Вместо членства в ЕС – Макрон предлагает для Украины что-то непонятное

Вместо членства в ЕС – Макрон предлагает для Украины что-то непонятное

Укринформ
Крайне цинично. Так, об инициативе Макрона говорят эксперты. Здесь нужна критика, но дипломатичная и гибкая, и не только с нашей стороны. Она уже есть

9 мая, выступая на закрытии Конференции о будущем Европы в Европарламенте в Страсбурге, президент Франции Эмманюэль Макрон сделал крайне неожиданное заявление: «Нужны несколько лет, а может, и десятилетия, чтобы Украину приняли в Европейский Союз».

Причина – якобы «нынешние правила Евросоюза». Конкретики от Макрона было немного. Но…

По его словам, Украина и другие страны-соседки ЕС должны иметь альтернативный вариант евроинтеграции. Им кроме присоединения к ЕС может стать так называемое «европейское политическое сообщество».

«Нам нужно создать то, что я назвал бы европейским политическим сообществом. Эта новая организация Европы позволила бы демократическим европейским странам, придерживающимся наших ключевых принципов, получить новые возможности сотрудничества – в политике, вопросах безопасности, в энергетической и транспортной сфере, инвестициях, инфраструктуре, пересечении границ», - заявил президент Франции.

Он также подчеркнул, что присоединение к этому сообществу не означало бы обязательное присоединение к ЕС в будущем: «Так же, оно не было бы закрытым для тех, кто вышел из ЕС».

Наконец, Макрон отметил, что первыми кандидатами на вступление в такое сообщество могут стать Украина и Великобритания, и уже на следующей неделе он будет обсуждать эту инициативу с другими мировыми лидерами.

Отметим, что немецкий канцлер Олаф Шольц предложение Макрона уже одобрил: «Я однозначно хочу сказать, что это очень интересное предложение». К слову, совершенно другая позиция у его подчиненной по правительству ФРГ и партнерши по коалиции главы МИД Анналены Бербок: «Мы настаиваем на полном членстве Украины в ЕС. Мы хотим провести углубленную реформу в ЕС, и это будет наукой после этой агрессивной войны». Это она сказала буквально на следующий день, 10 мая, в Киеве. Правда интересно?

Высказались на этот счет и в Украине. В интервью Financial Times министр иностранных дел Дмитрий Кулеба ответил на прогноз Макрона о том, что на вступление Украины в ЕС могут уйти годы. Кулеба подчеркнул, что ничто не заменит Украине полноценного вступления в ЕС.

«Если мы не получим статус кандидата, это означает только одно, что Европа пытается нас обмануть. И мы не собираемся это глотать. Украина — единственное место в Европе, где люди умирают за ценности, на которых основывается ЕС. И я считаю, что это следует уважать», – жестко сказал украинский министр.

С главой МИД сложно не согласиться, ведь настоящее, а не «якобы» вступление в ЕС – один из ключевых приоритетов Украины и украинцев. В конце концов, и Революция достоинства, и нынешняя война – прямо из борьбы украинцев за свое европейское будущее и вытекают.

А тут Макрон с Шольцем затевают какие-то «мутки». Вполне нормально, что у многих сразу же возникли вопросы по этому поводу, особенно на фоне сообщения о передаче Киевом финальной части ответов на спецопросник для получения нашим государством статуса кандидата в члены ЕС уже в июне. Инициатива Макрона – насколько это реально, насколько опасно для евроатлантического будущего нашего государства, можно ли этому противодействовать, как это делать?

У Франції русофільські настрої залишаються незмінними, зокрема у Макрона. Не випадково він так часто телефонує путіну і безуспішно вимолює у нього його невідомо що
Во Франции русофильские настроения остаются прежними, в частности у Макрона. Не случайно он так часто звонит путину и безуспешно вымаливает у него его неизвестно что

Париж и Берлин все еще ментально зависимы от москвы

Франция и Германия долго играли роль этакого «Политбюро» в Евросоюзе. Именно эти две наиболее экономически развитые и многочисленные европейские нации формировали политику и выставляли требования. Впрочем, все, что происходило после 2014 года, Нормандский формат – разоблачили очевидную несостоятельность такой модели. Выход Великобритании из ЕС еще отчетливее подчеркнул этот факт. Поэтому вызов времени был сформулирован предельно жестко: если ЕС хочет сохраниться, нужно меняться. Но готовы ли к этому французы с немцами? Инициатива президента Макрона и ее мгновенная поддержка канцлером Шольцем не дают положительного ответа на этот жизненно важный для ЕС вопрос. Напротив, возникает впечатление, что лидеры Франции и ФРГ пытаются сохранить в ЕС статус-кво, предлагая, в частности, такие «альтернативные варианты».

