Олег Синегубов, председатель Харьковской областной военной администрации
Оккупанты пытались проводить "мобилизацию" в Изюме, но им ничего не удалось
14.07.2022 13:43

Разговор Укринформа с председателем Харьковской областной военной администрации Олегом Синегубовым состоялся непосредственно в Харькове буквально через полчаса после нанесенных российскими войсками ударов из реактивных систем залпового огня по Индустриальному и Немышлянскому районам города. Во время интервью подробной информации о последствиях этого события еще не было, поэтому предметно оно не обсуждалось.

Руководитель Харьковской ОВА рассказал нашему агентству об условиях жизни в области, в том числе и на временно оккупированной территории, а также о готовности региона к возможному повторному наступлению россиян на Харьков.

СООБЩЕНИЯ ОБ ОТСУТСТВИИ ПВО В ХАРЬКОВЕ – ЭТО ВРАЖЕСКИЙ ФЕЙК

– Какая сейчас ситуация с обстрелами Харькова? Можете проанализировать динамику: их количество увеличилось или наоборот уменьшилось?

– Если говорим о ракетных обстрелах, то последние две недели, к сожалению, ситуация стабильная. За сутки можем зафиксировать в среднем до пяти ракетных обстрелов, часть из которых преимущественно ночью. российские войска бьют по жилым домам, образовательным учреждениям, промышленной зоне, полям и т.д.

Сначала мы фиксировали, что обстрелы происходили с 23:00 до 01:00. Позже россияне начали наносить удары ориентировочно в 02:00. Сейчас перешли ближе к утру – ориентировочно с 03:00 до 05:00. Однако, например, позавчера (10 июля – ред.) вообще был ракетный удар примерно в 10:00.

Что касается реактивных систем залпового огня, фактически последние два дня фиксируем активные вражеские удары по городу. Происходят хаотичные удары по жилым районам, где нет никакой военной инфраструктуры. Вчера (11 июля – ред.) пострадала больница, торговый центр и частные домохозяйства. То есть удары хаотичны и никак не связаны с военной инфраструктурой. Страдает исключительно гражданская и критическая инфраструктура.

Подразделения ГСЧС работают в усиленном режиме, буквально ожидая последующих обстрелов, которые могут произойти в любой момент. Так же и сотрудники экстренной медицинской службы, чтобы наши больницы были готовы принимать пострадавших.

– В контексте воздушных атак уместно обсудить противовоздушную оборону города. В каком она состоянии?

– Я не могу подробно рассказать, в каком состоянии противовоздушная оборона города, поскольку этой информацией может воспользоваться враг. Но противовоздушная оборона в городе есть, системы ПВО, конечно, есть.

Те ракетные удары, которые наносятся по Харькову, не соответствуют количеству ракет, которые ежедневно выпускаются в сторону города с территории российской федерации, в том числе из окрестностей Белгорода. Только вчера (11 июля – ред.) мы зафиксировали выход около 15 ракет из этого города или вблизи него. До Харькова долетело три-четыре. Делаем выводы.

Конечно, мы не можем все рассказывать людям. Это правильно, потому что существует понятие "военная тайна", однако, будьте уверены, что наши Вооруженные Силы работают на грани возможностей для того, чтобы отстоять не только город Харьков, но и всю область.

– В социальных сетях распространяются сообщения о якобы отсутствии в Харькове ПВО. Это вражеский фейк?

– Абсолютно, да. Если отслеживать настроения тех сообщений, которые появляются в соцсетях, можно сделать вывод, что их инициатором, безусловно, является российская пропаганда, которая не воспринималась здесь ни в коем виде. российские пропагандисты поняли, что нужно как-то менять настроения харьковчан, потому что они категорически настроены по отношению к захватчикам. Такие попытки сейчас фиксируются, разгоняется "зрада", что якобы о Харьковской области забыли и т.д. Однако, поверьте, наши Вооруженные силы делают все возможное для обороны региона.

Понимаете, когда в Харькове фактически на окраинах города происходили боевые действия, постоянные взрывы, обстрелы из авиации, артиллерии, восприятие войны было совсем другое. А сейчас, когда врага ВСУ отодвинули далеко от границ города, благодаря чему стало относительно спокойно, воздушные обстрелы воспринимаются как нечто недопустимое. Мы должны осознать, что война продолжается. И не только на территории Харьковской области. Враг не исчез. А те реактивные системы залпового огня, которые используют россияне, позволяют им осуществлять обстрелы даже с территории россии, потому что дистанция полета достигает около 70 километров, а у нас до границы 40 километров.

