Четыре месяца войны: что мы узнали о себе, о наших друзьях и врагах?

Четыре месяца войны: что мы узнали о себе, о наших друзьях и врагах?

Укринформ
Мы – лучше, чем думали о себе. Наш враг – хуже, чем мы думали о нем. А «коллективный Запад», хоть и не однородный, но искренне на нашей стороне

Позади – 4 месяца полномасштабной войны. 17 недель невероятного сопротивления. 121 день мы творим историю. Да, за героической борьбой – очень много потерь и боли. Но сквозь кровь, пот и слезы мы доказываем всему миру, что мы зрелая нация, сплоченная и мужественная, с сильной волей к сопротивлению и победе. Символично, что Украина получила статус кандидата на членство в ЕС накануне. А впереди нас ждет главная победа – в Великой Войне.

Позади – четыре месяца, всего треть года… Попробуем проанализировать, что за это время мы узнали о себе, о друзьях и о нашем враге – такое, чего раньше не знали?

УКРАИНА: Мы узнали, что для постсоветской Украины, для которой некоторые искал столицу в Москве, нет столицы ни в Брюсселе, ни в Вашингтоне, а есть – только в Киеве

«Украина продемонстрировала свою дееспособность как государство. Во-первых, мы устояли, хотя никто в мире не верил, что противостоять «второй армии в мире» возможно. Мы смогли, и это наглядно продемонстрировали, как эту «армию» мародеров, насильников и террористов следует бить», - говорит дипломат Вадим Трюхан.

Около 35 тыс. погибших российских солдат и офицеров, 10 тыс единиц уничтоженной техники, в том числе флагман ЧФ, ракетный крейсер «Москва», «не имеющие аналогов в мере» вертолеты, РСЗО, танки и так далее – тому бесспорное подтверждение.

Во-вторых, Украина стала страной-кандидатом по вступлению в ЕС. До 24 февраля об этом можно было только мечтать. Сейчас – это уже свершившийся факт. Стратегическое достижение уже есть.

В-третьих, Украина сумела стать «точкой сборки» для антипутинской коалиции, которая насчитывает уже 50 стран со всего мира: от Дальнего Востока до Австралии и Латинской Америки.

В-четвертых, Украина и украинцы окончательно оторвались от так называемого русского мира, советского наследия и москвы.

«В мире больше не осталось людей и государств, которые считают Украину россией, и не знают, кто такие украинцы. Известный лозунг «я думал, что знаю, что такое храбрость, а потом я узнал об Украине», который висит на площадях многих крупнейших городов мира – тому наглядное подтверждение», - убеждает Вадим Трюхан.

Политолог Игорь Рейтерович говорит, что прежде всего мы поняли, что мы являемся нацией, а наше государство реально независимо. Четыре месяца войны в очередной раз продемонстрировали, что мы уже давно являемся частью цивилизованного мира, в частности Европы, а все остальное - обретение полноправного членства в ЕС и т.д. - это уже не больше, чем формальность. Поскольку все решается именно в такие моменты, это очень точно показала война.

«Еще один важный фактор…  С одной стороны, мы чрезвычайно приветливые и миролюбивые люди, собственно, мы всегда славились своим гостеприимством, но в контексте ответа врагу - наш ответ такой, какой и должен быть. Думаю, для многих это было полной неожиданностью», - отмечает Рейтерович.

Наконец, если говорить об Украине в контексте интеграции в ЕС, то война показала действенность наших политических институтов, никакое мы не государство 404. Если бы Украина была настолько коррумпирована, как забивали всем головы наши враги, она бы просто не выдержала удара. А мы выдержали и дали сдачу.

«Мы без всякого лукавства и преувеличения можем поучить на своем опыте тех же европейцев тому, как следует реагировать на масштабные катаклизмы и как из них выходить в определенной степени победителем», – убеждает эксперт.

