Как профессора воюют

Как профессора воюют

Укринформ
Звездные и рабочие будни 101-й бригады терробороны Закарпатья

О Закарпатской ТРО страна заговорила еще в первые дни войны — правда, это были преимущественно саркастические шутки в адрес тех, кто "на фото в Фейсбуке защищает Украину где-то под Мукачево". Но прошло время, и закарпатская терроборона на востоке выполняет боевые задачи вместе с другими подразделениями. И порой зажигает не только на фронте: некоторые закарпатские бойцы ТРО становятся символами этой войны с россией.

О том, как проходят звездные и рабочие будни закарпатской терробороны - в статье Укринформа.

Тот самый профессор Шандор, который круче Джоли

Самой известной звездой закарпатской бригады ТРО является профессор Федор Шандор. Историю одного фото Шандора, читающего из окопов лекции по туризмоведению своим студентам в УжНУ, знает весь мир. Фото облетело сеть, распространялось на всех уровнях — от простых пользователей до посольств европейских государств. Профессор, который читает лекции между несением службы на горячем направлении, действительно поразил всех. Потому что “просвещенная нация – это то, за что мы воюем” – скажет впоследствии он. На Закарпатье, к слову, где Федор Шандор очень известный (он организовывает события и фестивали, помогает развивать новые стартапы, продвигать локальные бренды, Шандора в шутку называют "отцом закарпатского туризма"), сразу после публикации знаменитого фото запустили флешмоб #яйогознаю - все соцсети были заполнены фото с профессором Шандором.

Он на войне с первого дня, в военкомат пришел добровольцем, на фронте оказался в апреле после прохождения подготовки в области. Сейчас роет окопы, несет службу, поддерживает побратимов, ждет победу.

– К руководству мы с побратимами сами обратились, что хотим ехать на фронт. Это было в устной форме. Заявление сделали сразу после подготовки на Закарпатье.

В шутку интересуюсь у Шандора, наградили ли его уже отличием условно "За популяризацию Закарпатской бригады ТРО" и берут ли побратимы автографы?

- Нет, наград не было (смеется), в тот день я как раз дежурил, так лекцию отчитал - и пошел копать. И на следующий день тоже копал. Лопата в этой войне — главный инструмент, важнее танков: чем глубже зароешься, тем больше шансов выжить.

А что касается автографов - здесь, на фронте, этого нет вообще. Здесь все побратимы. А уважают здесь не за славу, а за то, что ты здесь, что не убежал и не спрятался, а отстаиваешь свою землю.

Знаете, однажды знакомый ученый мне сказал, мол, таких, как я, во Вторую мировую в глубокий тыл эвакуировали — имея в виду ценные кадры. У нас сейчас наоборот: все ценные кадры на фронте. Это и ученые, и художники, бизнесмены и политики.

О чем свидетельствует эта тенденция? О том, что украинцы понимают свой моральный долг. Мы — это тело под названием Украина, которое с помощью зарубежной вакцины ленд-лиза должно уничтожить этот вирус, который называется "рашизм". Чем быстрее его остановить, тем для всех будет лучше.

- Каков ваш личный вклад в победу, искали свою миссию в этой войне?

- Она такая же, как у всех: пойти на войну и защищать свою родину, семью, бить рашистов здесь, чтобы они не лезли дальше убивать, грабить и насиловать. Мужчина должен защитить тех, кто на него надеется. У всех сейчас такая миссия. И это нормально, – говорит Шандор.

У войны своя эстетика, ее изучает культовый закарпатский гид

Закарпатский гид Владислав Товтин служит с Шандором в одном подразделении. Он часто публикует сообщения о службе у себя на странице в Фейсбуке — следить за ними закарпатцам, которые знают Товтина, так же интересно, как и ходить с ним по туристическим тропам по Ужанской долине или «Шляхом гуні» (это два самых популярных проекта Владислава о закарпатском туризме за два последних года) или готовить по традиционным рецептам закарпатской кухни, которыми Товтин любит делиться. (Он освещает, собственно, и кулинарию на войне — традиционную закарпатскую паску, которая, как известно, не сладкая, без изюма и глазури, очень ждали бойцы ТРО на востоке).

А сейчас фаны культового закарпатского гида следят за тем, как просто во время службы Товтин раскапывает артефакты Второй мировой. Или за его рассказами об отдыхе на майские где-то в лесу на востоке страны: "Будни закарпатской терробороны: жизнь на природе, работа с землей, здоровое питание и многие другие увлекательные приключения". Или же глазами Товтина увидеть лес на востоке и понять, чем он отличается от родного, карпатского.

- До войны я был несколько раз на сборах резервистов, а контракт о службе в резерве ТРО подписал аккурат накануне вторжения - 23 февраля. Ну и уже со следующего дня пришлось приступать к службе. Для меня важно участвовать в войне, в 14-15 годах я не попал в зону АТО, а сейчас служба в резерве ТРО дает такую возможность – подготовившись, без отрыва от обычной жизни воевать, но не подписывать контракт.