Поэтому единственное, что мы должны делать, - продолжать усиливать оборону города и области. Сейчас мы занимаемся этим практически 24 часа в сутки. Военные делают свое дело, делают его качественно, а мирных жителей просим быть осторожными, не расслабляться, не игнорировать сигналы тревоги.

СЕГОДНЯ НЕОБХОДИМОСТИ ПРОВЕДЕНИЯ МАССОВОЙ ЭВАКУАЦИИ ИЗ ХАРЬКОВА НЕТ

– Сколько харьковчан сейчас находится в городе? За последние несколько недель горожане больше возвращаются или выезжают?

– Где-то месяц назад харьковчане начали возвращаться в город. В настоящее время в городе около 700-800 тысяч человек. До 24 февраля был полуторамиллионный город и ориентировочно 300 тысяч студентов.

Что касается возвращения – динамика уменьшилась, потому что желающие вернуться уже вернулись. Те, кто могут себе позволить и дальше находиться за рубежом или в других, сравнительно более безопасных областях Украины, остаются там. Кому-то нужно было вернуться из-за бизнеса, кому-то проверить состояние имущества или принять меры для сохранения имущества. Кто-то просто хочет жить дома, несмотря на обстрелы. У каждого ситуации разные.

Кроме того, в нашей области 220 тысяч внутренне перемещенных лиц. Это люди, которые выезжали из Донецкой и Луганской областей, с оккупированной территории Харьковской области.

– Существует ли необходимость эвакуировать население непосредственно из Харькова?

– Сегодня необходимости и оснований проведения массовой, организованной эвакуации из Харькова нет. Мы проводили эвакуацию из города в начале войны, когда была угроза вторжения российских войск и взятия в оккупацию самого Харькова.

Конечно, мы понимаем, что враг не оставил свои планы, поэтому работаем над обороноспособностью города и области.

ВОССТАНОВЛЕНИЕ РАЗРУШЕННЫХ ИНФРАСТРУКТУРНЫХ ОБЪЕКТОВ В ХАРЬКОВЕ И ОБЛАСТИ ВОЗМОЖНО ТОЛЬКО ПОСЛЕ ЗАВЕРШЕНИЯ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ В РЕГИОНЕ

– Сколько объектов инфраструктуры было разрушено в результате российских обстрелов?

– По области около 4800 объектов инфраструктуры разрушены или повреждены. Среди них пострадали учебные заведения – более ста школ только в Харькове, почти двести школ на территории области, отдельные корпуса некоторых высших учебных заведений, спортивные объекты. Разрушены частично или полностью около 100 учреждений культуры.

Что касается медицинской системы – в общей сложности разрушены или повреждены более ста учреждений. В области есть населенные пункты, где районные больницы полностью разрушены. В Балаклее, которая под оккупацией, районная больница полностью разрушена и не функционирует. В Золочеве больница очень пострадала. Мы вынуждены оперативно принимать решение относительно изменения маршрутов пациентов, чтобы люди, нуждающиеся в медицинской помощи, были доставлены в функционирующие медучреждения.

Напомним, что в начале войны очень сильно пострадала областная детская больница. Мы ее передислоцировали вместе с медицинским персоналом.

На самом деле, есть еще над чем работать в будущем. Административные здания, исторический центр, жилые дома… По всей Харьковской области 4200 жилых домов разрушены или повреждены. В эту цифру входят многоэтажки, многоподъездные, многоквартирные дома – таких не менее 2700.

– Подготовка к восстановлению разрушенных объектов уже началась?

– Конечно, мы настроены оптимистично. По поручению Президента еженедельно готовим отчет, анализируем, обследуем эти жилые дома.

Две цели. Во-первых, оперативно отстроить то, что мы можем. Например, вставить окна, починить крышу, чтобы люди смогли вернуться до начала отопительного сезона. Во-вторых, если дом полностью разрушен, речь идет о компенсации либо деньгами, либо квадратными метрами. Для этого есть соответствующая программа, еще ее дорабатываем, но об этом мы сможем говорить уже после завершения боевых действий на территории нашей области.