При том, что такая «альтернатива» – это явно не то, что нужно и чего заслуживает Украина.

В комментарии Укринформу руководитель Центра политического анализа «Пента» Владимир Фесенко рассказал, что это проявление уже традиционной «двойственности» лидеров Германии и Франции – поиск паллиативов (условных и мнимых компромиссов) в вопросах, касающихся Украины и России. Они не могут сказать нашему государству «Нет», особенно в нынешних условиях, но в то же время…

«Они боятся дальнейшего расширения ЕС на восток, и продолжения противостояния с РФ, если Украина станет членом ЕС, – говорит Фесенко. - Поэтому ищут какую-то условную альтернативу членству Украины в ЕС».

Кроме того, это поиск баланса интересов с противниками дальнейшего расширения ЕС в Германии и Франции. У Макрона продолжается избирательный цикл – в июне парламентские выборы и он может потерять большинство в парламенте.

«Поэтому он продолжает маневрировать. А у Шольца проблемы с рейтингами и много критики даже внутри его партии. Поэтому он тоже вынужден маневрировать», – утверждает политолог.

В конце концов, в вопросе членства Украины в ЕС пусть косвенно, но проявились и разногласия между нынешним руководством ЕС с одной стороны, и Германией и Францией, с другой.

«Руководство ЕС проявляет и явную симпатию к Украине, и повышенную активность в противостоянии российской агрессии (вообще мы очень давно не видели такой активности и самостоятельности в действиях руководства ЕС). А Германия и Франция на правительственном уровне в этих вопросах отстают, и вообще потеряли лидерство в ЕС. Возможно, этой инициативой Макрон также пытается вернуть ведущую роль Франции в ЕС», – рассуждает Владимир Фесенко.

«Макрон и Шольц все еще продолжают быть ментально зависимыми от россии. Они не могут откреститься от позиции, что рф – это зло. Но считают, что рф нельзя оскорблять, а нужно с ней общаться, как с «уважаемым партнером» и так далее», - дополняет министр иностранных дел Украины в 2007-2009 гг. Владимир Огрызко.

К большому сожалению, продолжает он, подобные настроения как во французском, так и в немецком политикуме всегда были достаточно распространены.

Приятно, что немцы сейчас показывают пример того, как от подобных настроений там начинают отказываться. Хотя сказать, что этот процесс в ФРГ завершен или близится к этому – не получается. А вот во Франции русофильские настроения остаются неизменными, в частности, у Макрона. Не случайно он так часто звонит путину и безуспешно вымаливает у него неизвестно что. А с Путиным уже нужно говорить совсем на другом языке – на языке ультиматумов, а не на просьб».

К сожалению, президент Макрон этого изменения подходов пока не демонстрирует.

«И его предложение как раз и ложится в эту канву задабривания россии при любых обстоятельствах», – акцентирует господин Огрызко.

Президент Франції Емманюель Макрон
Президент Франции Эмманюэль Макрон

Инициатива Макрона – это не попытка заглянуть в будущее, а взгляд с позиций прошлого

«Инициатива интересная, но крайне циничная, особенно в отношении Украины», - отмечает Владимир Огрызко.

То, что рядом с нашим государством упоминается Великобритания как одна из первых претенденток на вступление в подобное «сообщество» – это приятно. Находиться в одной компании с такой страной комфортно, в конце концов, украинско-британские отношения сейчас, пожалуй, лучшие за весь период после восстановления независимости Украины.

«Однако то, что Макрон предлагает нас таким образом отодвинуть от Евросоюза – это очень плохо. Пусть он не придумывает никаких «конструкций» и не говорит в Европарламенте, что Украине для вступления нужны будут десятилетия. Это не ему решать, – говорит дипломат. – Сам же президент Макрон, как стратегически мыслящий политик, может сделать так, чтобы это произошло максимально быстро. Это тоже в его, то есть, национальных интересах Франции. Поэтому следует поблагодарить мсье Макрона и герра Шольца за такое предложение, но при этом четко и ясно сказать, что рекомендуем оставить его при себе».

А Украине – нужно идти по пути ускоренного получения статуса кандидата, а дальше так же максимально быстро начинать переговоры о полноценном вступлении в ЕС.

«Да, на это действительно нужно время, но это точно не о десятилетиях. Давайте успокоим президента Макрона, чтобы он не беспокоился», - иронизирует Владимир Огрызко.