«За эти четыре месяца мы узнали, что мы гораздо более стойкие и смелые, чем мы о себе думали. И это касается как общества, так и государства, что удивило еще больше. Мы увидели, что на вызов войны украинский парламентаризм смог дать ответ, депутаты не разбежались, а работают, принимают законы. И это удивило многих внешних экспертов и – деталь – мало обсуждается внутри страны, потому что воспринимается как должное», – рассказывает политолог Олег Саакян.

Экономика. Оказалось, что мы способны продержаться и не сложиться, как бумажный домик. Чего бы, конечно, очень хотелось нашему врагу.

«Забегая вперед, думаю, что мы стали больше ценить собственное государство. В частности, это касается тех, кто уехал в Европу и посмотрел на нее едва ли не впервые нетуристическими глазами, а глазами жителя», - добавляет Саакян.

И увидел, что не только «нет другой страны, нет другого Днепра», как писал классик, но нет и другого "Действия", других стоматологий, супермаркетов, круглосуточных аптек, и что на справку, которую в Украине можно получить онлайн или в течение одного дня, за границей иногда нужно ждать несколько месяцев, ведя формальную переписку по почте.

«Люди вернутся домой, и вернутся с новым опытом того лучшего, что есть там, в Европе. Вернутся с пониманием того, что стоит сохранить и приумножить здесь, то есть что в Украине уникально, и чего нет где-либо в мире», - говорит политолог.

Мы узнали также принципиально важное, что война не только где-то на Востоке, и что все 8 лет мы были в одной лодке – все вместе.

«И оказалось, что Запад, Восток, Север и Юг – не столь далеко друг от друга и не столь разные. И что пока где-то в Донецкой области дети ездят на лайбе, их сверстники на Львовщине или Тернопольщине на велосипеде, а на Закарпатье на бициглях – тем не менее, все они ездили в этот момент на велосипеде под названием "Украина". И узнали об этом после 24 февраля, – отмечает Олег Саакян. – Мы узнали, что для постсоветской Украины, для которой кое-кто искал столицу в Москве, нет столицы ни в Брюсселе, ни в Вашингтоне, а есть – только в Киеве. И соответственно любить, защищать и развивать Украину больше, чем украинцы в этом мире, не заинтересован никто другой».

Наконец директор Института мировой политики Евгений Магда говорит, что мы, как государство, состоялись. И что мы доказали всему миру, что не развалимся даже в поединке с гораздо более мощным противником.

«И что для миллионов украинцев украинская государственность, украинское государство – не пустой звук. И они, украинцы, каждый день это доказывают, кто с оружием в руках, кто волонтерством, кто своей позицией, - говорит господин Магда. - цифра более 90% верящих в победу над россией для меня лично коррелирует с результатами всеукраинского референдума 1991 года. То есть это люди, которые верят в Украину как независимое государство. И это очень важно. А то, что не 100%, меня это не пугает, потому что 100% бывает только в Северной Корее. И еще – как это ни трагично – но важно, что война 24 февраля пришла фактически в каждую украинскую семью».

Ведь если с 20.02.14 по 24.02.22 украинцы воспринимали войну по-разному, то теперь пришло понимание, что война никого не жалеет.

«И что российским ракетам абсолютно безразлично кто ты – украиноязычный "бандеровец" из Львова или русскоговорящий житель Харькова», - подчеркнул Евгений Магда.

РОССИЯ: Мы думали, что россияне нам не братья, а поняли, что они – не люди

«Украина осуществила для практической демифологизации России больше, чем все наши западные партнеры вместе взятые. Имею в виду, что теперь мир видит, что там нет "второй армии", что там нет моральных ориентиров, что там человеконенавистническая идеология, как в отношении своей страны, так и в отношении соседей, что Россия – опасна для всех», - говорит Евгений Магда.

Да, враг заставляет считаться со своим потенциалом, но совершенно не заслуживает уважения.

"Нынешняя война - крупнейшая война в Европе после 1945-го, и масштаб военных преступлений агрессора позволяет сравнивать его с гитлеровцами", - добавил директор Института мировой политики.

