Как не стать корректировщиком вражеского огня

Как не стать корректировщиком вражеского огня

Укринформ
Враг использует информацию из сетей для своих атак? Несомненно. Полезный идиот бывает эффективнее фото со спутника и однозначно дешевле

Очередные вражеские ракетные удары, под которые 3-4 мая попал ряд украинских областей и городов, снова оживили дискуссию о том, что конкретно можно и нельзя показывать в онлайн-сети.

…С первых дней войны силовые и оборонные структуры постоянно призывают быть осторожными: сообщая или фиксируя (с помощью фото/видео) последствия мест взрывов, можно стать «непреднамеренными корректировщиками» огня для врага. И это касается не только представителей СМИ, но и лидеров мнений, блоггеров и обычных участников интернет-сообщества. Из-за чего иногда возникают противоречия: одни считают, что освещать преступления врага нужно максимально оперативно и точно, другие утверждают – это небезопасно и неправильно.

Убедительных аргументов «за» до сих пор не приходилось видеть ни от одной из сторон. Попробуем сами с этим разобраться.

Неужели это правда, что враг использует информацию из соцсетей для планирования военных операций?

У многих возникают сомнения – действительно ли российские оккупанты отслеживают публикации пользователей в социальных сетях и используют их для корректировки огня или обнаружения расположения украинских войск. Казалось бы – сколько надо прикладывать усилия, чтобы тщательно мониторить Telegram, TikTok, Facebook и Twitter?

Эксперт по коммуникациям, экс-замминистра информационной политики Украины в 2017–2019 гг. Дмитрий Золотухин доказывает, что успешность вражеских военных операций и вооруженных ударов – авианалетов, артиллерийских и ракетных обстрелов – в основном зависит от разведки. То есть от получения достоверной и объективной информации, чтобы привязать полученные данные к конкретным координатам.

«Оптимальным способом получения информации является визуальное наблюдение. Однако для этого требуется большой человеческий ресурс. К тому же, украинская контрразведка и другие правоохранительные органы ловят вражеских разведчиков. Это большой риск», - говорит он.

В таких условиях разведка по открытым источникам (англ. Open source intelligence, OSINT) становится эффективной альтернативой использованию агентов-наблюдателей.

«Армия, ФСБ, служба внешней разведки и другие службы россии имеют соответствующие подразделения, связь с коммерческими компаниями и своими «волонтерами», анализирующими онлайн-источники (СМИ, блоги, дискуссионные группы, медиа граждан (например, видео с мобильных телефонов) , содержимое, созданное пользователями), YouTube, Facebook, Twitter, Instagram и т.д., - ищут, идентифицируют и обрабатывают данные. Сгенерированный журналистами и блоггерами контент собирается из интернета с помощью специальных автоматизированных систем (то есть рассчитывать, что специалисты вражеской армии «вручную» мониторят все украинские форумы или домовые чаты не следует. Такая деятельность ведется автоматически, - Ред.). Его каталогизируют и анализируют специальные люди», - утверждает Золотухин.

«Использует ли враг информацию из онлайн-сетей? В россии есть специальные подразделения, которые этим занимаются», - говорит старший научный сотрудник DFRLab от Atlantic Council Роман Осадчук.

«Знаете, я сам еще месяц-полтора назад всех убеждал, что россия же все-таки милитаризованное развитое государство, не может же оно действительно запускать ракету, которая стоит шесть миллионов долларов, по адресу, вычитанному в соцсетях. Но теперь я не исключаю, что российские военные могут ориентироваться на сообщения в соцсетях и даже не проверять информацию, запуская куда-то свои проклятые ракеты. Не стоит помогать российской разведке искать цели для ракет», – дополняет медиа-эксперт Отар Довженко.

Какую информацию таким образом ищет враг?

Среди важнейшего – привязывание объектов к местности, результаты ударов, эмоциональные изречения людей, попадающих на камеру, а также людей, которых можно идентифицировать.

«И даже если собранную информацию по видео, фотографиям и текстам не используют непосредственно для идентификации целей, подробности об ударах и их последствиях, о морально-психологическом состоянии людей – все это может быть использовано для специальных ИПСО в ущерб нашей армии», - подчеркивает Дмитрий Золотухин.

армія, фсб, служба зовнішньої розвідки та інші служби росії мають відповідні підрозділи, зв’язок з комерційними компаніями й своїми «волонтерами», які аналізують онлайн-джерела
армия, фсб, служба внешней разведки и другие службы россии имеют соответствующие подразделения, связь с коммерческими компаниями и своими «волонтерами», анализирующими онлайн-источники

Здесь есть нюансы.