«Эта инициатива – не попытка заглянуть в будущее, а взгляд с позиций прошлого. Это мне напоминает идеи о Европе от Лиссабона до Владивостока (в свое время их выражал путин. ред.). Это политическое ретроградство. Это попытка остановиться, когда сама ситуация требует двигаться вперед, – указывает Владимир Фесенко. - Инициатива пока абстрактна, но ею могут воспользоваться скрытые друзья России в ЕС, и противники расширения ЕС. И в этом ее главный негатив и потенциальная опасность».

Потому нужна критика и не только с нашей стороны. Желательно, чтобы критиками этой идеи стали руководители ЕС и наши друзья в Евросоюзе. Но критика должна быть по форме дипломатичной и гибкой. Собственно, позиция, заявленная ​​Анналеной Бербок, - из этого ряда.

«Следует избегать демаршей в стиле посла Украины в Германии Мельника (не в обиду Андрею Ярославичу). Нам не нужно идти на создание нового напряжения в отношениях с Германией, да еще с Францией. Сейчас нужно сохранять единство Западного мира в противостоянии российской агрессии. Но так же нам нужно обеспечить предоставление нам статуса кандидата в члены ЕС. Если Украине будет предоставлен этот статус, то потром будет сложно остановить дальнейшее евроинтеграционное движение Украины», - убеждает политолог.

Если Украина вступит в ЕС и НАТО, тандем Киев-Варшава станет магнитом, который будет притягивать к себе страны восточной Европы

«Будущее ЕС через 5, 10, 20 лет… Думаю, что в значительной степени это зависит от того, как мир, ЕС, Запад в целом и Украина выйдут из нынешней войны», - считает Владимир Фесенко.

Украина, говорит он, может стать импульсом и драйвером нового этапа в дальнейшем развитии ЕС. Но очевидно, что Евросоюз нуждается в реформировании, в частности,  процедуры принятия решений.

«Консенсусное принятие решений в ЕС уже тормозит развитие Евросоюза и эффективность его деятельности, и эта проблема будет усугубляться, если не изменить нынешние процедуры. Поэтому либо новый этап в развитии ЕС вместе с Украиной, либо стагнация и продолжение кризисных тенденций в Евросоюзе», – акцентирует руководитель Центра политического анализа «Пента».

На отказ от консенсуса обращает внимание и Владимир Огрызко: «Это сразу сделает невозможным таким странам, как Венгрия, блокировать что-то, что отвечает интересам большинства».

Нет, это отнюдь не означает, что нужно пренебрегать интересами отдельных членов, но тогда каждый союзник будет гораздо более деликатно формулировать свои позиции, ища компромиссы, а не выставляя ультиматумы.

«Поэтому это первое, что необходимо сделать Европе сейчас или уже в ближайшие месяцы», - добавил он.

Второе – понять, что фантазии на тему общего пространства от Ванкувера через Лиссабон до Владивостока, о которых уже упоминалось ранее, нужно раз и навсегда отбросить.

«Потому как рф – это не та страна, с которой можно и нужно иметь нормальные отношения. Она недостойна этого, она стоит на стороне зла. Параллельно с этим – следует постепенно привыкнуть к мнению, что россия должна исчезнуть с геополитической карты мира, - говорит дипломат. - Тогда действительно будет полная перезагрузка мировой глобальной системы, тогда будут по-другому выглядеть задачи и НАТО, и ЕС. Собственно, тогда и будет новое рождение обоих альянсов. Впрочем, уже как союзов, которые действительно будут властвовать на практически всем северном полушарии».

И это будет совершенно другое измерение для всей планеты, уверен Огрызко.

«Впереди нас ждут очень интересные времена. Не будем забегать вперед, но некоторые тенденции очевидны уже сегодня. Надеюсь, что и западные политики не будут думать только о следующих выборах, а будут думать еще и о перспективе на 5-7-10 лет. В конце концов, если Украина станет членом и НАТО, и ЕС, то тандем Киев-Варшава плюс Великобритания, если брать Североатлантический альянс, – сразу же изменит ситуацию в Европе», - отмечает он.

В известной степени так же можно будет говорить и о Евросоюзе. Хотя, безусловно, экономические потенциалы как Польши, так и Украины, вместе взятые, не будут равны экономическому потенциалу той же Германии или Франции.

«Тем не менее, это точно станет магнитом, который будет притягивать страны восточной Европы», - подытожил Владимир Огрызко.

Верим, что так будет. А пока – ждем 23-24 июня. В это время должен состояться очередной саммит лидеров ЕС, из которого, надеемся, мы выйдем с решением о предоставлении Украине статуса кандидата…

Мирослав Лискович. Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2022 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-