- То есть, начало реализации программы комплексного восстановления возможно только после завершения боевых действий в Харьковской области?

- Мы сейчас оперативно получаем от Офиса Президента через закупки "Укрзализныци" строительные материалы для проведения текущего ремонта. Уже работаем с территориальными громадами, в том числе с Чугуевской, чтобы здания, которые сейчас можно отстроить, были отстроены, чтобы котельные, которые можно сейчас отремонтировать, были отремонтированы, потому что мы уже готовимся к отопительному сезону.

Но, если речь идет о восстановлении полностью разрушенных объектов, например, дома на Северной Салтовке или здания Харьковской областной государственной администрации, это только после завершения боевых действий.

АКТИВНЫЕ БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ ВЕДУТСЯ НА СЕВЕРНОМ, СЕВЕРО-ВОСТОЧНОМ И ЮГО-ВОСТОЧНОМ НАПРАВЛЕНИЯХ ХАРЬКОВСКОЙ ОБЛАСТИ

– Что сейчас происходит в Харьковской области? Проинформируйте об оперативной ситуации.

– Кроме Харькова, обстреливаются населенные пункты, наиболее приближенные к городу. В Чугуевском районе – непосредственно город Чугуев, в Печенежском районе – поселок городского типа Печенеги, который находится вблизи линии столкновения, в Богодуховском районе – населенный пункт Золочев. Буквально до начала нашего разговора получил сообщение о разрушении жилых домов в Золочеве. Мы постоянно фиксируем обстрелы этого населенного пункта за последние две недели.

Кроме того, Изюмский район обстреливается. В частности, оставшиеся там промышленные предприятия подвергаются ударам, хотя они никакого отношения к военно-оборонительному кластеру не имеют.

– Каковы основные направления ведения боевых действий?

– Сейчас ведутся активные боевые действия на севере Харьковской области, северо-восточном направлении, а также на юго-восточном, то есть Изюмском направлении. Это три основных направления, где ведутся активные боевые действия. Там враг постоянно пытается атаковать и атакует позиции украинских военных, но успехов в этом не имеет, после чего отходит на занятые ранее позиции. При этом несет значительные потери среди живой силы и техники.

Отмечу, что на Изюмское направление захватнические войска идут достаточно большими силами, чтобы удержать коридор, который используется для направления сил на направлении Донецкой и Луганской областей. Враг постоянно пытается прорывать наши позиции, в частности, в населенном пункте Барвенково. Сейчас там идут активные боевые действия.

– Вооруженные Силы Украины ведут контрнаступательные действия в регионе?

– Все зависит от меняющейся ежеминутно военной обстановки.

Вспомним, село Дементиевка. Вокруг него постоянно шли боевые действия: либо мы меняли свои позиции, либо враг контратаковал. На днях украинские Вооруженные силы провели контратаку и заставили российские войска отойти на окраины этого населенного пункта. Сейчас позиции стабильны. Мы сосредотачиваемся на том, чтобы отражать атаки врага и удерживать свои позиции.

КАЖДУЮ НЕДЕЛЮ ПРОИСХОДИТ ЭВАКУАЦИЯ НАСЕЛЕНИЯ С ВРЕМЕННО ОККУПИРОВАННОЙ ТЕРРИТОРИИ ХАРЬКОВСКОЙ ОБЛАСТИ

– Возможность проводить эвакуации населения с временно оккупированных территорий на сегодня существует?

– Эвакуация с временно оккупированных территорий происходит. Только вчера (11 июля – ред.) мы эвакуировали 1200 человек, среди которых почти 300 – дети, большинство из взрослого населения – женщины и люди пожилого возраста. Эвакуация происходит при участии местных властей, волонтерских организаций, областной военной администрации.

– 1200 – это количество людей со всей области?

– Это только по одному направлению. Но из соображений безопасности не могу сказать, с какого именно.

30% ХАРЬКОВСКОЙ ОБЛАСТИ СЕЙЧАС НАХОДИТСЯ ПОД РОССИЙСКОЙ ОККУПАЦИЕЙ

– Расскажите подробнее о сложных условиях жизни населения на временно оккупированных территориях.

– У нас 30% области находится под оккупацией. С первых дней полномасштабной войны у нас оккупированы Купянский и Волчанский районы. Также можем говорить об Изюмском районе, где остаются около 20 тысяч человек. Наверное, он самый сложный, потому что люди живут там без электричества, воды, отопления, телефонной связи.