 «Что касается врага, то здесь на самом деле все очень просто. Для многих то, что делает враг – не секрет или какая-то неожиданность, - утверждает Игорь Рейтерович. – Если посмотрим, что агрессор делал в 2014 году в Крыму и на Донбассе или в 2008 году в Грузии, или все эти годы внутри своей страны – разве мы чего-то подобного от него не ожидали?»

Пожалуй, единственное, говорит он, что действительно удивило и что мы нового узнали – сила пропаганды имеет колоссальное влияние, тем более, если она ложится на «благодатную почву».

«рф это лучше всего продемонстрировала. И мы – получили войну, которая ведется абсолютно варварскими методами – с мародерством, убийствами детей, изнасилованиями. Хотя опять же удивляться такому поведению российской армии не стоит. Потому что она все предыдущие века в тех или иных войнах эти свои качества уже демонстрировала», - подчеркнул эксперт.

По словам Вадима Трюхана, начав полномасштабное вторжение в Украину и изобретя символику в виде «Z» и менее употребляемой «V», совершив тысячи военных преступлений в Украине, поссорившись практически со всем миром, это государство окончательно оформилось в качестве фашистского государственного образования.

«Если раньше россию боялись и даже уважали, то сейчас…  Хотя ее еще многие и боятся, однако уважение сменилось пренебрежением и разочарованием. Более того, многие государства публично бросили москве вызов. От Швеции и Финляндии, заявивших о намерении стать членоми НАТО, до Казахстана, президент которого, публично, в присутствии фюрера 2.0., глядя ему в глаза, фактически отрицал правомерность нынешнего экспансионистского имперского курса России», - убеждает дипломат.

А еще под давлением санкций и ряда других ограничений россия начала движение в обратном направлении.

«От прогресса до регресса, назад в прошлое, до непутевых автомобилей «москвич», совковых курортов, кафе/ресторанов и т.д.», – говорит Трюхан.

«Мы думали, что россияне нам не братья, а поняли, что они – не люди», – отмечает Олег Саакян.

И речь здесь не о биологическом виде, а о сугубо философском определении, то есть понимании того, что такое человек - гуманистический, свободный и так далее.

«То есть человек, как сказали бы в России, "право имеющий, а не тварь дрожащий", - добавляет политолог. – А еще – мы узнали, что наш враг даже больше болен, чем мы могли себе представить. Наконец, и это последнее, мы узнали, что наличие в стране трупа в мавзолее на центральной площади – это все-таки о чем-то, да и говорит».

МИР: Не столько мы узнали о наших друзьях, сколько они наконец-то узнали, кто такие украинцы и что такое Украина

«Европа изменилась, – констатирует Вадим Трюхан. – Как бы это цинично ни звучало, но путин побудил европейцев проснуться и пересмотреть восприятие самих себя и собственного будущего».

Наиболее поразительные изменения, по его мнению, наблюдаются у вчерашних «спящих львов» – крупнейших экономик континента – ФРГ, Франции, Италии, Нидерландов, Испании: «До 24 февраля нельзя было даже представить, что эти государства будут выделять миллиарды евро на военную , финансовую, гуманитарную и другую помощь Украине, усиление собственных армий, а их лидеры будут посещать Киев, ставший центром сопротивления российскому нашествию».

Изменилась Великобритания. Лондон демонстрирует лидерство не только на словах, но и на деле. Премьер Джонсон дважды посетил нашу столицу, продемонстрировав всему миру, что бояться путинских ракет – себя не уважать.

Изменялись все остальные страны.

«Даже небольшой Люксембург выделил 15% своего военного бюджета в помощь Украине. В Европе не осталось действующих лидеров, поддерживающих путина. Спали наконец розовые очки с глаз Макрона и Шольца, которые до последнего надеялись как-то «спасти лицо путина». Кое-как опомнился даже Орбан, еще недавно остававшийся чуть ли не последним оплотом кремля в Евросоюзе. Европа вообще вспомнила о том, что такое единство и поняла, что имеет дело с маньяком, остановить которого для нее – это дело достоинства», – говорит Трюхан.

