«Верховенство права» в условиях беззакония: реалии петровских времён

«Верховенство права» в условиях беззакония: реалии петровских времён

Укринформ
Путинское руководство мнит себя столь всемогущим, что, совершенно не стесняясь, переписывает даже историю

Ладно бы украинскую, что можно вполне объяснить в условиях войны, так ещё и за свою взялись. Хотя если само по себе российское государство с точки зрения исторического процесса явление искусственное, то выходит, что ни о какой «российской истории» не может быть и речи. Но для кремлёвских пропагандистов это лишь ещё один повод прибегнуть к новым манипуляциям с общественным мнением. Так, в годовщину 350-летия со дня рождения Петра I российское историческое общество во главе с путинским цепным псом нарышкиным расстаралось до такой степени, что провозгласило в текущем году ещё и 300-летний юбилей российского «верховенства права». Даже само это словосочетание звучит в современных реалиях, мягко говоря, нелепо. Из какого же пальца высосали они этот откровенный бред?

В 1722 г. из-под пера «отца отчизны» вышло наибольшее количество указов за весь период его правления. Касались они самых разных вопросов – от природопользования до деятельности государственного аппарата. Был в их числе и указ, касающийся конструирования новой имперской истории – «О древних летописцах и хронографах». В нём предписывалось собрать во всех монастырях уцелевшие исторические документы, привезти в Москву и переписать. Далее последовал указ «О создании настоящей российской древней истории», включивший в работу уже и учёных, которые на основе сфабрикованных документов должны были явить на свет «истину». Потому можно с уверенностью утверждать, что в петровскую эпоху если и было какое-то «верховенство», то оно воплощалось исключительно в том, что императору было подвластно своими распоряжениями вмешаться даже в ход истории. Тот же факт, что он занимался «бумагоплодительством», вряд ли может быть подтверждением какого-либо прогресса по части утверждения законности в её общепринятом современном понимании на просторах той самой «единой и неделимой».

Значительное число императорских указов, изданных в 1722 г., было посвящено укреплению административно-полицейского аппарата с целью усиления контроля над оккупированными территориями. Среди главных решений по этим вопросам было учреждение прокуратуры как «всевидящего ока государева». В сущности, Пётр списал абсолютно все свои «гениальные» решения со шведских и голландских законов, исказив их до неузнаваемости. Так было и с прокурорским надзором, ставшим фактически продолжением придворного карательного аппарата. Во внедрённой сложнейшей системе органов этой вертикали человеку несведущему было просто не разобраться. Потому цель «уничтожить или ослабить зло, проистекающее из беспорядков в делах, неправосудия, взяточничества и беззакония» была не более чем прикрытием для нового витка чиновничьего произвола. «Кормилец» только что оккупировал Прибалтику, что было преподнесено как «спасение страны от смертельной опасности» путём обретения выхода к Балтийскому морю. Также была начала масштабная кампания экспансии в азиатском регионе. Потому необходимость ужесточения правительственного контроля на местах говорила сама за себя.

Московитам отнюдь не принадлежала пальма первенства в учреждении прокуратуры как элемента государственного аппарата. Двумя столетиями ранее это явление уже широко использовалось судом инквизиции – той самой, от упоминания о которой до сих пор бросает в дрожь многих россиян, да и не только. Однако на самом деле там прокурор исполнял своё прямое предназначение, производя досудебное расследование и формулируя суть обвинения. Функции его были чётко определены, в отличие от российских «коллег», призванных просто-напросто доводить до ведома императора все факты, которые могли бы так или иначе свидетельствовать об угрозах для его нерушимой власти. В дальнейшем подобная система была детализирована в ходе судебной реформы в российской империи 1864 г., а позднее также и заимствована большевиками. Да и современная российская прокуратура – не что иное, как продукт петровских времён.

Весьма символично с точки зрения истории российской диктатуры выглядит текст указа «О хранении прав гражданских». Если воспринять его слишком буквально, то может показаться, что Пётр I и впрямь заботился о благе своего отечества. Так, он начинается весьма душещипательными строками о том, что отныне в российской империи никогда и никому не будет позволено с законами «играть, как в карты, прибирая масть к масти», а также о том, что правосудие велено «чинить под фортецию правды». Более того, местным властям предписывалось обращаться в сенат для получения разъяснений по поводу «тёмных» законоположений. Да ещё и строжайшее предписание в конце: «Буде же кто сей наш указ преступит под какою отговоркою ни есть, … тот яко нарушитель прав государственных и противник власти, кажнен будет смертию, без всякие пощады». Подобным «демократическим» содержанием отличалась и «сталинская» советская конституция 1936 г., за которой последовали годы «великого террора».

В действительности же «хранение прав» сводилось к закреплению исключительных прав императора и его приближённых на трактовку существующих законов. Хотя и были предусмотрены механизмы, с помощью которых должно было бы обеспечиваться справедливое исполнение всех норм, но они оставались лишь на бумаге. Они заведомо были прописаны так, чтобы их нельзя было реализовать. В сущности же высшим законом, как и прежде, оставалась воля правителя. Подобное положение было прописано в сербском «Законнике Стефана Душана» в 1349 г. якобы с целью сплочения страны перед лицом золотоордынской угрозы, однако реально это вызвало волну протестов, приведших к ослаблению центральной власти. Точно так же подмена понятий привела к «пикированию по нисходящей» и российской империи, и советского союза: усилия карательных органов не совладали с нарастающим системным кризисом в государственной системе. По факту, для современной россии уготован точно такой же путь: обеспечение культа закона в государстве имперского типа возможно лишь с помощью целого ряда искусственных мер, а это, как известно, явление временное.

Россияне, если вы сию же минуту не прекратите потреблять тоннами путинскую лапшу, то в скором времени она будет приправлена уже не соусом, а мышьяком. Гибель такого псевдогосударства неминуема.

Национальная академия СБУ

* Мнение автора публикации может не совпадать с позицией агентства

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2022 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-