В пропагандистском тренде: «инновации» высшего исторического образования в россии

В пропагандистском тренде: «инновации» высшего исторического образования в россии

Укринформ
Наблюдая за современными социально-политическими процессами в российской федерации, всё более отчётливо понимаешь: воистину прав был классик, утверждавший, что «умом россию не понять»

К примеру, какое нормальное общество будет радоваться прекращению доступа к мировой системе образования, закрытию возможностей осуществления программ академической мобильности и взаимодействия с ведущими научными центрами мира? Однако же триколорщики на «ура» приняли решение своих властей об отказе от Болонской системы организации учебного процесса в вузах. Причём в первых рядах ратовали за это, как ни странно, историки. Хотя, казалось бы, кому как не им следовало бы знать о том, как в Европе на протяжении веков формировался феномен единого образовательного пространства, и каких усилий стоило внедрить эту систему на официальном уровне в конце прошлого столетия. Однако перспектива бесконтрольного увеличения в геометрической прогрессии числа лицензированных мест в вузах для тех, кто получает историческое образование, радует чиновников гораздо больше, нежели возможность выдавать выпускникам соответствующих вузов дипломы международного образца.

Все «прелести» новой системы исторического образования в россии изложены в статье «Как должно измениться отечественное высшее образование». Её авторы – как говорится, «широко известные в узких кругах» Константин Могилевский и Андрей Логинов, входящие в состав руководящих структур «российского исторического общества» (РИО), которое возглавляет верный путинский пёс сергей нарышкин. Ко всему прочему, Логинов ещё и возглавляет «комиссию РИО по вопросам высшего исторического образования», являясь фактически официальным рупором путинского режима на этом поприще. Оба автора статьи, надо сказать, хотя и мнят себя «великими историками» и позволяют себе соответствующие высказывания, имеют весьма косвенное отношение к исторической науке.

Предлагаем читателю ознакомиться с разбором основных тезисов упомянутой статьи, дабы иметь представление о том, какие ещё изощрённые инструменты припасли российские власти для воздействия на массовое общественное сознание в пропагандистских целях.

1. «Беспрецедентное экономическое и политическое давление, которому подверглась россия, остро ставит вопрос о новых принципах развития отечественной системы высшего образования, путях повышения её конкурентоспособности в меняющемся мире».

Оставляя за кулисами реальные причины того самого «давления» на рф (безусловно, речь идёт о преступном военном вторжении в Украину – так называемой «спецоперации»), авторы пытаются создать у читателя фейковую картинку предвзятого отношения к его стране как к «мировому изгою». Речь идёт о старом-добром нарративе «россия – осаждённая крепость»: дескать, ещё с древних времён первопричиной всех российских бед был мощный поток внешнего давления, а не сама по себе московская государственная машина. Причём заявления о «беспрецедентности» делал чуть ли не каждый правитель, начиная ещё с первых московских князей. Вот и путин со своей командой, как «прилежные ученики великих предков», решили внушить народу, что «так надо, так было всегда». А что для этого может сослужить лучшую службу, нежели историческая наука, интерпретированная в пропагандистской манере. Ведь легче заставить людей просто уверовать в то, что прогресс, мол, уже наступил, нежели реально его создавать.

2. «Историческое образование традиционно имеет государствообразующее значение».

Такое утверждение вполне закономерно для российских реалий, потому как идеологическая основа деятельности государственного аппарата (прежде всего, экспансионистской) является производной от таких исторически обусловленных концепций, как «православное единство», «всемирное славянское братство» и мессианизм. Также сам по себе факт существования российского государства построен на искривлённой трактовке исторического процесса с акцентом на «глубинные истоки» возникновения московии как «наследницы» Древней Руси. Соответственно, правящей клике требуется когорта верных служак, которые занимались бы распространением в обществе необходимых псевдоисторических идей, без одобрительного восприятия которых немыслимо дальнейшее существование российского империализма. Особо остро этот вопрос встаёт, когда нужно скрыть явные провалы в политическом курсе. Именно так, скажем, годом позднее после провальной крестьянской реформы 1861 года в Новгороде был сооружён «памятник тысячелетия Руси», дабы народ «воспрянул духом». Фиаско путинских войск в «спецоперации», всё ещё длящейся в Украине, также стало решающим фактором для «качественных изменений» в системе исторического образования в россии. Вот, собственно, и всё его то самое «государствообразующее значение».

3. «Выпускники-историки нередко пополняли ряды государственных служащих, становились сотрудниками партийных органов или находили себя в средствах массовой информации».

