Владислав Бельбас, директор частной компании «Украинская бронетехника»
Государство должно позаботиться о балансе между ленд-лизом и отечественным оружием
04.07.2022 12:16

Специализированные бронированные автомобили (СБА) играют критически важную роль на поле боя. Поскольку, кроме того, что они берегут жизнь военных, современные СБА еще и могут быть оборудованы пулеметами или гранатометами. Разработкой таких современных машин занимается компания «Украинская бронетехника», которая является известным поставщиком вооружения на внутреннем и внешнем рынках.

Как работают предприятия ОПК Украины в состоянии ожидания ленд-лиза, Укринформу рассказал генеральный директор частного КПП «Украинская бронетехника» Владислав Бельбас.

В СИЛАХ ОБОРОНЫ ЭКСПЛУАТИРУЕТСЯ БОЛЕЕ 200 АВТОМОБИЛЕЙ «УКРАИНСКОЙ БРОНЕТЕХНИКИ»

- Какие образцы оружия и военной техники производства вашей компании пользуются наибольшим спросом?

- На внешнем рынке наибольшим спросом пользовался наш бронированный автомобиль "Варта" (MRAP Varta). Популярны были автомобили в обычной комплектации для перевозки десанта, а также медицинский эвакуационный автомобиль. Такой автомобиль защищен от взрывов. Машина может перевозить до 10 человек. Кроме того, она оснащена турелью для установки пулемета или гранатомета. То есть, может выполнять задачи и по поражению врага. Эти автомобили пользуются большим спросом в странах Запада при организации военных действий.

«Варта» также была самым массовым автомобилем, который поставлялся для Вооруженных Сил, Нацгвардии и других украинских силовых формирований. Впрочем, примерно с 2018 по 2020 год была заметна тенденция роста популярности облегченных бронемашин. Такой машиной является «Новатор». Это легкий тактический бронированный колесный автомобиль, он более универсален. На таких машинах мы уже тестировали установку боевых модулей. К слову, компания в последние годы занималась интеграцией разной полезной нагрузки на «Новатор». Речь идет, например, о системах контр-БПЛА, ударных беспилотниках, дронах-камикадзе и дистанционно-управляемых боевых модулях.

Кроме того, компания «Украинская бронетехника» занимается не только производством собственно бронетехники, но и производством оружия и боеприпасов.

120-мм миномет МП-120 производства Украинской бронетехники - единственный миномет такого калибра, который прошел государственные испытания и поставлен на вооружение в Украине.

На момент широкомасштабного вторжения наша компания разработала и сдала министерству образец мобильного миномета ОКР «Смерека», а также проводила предварительные испытания. Это была опытно-конструкторская работа, которая выполнялась за счет Минобороны.

- Сколько на сегодня автомобилей производства КПП «Украинская бронетехника» эксплуатируется в Силах обороны?

- Довольно значительное количество – более 200 автомобилей. Воздержусь от дополнительных деталей относительно характеристик. Наша компания добросовестно поставляет технику с 2016 года. Все поставленные с тех пор авто сегодня эксплуатируются. Проводится сервисное и гарантийное обслуживание.

 - Как вы считаете, целесообразно или вообще возможно ли такие бронированные автомобили оборудовать системами искусственного интеллекта?

– Чем сложнее система, тем менее она надежна. Мы должны балансировать и разрабатывать технику так, чтобы не терялась ее надежность. Но есть также понимание, что цифровизация и автоматизация – это неотвратимый процесс, и мы в любом случае будем двигаться по этому пути.

УТРОМ 24 ФЕВРАЛЯ ПЕРЕДАЛИ ВСЮ ИМЕЮЩУЮСЯ ТЕХНИКУ ПОДРАЗДЕЛЕНИЯМ ТЕРОБОРОНЫ

– Как изменилась работа предприятия с началом войны?

– Существенно изменилась. К сожалению, наши производственные мощности находились на северных окраинах Киева, куда был нанесен удар российских войск. Мы учли предупреждения опытных в военной сфере людей относительно высокой вероятности нападения врага именно с севера через Овруч-Иванков в направлении Киева. В этой связи представители компании провели ряд встреч с вновь сформированными подразделениями теробороны в январе-феврале. То есть, еще до нападения мы организовали и провели обучение и инструктаж и уже 24 февраля с 7 до 9 часов утра передали всю имеющуюся технику теробороне.

За первые две недели полномасштабной войны компания ремонтировала и восстанавливала технику, которая была не на ходу или получила повреждения в бою буквально в первые дни. Фактически мы работали уже под обстрелами, чтобы поставить на колеса все, что можно. И сразу же все исправное передали Нацгвардии и другим силовикам. К сожалению, часть сотрудников компании находились в захваченном Иванкове, который был отрезан в первый же день нападения.