При подготовке удара или корректировке огня возможно использование открытых источников для того, чтобы, во-первых, лучше видеть цель, говорит Роман Осадчук: «Например, если известно расположение объекта с онлайн карт, то можно получить приблизительный размер объекта (скорее всего устаревший). Фото/видео материалы онлайн могут помочь зафиксировать изменения объекта, количество этажей и т.д.»

Во-вторых, чтобы скорректировать огонь и проверить масштаб поражения.

В-третьих, идентифицировать людей у ​​места атаки.

В-четвертых, идентифицировать количество прибывших для double tap (тактика рф бомбить те же цели, после того, как к ним прибыли спасатели, - Ред.).

«Сбор такой информации позволяет врагу подобрать оружие для атаки», – убеждает аналитик.

«Выбор средства зависит от целесообразности поражения, особенностей украинского ПВО, дальности и точности наведения. Во всех случаях для планирования ударов необходима разведывательная информация. Чем больше, тем лучше», - обращает внимание Дмитрий Золотухин.

Именно так: сначала информация, затем выбор оружия.

А как насчет спутников, разведданных, дронов – разве враг не использует их для планирования ударов?

Использует. Впрочем, Дмитрий Золотухин предлагает несколько отойти от логики запретов и разрешений и обратиться к здравому смыслу: «Площадь Украины – 603 тысячи квадратных километров. российская пропаганда говорит о поражении тысяч военных объектов, что, конечно, не соответствует действительности. Но каждую ночь и каждое утро поступает информация о ракетных и бомбовых ударах от Луцка до Мариуполя. Если обратить внимание на спутниковые снимки компании Maxar Technologies порта Бердянска (см. ниже), то можно увидеть, что более или менее эффективные спутниковые снимки представляют территорию максимум одного квадратного километра».

Следовательно, чтобы получить разведывательные данные о потенциальных целях на территории Украины, враг должен ежедневно прорабатывать тысячи спутниковых снимков. А их еще нужно получить: найти удобное положение спутника, который к тому же не всегда может эффективно работать.

«Спутники – потенциальная возможность, но успешность их использования зависит от ряда факторов, таких как ясная безоблачная погода, правильный угол наклона к поверхности, чтобы получить качественный снимок. – говорит Роман Осадчук. - Также использование спутников дает статичное изображение, а это не эффективно для отслеживания движущихся объектов».

То же с вражескими дронами, которые ежедневно наши силы ПВО сбивают десятками, уменьшая разведывательные возможности России.

«Дроны имеют определенные ограничения по зоне использования и не могут использоваться по всей территории Украины. И дроны, и тем более спутники – не дешевы и не всегда надежны. А вот поиск и анализ контента сгенерированного пользователями может быть альтернативой. Расходы меньше, а эффективность – больше», - подчеркивает эксперт.

«Мы не знаем, сколько в россии «тайных» спутников или предоставляет ли Китай российскому командованию спутниковую развединформацию. Но логика и здравый смысл подсказывают, что тратить миллиарды на спутники и партнерство разведок и штат аналитиков спутниковых снимков не всегда дает нужный эффект. Дешевле, надежнее и проще использовать полезных идиотов с камерой», - соглашается Дмитрий Золотухин.

Впрочем, подобные разведывательные технологии используют не только враг.

Несколько примеров в качестве иллюстрации

1. 24 марта 2022 года председатель Государственной пограничной службы Украины Сергей Дейнеко сообщил, что пропагандист по российскому каналу «Звезда» Валентин Гвоздев помог украинским военным уничтожить российский десантный корабль в Бердянске.

Проведя репортаж из порта, Гвоздев показал место, где стоит корабль. Это позволило максимально точно навести удар.

2. 20 марта в Киеве: 37-летний блоггер Павел Артемьев выложил в соцсеть TikTok видеозапись, на которой было зафиксировано перемещение украинской военной техники в районе ТЦ Retroville (Подольский р-н столицы). Следствие: российские оккупанты нанесли по торговому центру ракетный удар, погибли восемь человек.

3. 7 апреля в телемарафоне вышел видеосюжет о том, как на Киевском бронетанковом заводе ремонтируют захваченную российскую бронетехнику. Сюжет не содержал названия предприятия, но было достаточно, чтобы даже российские телеграмм-каналы (см. скрин ниже) смогли не только идентифицировать завод, но даже точно определить цех с его координатами и призвали свою власть «оперативно направить туда несколько ракет». В ночь с 15 на 16 апреля вражеские ракеты ударили по одному из цехов предприятия, в результате чего были жертвы и разрушения.