Напряженная ситуация в Балаклее. Враг принимает все меры, чтобы сделать невозможным передвижение людей, потому что их недовольство местным режимом только растет. Местонахождение мэра, который перешел на сторону захватчиков, на данный момент неизвестно. То есть, городом фактически никто не занимается, потому что местные власти отсутствуют. Конечно, оккупанты пытаются установить там свой режим. россияне поделили город на три, так сказать, района, между которыми запрещено перемещение. Враг пытается максимально сократить перемещение и общение людей, потому что недовольство только растет.

В Купянске, как известно, мэр – первый человек во время полномасштабной войны, который публично признал оккупационный режим и начал ему содействовать, арестован российскими же войсками, содержится под стражей. Это хороший пример того, как будут отвечать такие предатели. Они же не нужны даже оккупантам, которые просто используют их как инструмент до определенного периода времени. В этом городе также заставляют сотрудничать с оккупантами. Не соглашающихся председателей территориальных громад арестовывают. В отношении них принимаются "определенные меры" – назовем это так, очень мягко.

Есть примеры, когда человек находился под арестом 1,5 месяца. Общение с этим председателем громады возобновлено. Они держатся с проукраинской позицией. Но мы понимаем, что с каждым днем ​​это все труднее делать.

На территории Купянского и Волчанского районов враг пытается интегрировать систему образования под свою вертикаль. Аналогично происходит на разных направлениях, в частности в медицине, спасательных службах.

Мы четко понимаем, что оставшиеся там подразделения ГСЧС отказывались работать под флагами врага, хотя такие предложения звучали неоднократно. Они сказали: или мы работаем в своих формах, под флагом Украины, или мы не работаем совсем. Так же экстренная медицинская помощь. Те, кто остался, работают под украинскими флагами.

– Много представителей органов местного самоуправления оказались коллаборантами?

– У нас небольшое количество людей перешли на сторону врага. В прокуратуре открыто около 50, так сказать, ярких уголовных производств по фактам государственной измены. Это не 50 председателей громад, потому что в Харьковской области их всего 56, нет, конечно. "Самые яркие" – это руководители Купянска, Балаклеи. Это те, кто уже задержан при освобождении населенных пунктов, например, Старого Салтова или Ольховки. В первом случае задержали председателя, во втором – секретаря.

Мы знаем, кто и с кем сотрудничает. Эти предатели не нужны противнику. Для россиян они выполняют функции временного балласта. А для нас они – враги народа. Это то уголовное преступление, которое не имеет срока давности. И через 10, и через 20, и через 30 лет, если человек решит куда-то уехать, а затем вернуться в Украину, он все равно будет привлечен к уголовной ответственности за свои действия. Мы все знаем. Конечно, сможем действовать только тогда, когда освободим наши территории, но порой бывают такие случаи, что коллаборанты сами где-то подрываются, попадают под обстрелы, "курят в неположенных местах".

– На оккупированной территории Харьковской области были зафиксированы факты массовых пыток, расстрелов мирного населения?

– У нас есть факты непосредственно пыток. Явные признаки были обнаружены при освобождении населенных пунктов. В частности, в Кутузовке, Ольховке, Малой Рогани. Находили тела людей и с контрольными выстрелами в голову, и с завязанными руками. Что касается массированной, то сможем окончательно понять, когда будем освобождать наши территории.

Уже сейчас мы знаем, что в Купянске на территории одного из промышленных предприятий враги организовали тюрьму, фактически концлагерь, где они размещают взятых под стражу людей и проводят с ними определенные мероприятия для достижения своего результата.

– Фильтрационные лагеря функционируют на территории Харьковской области?

– Были такие факты. российские войска пытались делать это в Изюмском районе.

Также в Изюмском районе были попытки начать призывную кампанию, то есть из местного населения сформировать себе дружины или армию. У них из этого ничего не вышло.

О фильтрационных лагерях у нас информации нет.

– А российская паспортизация имеет распространение в оккупированных населенных пунктах?

– У нас нет информации. Были сообщения из Купянской и Волчанской громад, однако пока подтверждения не нашли.