Через две недели, когда боевые действия начались совсем рядом с нашим производством, его пришлось полностью эвакуировать и вернуться к нему мы смогли только после освобождения Киевской области.

МЫ РАБОТАЕМ НАД «ФИШЕЧКАМИ» ДЛЯ ОКУПАНТОВ

- Увеличился ли во время войны заказ?

– Количество заказов на поставки новой техники уменьшилось. Вообще, война внесла серьезные коррективы с точки зрения возможностей предприятия. Впрочем, скажем, мы можем сейчас производить автомобили «Новатор». Однако производство такого авто занимает 6-9 месяцев, а Министерство обороны ищет сейчас уже имеющиеся продукты. То есть, покупка по импорту. На мой взгляд, как всегда истина где-то посередине. Потому что, действительно, для ведения боевых действий техника нужна сейчас, а не через 6-9 месяцев. С другой стороны, если покупать все по импорту, причем все разношерстное, то через какой-то очень короткий период времени эксплуатация этих машин прекратится, поскольку нет ни поставок комплектующих, ни обслуживания.

– Раз мы уже заговорили об импорте, какова доля импортных компонентов в вашей продукции, в процентном соотношении?

– Доля импортных компонентов в нашей продукции варьируется в среднем от 40 до 70%. Все зависит от продукта. Есть продукция, которая на 80% состоит из украинских комплектующих. Вообще, индустрия в Украине достаточно развита в этом плане. Но, к сожалению, той поддержки, которую мы имеем сегодня, у нас не было в 2014 году. Тогда большинство европейских стран запретило экспорт технологий и продукции военного назначения в Украину. Нашим предприятиям пришлось разрабатывать и производить такую ​​продукцию или брать иностранные образцы гражданского назначения и дорабатывать их до военного назначения. То есть, уже к моменту начала вооруженной агрессии у нас не было существенной зависимости от иностранных комплектующих.

 - Занимаетесь ли вы ремонтом техники сейчас и если да, то существует ли четкий механизм таких работ?

- Мы сейчас выполняем значительный объем ремонтов ранее поставленной техники. Но, к сожалению, вынужден говорить об отсутствии системы в организации ремонта и восстановления техники, проведении переговоров и финансировании таких работ.

– Над какой новой продукцией вы работаете?

- Компания исторически выполняла одновременно не менее 10 опытно-конструкторских работ (ОКР). Причем преимущественно за свой счет. Во время действия военного положения, к сожалению, проводившие эти работы комиссии прекратили свое существование и на данный момент активной работы со стороны заказчика нет. Однако, у нас добавилось несколько проектов. Конечно, учитывая обстоятельства, скажу только, что мы работаем над "фишечками" для оккупантов. Речь идет как о новых продуктах, так и о вариации полезной нагрузки на существующие образцы.

- Насколько вооружение, которое производится в Украине, конкурентоспособно по сравнению с зарубежным?

- Поскольку я до прихода в компанию занимал должность руководителя государственного спецэкспортера, имею значительный опыт продвижения продуктов украинских производителей вооружения и военной техники на разных мировых рынках. Однозначно: продукция, производимая Украиной, достаточно конкурентна.

ПРЕДПРИЯТИЯ УКРАИНСКОГО ОПК НУЖНО МАКСИМАЛЬНО ЗАГРУЗИТЬ

– Как вы можете оценить потенциал украинского оборонно-промышленного комплекса?

- Если отвечать одним словом – потенциал огромен. На момент полномасштабного вторжения врага предприятия оборонно-промышленного комплекса были загружены в среднем на 50%, а по некоторым видам техники этот процент еще меньше.

Для того чтобы использовать этот потенциал на полную, государство уже сейчас должно определить приоритеты: релокация предприятий из зон риска на безопасные территории, модернизация и налаживание максимально быстрого серийного производства всей продукции, которую могут производить в стране. Просто необходимо менять условия и правила – в военное время не должен проводиться тендер, не должен стоять долгий выбор, какой украинский беспилотник купить. Их нужно заказывать все и производить все. И это была бы правильная государственная политика. А не так, как сегодня – мы подождем, что мы получим по ленд-лизу, а вы здесь пока выживайте, как хотите. Пока государство ждет – часть изготовителей не выживет.

- Что может сейчас сделать Украина, не дожидаясь ленд-лиза? Не повлечет ли ленд-лиз негативных последствий для украинского ОПК в будущем?

- Не дожидаясь ленд-лиза, Украина просто обязана размещать заказы у внутренних производителей. Будут ли негативные последствия для украинского ОПК от ленд-лиза? Будут. Но здесь ключевое слово "украинского". Потому что, если не будет ленд-лиза, то не будет украинского ОПК. Здесь должен быть здоровый баланс с возможностями снабжения импортом и возможностями внутренних производителей. В моем понимании внутренние производители должны быть загружены на 170% от своих производственных возможностей, работать в две смены на всех продуктах, которые они могут производить. Параллельно ленд-лиз может предоставлять ту же продукцию, только сейчас, быстрее. Потому что это действительно необходимо.