4. Мост через Днестровский лиман в Затоке (Одесская область), который был повторно (в первый раз – вечером 26 апреля, второй – утром 27 апреля) обстрелян после сообщений ряда отечественных СМИ, что он продолжает работу (журналисты написали, что разрушенный мост функционирует – через него открыли реверсный проезд, – ред.).

Осадчук: «Стопроцентно доказать, что именно информация из открытых источников привела к повторному обстрелу моста в Заливе, крайне тяжело, однако такое стечение обстоятельств об атаке одного стратегического объекта на следующий день является странным».

Золотухин: Пример с кораблем в Бердянске доказывает, что в получении, анализе и использовании разведывательной информации имеют значение не только возможности, а стоимость их применения. Спутниковая разведка, дроны, агенты-наблюдатели – миллионы и миллионы долларов. Зачем их тратить, если можно найти Гвоздева?».

Найти баланс между своевременным информированием и тем, чтобы не помогать врагу – это реально?

Идеальный баланс, скажем так, не может существовать в принципе.

Тем не менее, есть определенные рекомендации.

«Если речь идет о военных объектах и ​​боевых действиях, то все регулируется соответствующими документами ВСУ, где четко прописано разглашение какой информации может привести к осведомленности противника. Мы на эту территорию не заходим и не имеем каких-либо вопросов, потому что в стране война. Это военное положение», – говорит исполнительный директор Института массовой информации Оксана Романюк.

Но если речь идет о разрушении гражданских объектов…

«Здесь нужно руководствоваться другими правилами. Мы считаем, что допустимо и даже необходимо передавать информацию, если оккупанты наносят значительные разрушения важным объектам гражданской инфраструктуры, таким как детсады, больницы, школы, телевышки, роддома. Потому что эти свидетельства, сообщения являются чрезвычайно важными доказательствами преступлений России против Украины, и они будут важны для будущего процесса в международном уголовном суде в Гааге», - считает Романюк.

Генерал-майор запаса, бывший заместитель главы СБУ Виктор Ягун обращает внимание на то, что нужно различать документирование и информирование.

«Что-то произошло – мы информируем. К примеру, Киев бомбили. Бомбили примерно Куреневку, Подол. Но не нужно конкретизировать номер дома, даже улицу не нужно показывать примерно. – говорит Ягун. – Более точную информацию следует выдавать с задержкой хотя бы на несколько часов, если не в сутки. Тогда мы можем с уверенностью сказать, что мы не позволили врагу скорректировать свой огонь».

«Когда уже безопасно снимать разрушения? Конкретного указания на этот счет, к сожалению, быть не может. Потому что мы не можем знать, будет ли следующий удар. Общая рекомендация армии – обнародовать материалы с мест обстрелов с задержкой в 12 часов», - соглашается Дмитрий Золотухин.

27 апреля вышло совместное заявление Министерства культуры и информационной политики Украины, Минобороны Украины, медиасообщества «Медиарух» и представителей СМИ, в котором сказано: если обстрел или боевые действия касались гражданского объекта – информацию можно публиковать через 3 часа, военного – через 12 часов соответственно.

«Прежде всего – я бы все же советовал прислушаться к Главнокомандующему ВСУ. Что касается общих советов…  Не следует публиковать последствия обстрела с близкого расстояния, чтобы не раскрыть точную локацию объекта», – дополняет Роман Осадчук.

Любая небольшая деталь на фоне (здание, архитектурный объект, вывеска) может помочь «геолокировать» место. Если такие объекты попали в кадр, их лучше затушевать, чтобы не помогать врагу.

К слову, всем, кто снимает или пишет о войне, специалисты рекомендуют самим разобраться в принципах разведки на основе открытых источников (OSINT) и применять их. Как? Существует бесплатный курс по разведке по открытым источникам, который можно посмотреть здесь - http://bit.ly/OSINT_edu.

Подводя итоги…  Во время войны погоня за популярностью или оперативностью может привести к действительно трагическим последствиям. Всем следует помнить о том, что своими необдуманными действиями мы можем выступать корректировщиками для вражеской армии. А вот то, что 100% следует публиковать и сообщать сразу, указывая точные координаты и время – так это данные о передвижении российской военной техники и личного состава армии россии. Это можно сделать в Telegram-чатах STOP Russian War и «Єворог».

Победим!

Мирослав Лискович. Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2022 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-