В ХАРЬКОВЕ СФОРМИРОВАН СТРАТЕГИЧЕСКИЙ ПРОДУКТОВЫЙ РЕЗЕРВ НА РАЗНЫЕ СЛУЧАИ РАЗВИТИЯ ВОЙНЫ

– Есть ли в области проблема с поставкой продовольствия? Насколько она острая?

– В начале войны у нас было две задачи. Первая – обеспечить наличие продуктов питания в торговых сетях. Чтобы люди, которые могли позволить себе купить продукты, покупали. Вторая – обеспечить едой в виде гуманитарной помощи людей, не имеющих возможности покупать. С этой задачей Гуманитарный штаб справился.

Однако, все равно сейчас у нас продолжается обеспечение продуктовыми наборами наиболее критических населенных пунктов, которые находятся под постоянными обстрелами: Золочев, Циркуны, где люди еще остаются и отказываются от эвакуации по разным причинам. Там мы не можем полностью восстановить критическую инфраструктуру, газоснабжение, свет, но мы над этим каждый день работаем. Дальше будем смотреть. С этим тяжело, конечно, но работаем.

– Поставки продуктовых наборов в эти населенные пункты часто происходят?

– По-разному, в зависимости от потребностей. У нас отлаженный механизм. Сначала председатель громады дает запрос, понимая, что на определенной территории нужна гуманитарная помощь. Мы прорабатываем этот запрос через руководителя районной военно-гражданской администрации и гуманитарная помощь едет в населенный пункт в течение дня или максимум двух дней.

У нас сформирован соответствующий продуктовый резерв по Харькову, но это стратегический резерв. Опять же, мы готовимся к любому развитию событий. У нас есть возможность реагировать на критические вызовы.

– Во многих областях Украины российские войска буквально выжигают украинские поля. В Харьковской области наблюдают такие случаи?

– Да, бывало. У нас были ракетные обстрелы по полям, по лесополосам. К счастью, наши подразделения ГСЧС оперативно реагировали на это, поэтому масштабных возгораний пока не было. Будем держать руку на пульсе, потому что сбор урожая у нас уже активно продолжается. Будем стараться собрать по максимуму.

Что касается посевных площадей – у нас около 60% от 100% было засеяно. На самом деле, проблема не только в обстрелах, но еще и в том, что некоторые направления заминированы врагом. Мы имеем факты подрывов сельскохозяйственной техники, прямых ракетных попаданий в технику, которая работает на полях.

– Как в Харькове сейчас развивается малый и средний бизнес? Проходя по центральным улицам города, обратила внимание, что большинство кофеен, магазинов и других сфер услуг не работают.

– Хороший вопрос. Еще две недели назад я бы отвечал на него, наверное, более оптимистично.

Как уже отмечалось, люди могут возвращаться для того, чтобы сохранить бизнес или продолжить его. Некоторые пытаются перевезти свой бизнес из Харьковской области.

Люди понимают, что сохранить бизнес сейчас очень тяжело, потому что прилететь может в любую точку.

Действительно, малый бизнес пытается как-то открываться. Кроме того, работает IT-сектор. У нас есть определенные договоренности. Даже были совместные мероприятия с Министерством цифровой трансформации относительно сохранения рабочих мест на территории Харькова и области, чтобы все налоги шли в местные бюджеты. Это для нас очень важная поддержка.

Новый бизнес открываться здесь не может. Люди просто пытаются наладить работу. Работает сфера услуг, сфера питания.

Кстати, заведения питания очень активно помогают городу во время войны. В начале они объединялись в целые хабы и готовили продуктовые наборы для военных и гражданских. Очень большое уважение и благодарность им за это. Сейчас пора им вернуться к работе, поддерживать себя и пытаться платить налоги.

ДОЛЖНЫ ПЕРЕКРЫТЬ ВСЕ ОПАСНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ, С КОТОРЫХ МОЖЕТ БЫТЬ ПОВТОРНОЕ НАСТУПЛЕНИЕ ВРАГА НА ХАРЬКОВ

– Вы уже отметили, что рассматриваете разные сценарии военной ситуации. Очевидно, повторное наступление на Харьков тоже. Регион готов к этому?

– Из того, что я могу озвучить вам – мы делаем все, чтобы враг не прошел. Мы перекрываем абсолютно все наиболее опасные направления, с которых можем ожидать наступление.

Ангелина Страшкулич, Харьков

Фото: Укринформ и facebook Олега Синегубова

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2022 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-