- Готовы ли предприятия производить высокотехнологичную продукцию, и что нужно сделать, чтобы ускорить этот процесс?

– Украинские предприятия готовы производить высокотехнологичную продукцию и уже производят ее. Проблема в том, что с начала введения военного положения государство не упростило процесс и даже не разработало понятных правил с учетом всех обстоятельств. Вот что делает страна, когда у нее война? Страна становится на «военные рельсы» и перестает играть в конкуренцию и ценовую политику, а загружает производство по максимуму. Что у нас? На данный момент опытно-конструкторские работы свернуты, комиссии расформированы. То есть завершить, например, поставку на вооружение какого-либо продукта невозможно, даже если он уже прошел все испытания.

Кроме того, есть вопросы относительно правил поставок в военное время. Они должны отличаться от условий в мирное время. Закон об оборонных закупках, принятый в 2020 году, так нормально и не заработал. Он предполагал хоть и не большую, но ценовую преференцию в 10% для украинских производителей в мирное время. А сейчас вообще непонятный процесс закупок.

Я убежден, что сейчас заказчик и весь ОПК должен ориентироваться на поставку всего, что есть. При этом внутренний производитель должен не стоять в стороне и наблюдать за этим процессом, поскольку без внутреннего производителя ни одна из поставленной нам техники не будет оперативно отремонтирована. Мы же не можем для ремонта, например, американской гаубицы возить ее в США. Соответствующая база должна быть создана в Украине желательно и из частных предприятий или государственно-частных, но из тех, которые могут быть гибкими в организации бизнеса.

– Прокомментируйте, пожалуйста, государственно-частное партнерство. Может ли это стать двигателем прогресса украинского ОПК?

– Государственно-частное партнерство в Украине давно работает и даже есть некоторые успехи. Например, разработка комплекса «Нептун», когда ГП «ГосККБ «Луч» привлекало в качестве соисполнителей и соразработчиков ряд частных предприятий, в том числе и нашу компанию. То же касается комплекса «Ольха» и перспективных ЗРК комплексов и так далее. Например, когда такие предприятия получают заказы по разработке сложных систем, то в работе принимают участие еще 10-20-30 субподрядчиков. Финансируя такие программы, государство развивает государственно-частное партнерство. В настоящее время государству очень важно сформировать задачи для собственных предприятий ОПК, а также максимально загрузить серийное производство.

Наша компания видит значительные перспективы сотрудничества с государственными предприятиями. Понятно, что для реализации масштабных проектов нужно иметь стратегии развития, соответствующие программы. Министерство по вопросам стратегических отраслей промышленности с 2020 года, с момента создания, выделяло какие-то средства, инициировало программы переоснащения, собирало бизнес-планы, технико-экономические обоснования и т.д. Но, к сожалению, на данный момент нет никакой концептуальной программы, которая была бы результативной.

– Как вы считаете, возможно ли взаимодействие украинских производителей вооружения и иностранных инвестиционных капиталов и сможет ли такое сотрудничество быть выгодным для обеих сторон?

- Я крайне скептичен по отношению к иностранным инвестиционным капиталам. Не знаю ни одного успешного примера инвестиционного сотрудничества, скажем, аграрного или иного государственного невоенного предприятия и внешнего капитала. А в военной сфере все это еще сложнее.

– россия сейчас под санкциями. Как, по вашему мнению, они будут выходить из ситуации при создании современных систем вооружения? Смогут ли в рф создавать эффективное, высокотехнологичное оружие без импорта комплектующих?

– россия находится под санкциями уже не первый год. Тем не менее, все это время продолжала производить оружие. Сейчас мы видим, например, образцы танков, где установлены французские тепловизионные системы. россияне все это время находили способы обходить санкции, и я убежден, будут продолжать поиски таких обходных путей. Наша задача как страны - сделать все, чтобы эти пути блокировать.

Если говорить о возможности производить высокотехнологичное оружие без импорта комплектующих, то какое-то время это невозможно. От некоторых образцов без импорта им, вероятно, придется отказаться вообще.

– А в каком состоянии технологическая база в Украине?

– Технологическая база в Украине, к сожалению, серьезно пострадала. Восточные и южные области исторически имели хорошо развитые промышленные предприятия, включая оборонно-промышленный комплекс. Сейчас часть из них захвачена, часть разрушена или находится в зоне активных боевых действий.

– Как видите работу своей компании в среднесрочной перспективе?

– Первый шаг сейчас – это полное восстановление возможности серийного производства в связи с потерей подрядчиков на временно оккупированных территориях. И мы работаем над этим. Также важно наладить и развивать эффективное сотрудничество между заказчиком и предприятием.

Дмитрий Бадрак

Фото: Евгений Котенко

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2022 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-