, что российская империя в одностороннем порядке взяла на себя роль международного арбитра, рассмотрим те положения декларации, определялись как основополагающие в российской внешней политике. В частности, в преамбуле было закреплено, что императрица основывала своё решение о помощи названным странам на «первобытном праве народов, которое каждая нация может справедливо требовать для себя, и государства в состоянии войны не могут их отменить, не нарушив законов нейтралитета но не отказавшись от правил, формально принятых ими в различных трактатах и ​​публичных обязательствах». Из этого следует, что российская империя якобы признавала основы общеевропейской системы международных отношений, построенной на основе Вестфальского мира 1648 г.

Право народов на самоопределение, которое было в то время провозглашено только в Декларации независимости США 1776 г., на европейском континенте станет достоянием лишь Великой французской революции, которая состоится почти десятилетием позже после издания Екатерина II упомянутого документа. Очевидно, что международное положение России в последней четверти XVIII в. было недостаточно благоприятным учитывая развязанную в 1768 г. войну против Османской империи и участие вместе с Австрией в разделе Речи Посполитой в 1772 г. Поэтому издание декларации о торговом нейтралитете 1780 г. не в последнюю очередь было направлено на повышение международного престижа россии. К тому времени на уровне международного права такие положения еще не были четко закрепленными и звучали только в доктрине и на уровне межгосударственных обычаев. Важно также обратить внимание на то, что в декларации цитируемые положения не были адресованными исключительно Англии, Франции и Испании, а подавались как общепризнанные принципы которых российская империя якобы также придерживается как цивилизованное государство. Однако в то же время набирала обороты упомянутая выше политика «молниеносной экспансии», когда территория Российской империи увеличивалось ежегодно за счет завоеваний на сотни тысяч квадратных километров. Российская монархия в одностороннем порядке выдавала десятки манифестов об установлении протектората над различными странами вроде в условиях «угрожающей ситуации» в них, тем самым нивелируя основу декларируемого «первоначального права народов» – политический нейтралитет, независимость в проведении внутренней и внешней политики.

Примечательно, что примерно в это же время правительство сформулировало «законные причины применения российского оружия против Кучума-Хана», имея ввиду завоевание Сибирского ханства в 1582–1597 гг., которым тогда правил хан Кучум. Оценим приведённые аргументы «законности», дабы понять специфику проявления экспансионизма относительно этого региона:

  1. покорение россией владений Кучума;
  2. предки Кучума без законной причины нападали на Россию;
  3. Кучум-Хан первый начал «неприятельские действия»;
  4. неприятельские действия были начаты Кучумом без обиды с русской стороны.

Наряду с приведением аргументов в пользу «законности» завоевания Сибирского ханства, это мероприятие называется ещё и «справедливым делом». Вместе с тем, заслуживают внимания и такие слова немецкого профессора с пророссийской ориентацией И. Фишера: «Но как человеческое хотение, чувствуя некоторое послабление, редко знает умеренность, и всё далее простираться хочет, так тоже случилось и здесь: в России почти ни о чём больше не говорили, как о изобилии дорогой мягкой рухляди в сибирских землях». Тем самым был признан выход за пределы «законности», однако же трактовался он как весьма закономерное следствие естественного хода событий.

Россияне, вы решили действовать в Украине по тому же сценарию? Тогда, по вашей логике, именно вас должны захватить украинцы как угрозу своим границам, а не наоборот.

Национальная академия СБУ

* Мнение автора публикации может не совпадать с позицией агентства

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2022 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-