Что касается того, что о Закарпатской ТРО ходили мемы в начале войны — так можно было говорить и о Хмельницкой, Тернопольской бригадах. Сейчас все занимаются делом на фронте, а тогда так получилось, потому что в войне участвовали преимущественно харьковские, киевские, сумские отряды.

– Здесь нелегко, – говорит Владислав. – С одной стороны, это шок: ты видишь те выстрелы, разрывы, бомбардировки. Но потом ко всему привыкаешь. Спокойнее в том плане, что здесь меньше информационного шума. Когда сказал друзьям и знакомым, что я на фронте, меня засыпали сообщениями о том, что мы здесь в окружении, мол, сейчас всем конец. Пришлось объяснять, что на самом деле все по-другому и никого здесь под танки с автоматами не бросают. ТРО – это легковооруженные подразделения, у нас есть свои функции и задачи и выполняем их.

Что касается моих фейсбучных сводок о жизни на фронте - это закономерно, потому что война имеет свою эстетику. Я турист, много хожу в горы, мне несложно заночевать в лесу или в поле, пересидеть дождь. Я эти вещи воспринимаю как должное. Потому что можно фоткать развалившиеся дома, разбитые дороги и сожженные танки — у меня есть и такие фотки. Я просто фокусируюсь на другом.

Жизнь продолжается, у меня есть коллектив, есть друзья и побратимы, мы стоим плечо к плечу. Очень классно, что в подразделении люди из одного региона, мы понимаем шутки, у нас одинаковые традиции. Это дополнительная поддержка, – подчеркивает Товтин.

История о том, как ученые «скинулись» на 12 дронов

Историей еще одного бойца с ученой степенью доктор наук со мной поделились в пресс-службе 101 бригады Закарпатской терробороны. Это руководитель одного из подразделений в бригаде, бывший госслужащий, в ряды бригады влился как переселенец на Закарпатье. Мужчина эвакуировал из города на севере друзей в первые дни войны, затем, после эвакуации из зоны боевых действий, сам стал на учет в военкомате на западе Украине и пошел воевать, а жена с сыном остались в области и волонтерят. История – одна из тех, что стала хорошей классикой для Закарпатья во время большой войны.

Профессор руководит важным подразделением в бригаде. Для того чтобы работать лучше, подключил коллег в научной сфере, все скинулись и закупили 12 дронов, стоимостью от 70 тысяч гривень. Деньги собирало украинское и европейское научное сообщество. Также с коллегой сложились деньгами и приобрели бус для взвода, теперь имеют возможность лучше передвигаться вместе с личным составом и рабочим оборудованием.

– Каждый день мы бываем в очень трудных местах, – рассказывает военный. - Но какого-то страха или сложности от ситуации не чувствуешь. Напротив, переживать войну где-нибудь в многоэтажке в большом городе или в маленьком городе на западе Украины гораздо сложнее, чем здесь, когда ты принимаешь в этом непосредственное участие. Рад, что так сложилось, что все члены моей семьи — на своих местах в это время. Жена устроилась учителем английского на Закарпатье, дети ходят в садик и школу. В выходные жена работает в ресторане, где бесплатно кормят переселенцев (моет, носит посуду), а еще вместе с детьми плетут сетки для военных. Как-то эти сетки нам в подразделение передавали. Все работаем и ждем, когда это все закончится, и мы начнем восстанавливать нашу страну. Скорее бы выгнать всех этих тараканов с нашей земли!

Трио "Крию", родившееся на позициях восточного направления

Кроме профессоров, есть в бригаде и актеры театра, и преподаватели консерваторий. Трио бойцов из Закарпатской ТРО, которые исполняют классическими голосами в терцию "Калину" или читают поэзии Шевченко, сразу же стало знаменитым. Это еще одна "фишка" Закарпатской ТРО - новые записи трио бойцов, которые поют классику с автоматами в камуфляже и в "кикиморах", слушатели ждут с нетерпением.

 

Мы общаемся с одним из участников трио – Андреем. Он попал в Закарпатскую ТРО как переселенец после того, как эвакуировался в Ужгород из Ирпеня.

– В Ирпене, когда начались обстрелы в первые дни войны, мы с женой и двухлетним сыном были в бомбоубежище. Потом, когда в городе уже не было света, воды и газа, пытались с соседями готовить еду на открытом огне, заготавливали дрова. Рядом прилетел и разорвался снаряд – я получил ранение и контузию. На тот момент мэр как раз дал приказ срочно покинуть город, мы эвакуировались. Поехали в Ужгород, знакомых там не было, просто решили, что это будет самое безопасное место, - рассказывает певец.