Апеллируя к советскому прошлому, авторы статьи делают акцент на том, что идеологическая подкованность и «правильность» сотрудника в российских реалиях фактически заменяет собой весь список необходимых профессиональных качеств. Тем самым подчёркивается роль исторической науки как источника подпитки государственной идеологии, а не средства познания правдивых сведений о прошлом и донесения их содержания до целевой аудитории. К примеру, самопровозглашённый президент беларуси (но реально путинская марионетка) александр лукашенко имеет базовое историческое образование, с которым он, начав карьеру с армейской службы в должности замполита, выстраивал успешную компартийную карьеру, в конечном итоге приведшую к обретению высшего поста в государстве. Такого рода схему хотят возродить и в рф, дабы окончательно утвердить систему идеологического насилия над гражданами.

4. «В конце 1980-х «ветер перемен» распахнул перед исследователями двери архивов, спровоцировал взрывной рост интереса наших граждан к истории, но вместе с тем обусловил неизбежную девальвацию ценности исторического образования – как, впрочем, и фундаментального образования во многих других областях».

Под «девальвацией» (т.е. снижением) ценности исторических знаний в данном случае понимаются последствия реализации принципа гласности, когда произошло частичное ослабление государственной цензуры и в общий доступ попали, в частности, правдивые сведения о государственном терроре в 1930-е гг. Стало быть, историческая наука становилась «неудобной» для власти, находившейся на грани краха. Интерес населения к истории в то время действительно возрос, и как раз-таки по указанным причинам, но опять же, это несколько подмывало выстраиваемую годами систему единой имперской идеологии. Потому одной из целей грядущих реформ в сфере российского исторического образования является избежание такого рода «чудовищных ошибок» прошлого.

5. «Народный интерес к истории сопровождается осознанием значимости исторического образования со стороны государственной власти».

Здесь проявляется типичная черта тоталитарных режимов – создание видимости «народного» происхождения решений властей. Также тот факт, что народ рассматривается как безликое целое, более чем характерен для такого рода политических систем. В этом отношении современный путинизм практически ничем не отличается от гитлеризма (нацизма). Примечательно, что периоды формирования предпосылок становления обоих режимов также удивительно схожи. Так, милитаризация Германии совпала во времени с правлением канцлера О. фон Бисмарка и проведения им политики объединения государства «железом и кровью». В случае же с россией это «холодная война», длившаяся ещё в советское время. Раз уж считаться правопреемницей ссср, так до конца.

6. «Историки – это универсальные аналитики с навыками критического осмысления информации. Когда их достаточно, существенно снижается вероятность распространения фейков».

Читай: «Историки – это высококвалифицированные пропагандисты, обладающие навыками презентации нужных нарративов для широких слоёв населения. Когда их достаточно, существенно снижается угроза свержения правящего режима». Эта фраза из статьи, выделенная особым шрифтом, характеризует положение дел в демократическом государстве. Хотя на темпы распространения фейков на самом деле влияет не «ручное управление» процессами путём увеличения количества специалистов, а состояние общественного сознания, формируемое годами под воздействием далеко не одной группы внешних факторов. Исключительно работа историков в этом случае желаемых результатов никак не даст.

7. «Историк, как и любой специалист, всегда является своего рода центром просвещения для своего окружения – родных, друзей, коллег. Достаточное количество компетентных историков существенно снижает вероятность распространения в обществе недостоверной информации, фейков, служит фактором обеспечения социальной стабилизации».

Дополняя эти рассуждения «разумным» механизмом определения необходимого объёма государственного заказа на подготовку историков прямо пропорционально общей численности населения рф, авторы статьи, по сути, признают тот факт, что государственная идеология охватывает все сферы жизнедеятельности граждан, в том числе и их частную жизнь. Таким образом, фактически происходит восстановление порядков ещё царских времён, когда на документальном уровне регламентировались самые разные стороны жизни подданных, вплоть до обустройства дома и поведения в обществе. В современных же условиях путинская власть отводит историкам роль своего рода агентов влияния, доносящих до своих близких и друзей в неформальном общении выгодные для правящей клики нарративы. Такой подход унижает научное достоинство историка и сводит на нет его статус как профессионала в своей отрасли.

***

Подводя итоги, следует с прискорбием констатировать, что «реформа исторического образования» в россии – последний шаг, необходимый для утверждения тоталитаризма в этой стране. Любые, даже чисто внешние атрибуты демократии просто-напросто безвозвратно канут в Лету. Главное – общественное сознание уже не перестроится никогда.

Национальная академия СБУ

* Мнение автора публикации может не совпадать с позицией агентства

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2022 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-