Мир тоже постепенно меняется. И пусть еще есть некоторые государства, которые пытаются извлечь выгоды для себя от того, что Запад загоняет россию в капкан. В частности, Индия и Китай по выгодным для себя ценам скупают нефть, газ и любые другие доступные ресурсы.

«Напоминает это «гуляния во время чумы». Таких самоубийц, которые осмелились бы пойти против Запада и оказывали военную поддержку России, уже нет. Только Северная Корея, Иран и Куба поставляют определенные виды оружия, и то не имеющие решающего значения», - подчеркнул дипломат.

«Что мы узнали о наших друзьях? А то, с какой жертвенностью и искренностью они поддерживают простых украинцев, вынужденных спасаться в Европе от войны. Польша, Литва, Эстония, Латвия, Чехия, Венгрия – мы о них многое знали раньше, но… Такой реакции лично я от них точно не ожидал», - делится Игорь Рейтерович.

В конце концов уровень солидарности европейцев с украинцами, продемонстрированный в течение четырех месяцев войны, был беспрецедентным. Украина де-факто стала полноправным членом европейской семьи народов.

«В конце концов, не столько мы узнали о наших друзьях, сколько они, наконец, узнали, кто такие украинцы и что такое Украина. Это знание явно явилось открытием для многих народов старой Европы, для которых раньше мы были либо частью Советского союза, либо частью российской федерации. Большинство даже не сочли нужным вдаваться в детали. Теперь все изменилось», - подчеркивает политолог.

«В целом – мы не должны разочаровываться в наших союзниках. Они ведь оказались где-то такими, какими мы и ожидали - говорит господин Рейтерович. – В любом случае они пытаются придерживаться общепринятого минимума, ниже которого точно не опустятся».

«Мы увидели, что наши друзья и партнеры очень разные. И что западный мир совсем не однороден. Мы увидели инерцию истории в глазах наших партнеров как их страхи прошлого, их опыт государственности в кризисный момент проявлялись в совершенно разных моделях поведения государств, между которыми давно уже давно нет ни экономических, ни физических границ», - дополняет Олег Саакян.

Война проявила, что в международной политике, хоть и не место сентиментам, хоть ею правят интересы, но и ценности тоже. И мы узнали, что демократия вполне себе «намазывается на хлеб» посредством поддержки оружием, деньгами.

«И если ты действительно демократичен, то ты можешь эту демократичность конвертировать в конкретный Javelin или Stinger, в конкретный евро, доллар или гривну поддержки. За четыре месяца войны мир с удивлением узнал об этом, удивившись самому себе», - считает Саакян.

Наконец, Евгений Магда говорит, что мы увидели, кто из наших друзей настоящий, а кто ищет только собственную выгоду. Мы увидели, что нужно не только дружить отвлеченно, но и пытаться понимать логику действий наших партнеров.

«Мы увидели, что чем дальше западнее Украины, тем сложнее воспринимается агрессия россии и тем больше "путинферштеинга", что настоящие друзья прежде всего те, кто знает, что представляет собой московская империя, - заметил политолог. – Нам нужно научиться не требовать от наших друзей больше, чем мы требуем от самих себя. Это станет для нас рецептом успеха. Это гораздо лучше, чем публично обижаться и говорить, а вот вы, мол, да, а мы – вот так».

Война часто делает восприятие черно-белым. Это обычная практика. Но в этом контексте, говорит господин Магда, мы все равно не должны терять свое человеческое лицо, но должны двигаться вперед к победе: «После Бучи, Бородянки, Мариуполя весь мир увидел, что может быть, если даже предположить, что Украина проиграет ».

Но Украина не проиграет, в конце концов другого выхода у нас просто нет.

Мирослав Лискович. Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2022 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-