В Киеве Андрей, кстати, выступает на сцене Киевского театра оперетты — играл роли Мистера Икс в одноимённом спектакле, графа Данила из "Веселой вдовы" и Степана ("За двумя зайцами"). Пению учился в свое время в академии им. Чайковского, у знаменитого Романа Майбороды.

– С коллегами, с которыми сейчас поем в трио, мы были знакомы до войны, но спели вместе уже в терробороне. Встретились случайно, мы все служим в разных подразделениях, а когда встретились, сразу же захотели сделать запись. Впоследствии начали устраивать для побратимов импровизированные концерты: поем, читаем поэзию. Раз в неделю-две удается записать новую вещь, это очень важно. Помогает не терять надежды, верить в победу и знать, за что мы боремся. Потому что воюем мы и за свою культуру тоже, – говорит Андрей.

Напоследок спрашиваю, обсуждали ли идею после войны создать коллектив и концертировать?

- Да, идея такая есть, мы проговаривали, в будущем хотели бы петь коллективом.

– О названии думали? Может, трио "Снайперы"?

– Нет, – ответил Андрей, – о названии пока не думали.

А уже вечером того же дня, когда мы общались, написал короткое смс.

«Есть название. Трио "Крию"».

Так в окопах на Донбассе рождаются звезды.

Как депутат мог и не идти, но просто не представляю себе другого решения

Есть в Закарпатской ТРО и депутаты. Собственно, недавно в облсовете подсчитали, что там их три — кроме Федора Шандора (политическая сила «Слуга народа»), это еще Денис Ман («Европейская солидарность») и Василий Якубец («За будущее»).

О войне говорим с Денисом Маном, он в ТРО с первых дней полномасштабного вторжения и на своей странице в Facebook активно делится всеми впечатлениями о том, что происходит вокруг него.

Прежде всего спрашиваю, почему поменял статус областного депутата на солдата ТРО?

 - Еще до начала российского вторжения в феврале, где-то за две недели, пришел в военкомат с двумя моментами: во-первых, записаться в терроборону, а во-вторых, совместно с руководителем бригады ТРО и областным военкомом определить, чем облсовет мог бы помочь системе терробороны Закарпатья, тогда как раз выделялись дополнительные средства — в Закарпатье мы нашли на это более 60 миллионов. Начали работать над вторым вопросом, а к первому вернулись снова уже немного позже. Решение было готово еще до начала масштабной войны, поскольку все вокруг говорили о ней как о близкой реальности, хотя никто не видел, что в государстве идет активно подготовка. У нас есть немало прав в Конституции, и обязанность служить и защищать считаю не чем-то эфемерным, и не думаю, что депутаты какие-то особенные. Да, мог бы остаться дома, работы хватает на всех фронтах, но твердо убежден, что в это время каждый, кто готов взять в руки оружие, должен это сделать. Что касается меня, то просто не представляю, что мог принять другое решение.

До войны у Дениса Мана не было никакого военного опыта.

– Я не служил, потому что то учился на стационаре, то была бронь во время моей работы в ОГА. И не случалось пройти какие-то учения. Поэтому все время после вторжения, пока наше подразделение было на территории области, я пытался учиться. Мы все учились. Наверное, 90% добровольцев из нашего подразделения – это люди, которые никогда раньше не держали оружия в руках. Поэтому мы учились и несли караул, тренировались, стреляли, собирали/разбирали оружие, несли посты на перевале. Об эмоциях. Всегда спрашивают, страшно ли. Скажу откровенно: страшно. Наверное, не боятся только самоуверенные и, простите, дураки. Но в это время должны побеждать другие чувства и эмоции. Ответственность, пожалуй, ключевая здесь. Всегда есть усталость, есть время от времени измотанность, но никогда не было мысли, что зря.

Денис рассказывает, что их позиции на передовой сейчас предполагают использование навыков, приобретенных ранее на предварительном этапе.

- Каждая из задач, которую мы получаем, важна: защита, закрепление позиций, караулы, формирование укрепления – это небольшой перечень наших ежедневных операций. Здесь нет простых задач, но никто не жалуется. Не могу сказать, где наши позиции, но скажу, что рядом с нашим ТРО несут службу и выполняют боевые задачи очень профессиональные военные, которыми гордится Украина с начала войны в 2014 году. Они первыми принимают удар на себя, у них тяжелое вооружение, в том числе современное, которое получила Украина от международных партнеров. Они большие молодцы. И мы все должны прежде всего помогать им в их потребностях.

Сейчас, говорит Денис, обеспечение в армии идет из разных источников – Минобороны, облсоветы и ОВА, отправляют помощь закарпатские громады и волонтеры.

Он отмечает: это не война военных, это война всей Украины.

Здесь, на передовой, очень чувствуешь, что сейчас каждый украинец на своей позиции приближает победу.

Татьяна Когутич, Ужгород

Фото из личных архивов респондентов

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2022 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-