Татьяна Коннорова, мама азовца, которого считают погибшим
Украинские гены убивали, а они взяли и возродились. И в моем ребенке тоже
25.07.2022 09:30

Он совсем не был радикалом. У него не было татуировок. Его фото было на бордах рекламы «Азова». Станислав – боец, представитель современной профессии, социолог из университета Шевченко. Он мог бы без проблем вступить в любой западный вуз или во Французский иностранный легион с последующим обретением французского гражданства. Но патриотизм – это тоже духовный поиск, мощный, драматический и неотступный, который определил пути лучших мужчин Украины. Лучших ее сыновей. А порой - единственных сыновей в семье.

Мы договариваемся с мамой Станислава встретиться в районе Театральной, и когда она указывает место, "возле центрального гастронома", я отмечаю: только третье поколение киевлян помнит, что возле перепечки был гастроном.

В конце концов, мы передоговариваемся встретиться в Укринформе, и она спрашивает: "Укринформ - это то место, где висел плакат: "Свободу Роману Сущенко?" Это действительно именно то место, более того, мы разговариваем в том самом кабинете, на балконе которого висел портрет Романа, когда он был в Лефортово.

Татьяна с ходу узнает висящие на стенах портреты и репродукции, и на мой вопрос, интересуется ли она церковью и искусством, отвечает: нет, это просто общая эрудиция.

МЫ НА ВЕЛОСИПЕДАХ ПУТЕШЕСТВОВАЛИ ПО МЕСТАМ ГЕТМАНЩИНЫ

- Я абсолютно не медийный человек, но согласилась на это интервью, потому что очень боюсь, что со временем забудут подвиг погибших героев. Мне казалось, что у нас одна душа на двоих, – я же предупреждала, что сейчас заплачу (она плачет и через минуту продолжает). – Потерять ребенка, твою родную душу – это самое страшное, что в принципе может произойти с человеком. Знаете, какой веселой и содержательной была наша жизнь раньше? Мы всей семьей обожали туризм, походы и путешествия: Крым, Карпаты и другие интересные места Украины и мира и большинство из них со Станиславом. Впервые в турпоход с рюкзаком Станислав пошел в четыре с половиной года. Позже он говорил, что маленьким шел с нами, потому что у него не было выбора, потому что он ребенок, а потом уже с нетерпением ждал следующей поездки.

На мой взгляд, именно турпоездки повлияли на черты его характера – ощущение дружбы, взаимопомощи, искренности, умения работать в команде. Тренировки, школы выживания, лыжи, велосипеды, байдарки – это все было частью его увлечений. Как, собственно, и книги.

Я люблю историю с детства. История - это целая вселенная, которую мы последние десятилетия узнавали все больше. И Стас увлекся тоже. Особенно если семейная история - часть истории страны. В 30-х годах мои бабушка с дедушкой в голод приехали из Киевщины в Киев, моя семья выжила благодаря тому, что мой дедушка в 1933 году работал на хлебозаводе на Красноармейской. Одна девочка у них умерла от голода. Поэтому знания о Голодоморе были частью истории семьи.

Мы много путешествовали всей семьей. У нас была прекрасная компания: я с мужем и Стас со своей девушкой. У нас было интересно, весело и душевно.

Мы путешествовали на велосипедах по всем городам и селам, связанным с Гетманщиной. Когда-то доехали до Шостки электричкой, велосипеды у нас были с собой, там расчехлились. Первая стоянка и ночлег были в Новгороде-Северском, потом доехали до Коропа, там стояла артиллерия Нежинского полка времен Гетманщины. Мы должны были доехать до Батурина, посетить музеи, дальше – в Бахмач, и электричкой вернуться. У нас была прекрасная компания, самые высокие моменты радости, где все вместе, никто никого не оставит. Потом отдельно были в Чигирине. Как-то история Украины всегда очень глубоко нас интересовала. Повстанческие песни мы знали раньше.

Каждый раз после путешествий по миру он возвращался с уверенностью, что он никуда не уедет из Украины, потому что еще больше оценить свою страну можно, когда ты видишь другие. Он видел ее потенциал и красоту – Кинбурн, Холодный Яр, Северщина, Закарпатье, Полесье. Всюду, где бы мы ни были, он действительно видел это. Помню, плывем на байдарках по Черниговщине, а он говорит: «А Десна действительно зачарованная, сосны, птички, цвета, как хорошо». Он действительно любил Украину и хотел ее защищать.

Несколько лет назад мы путешествовали по местам освободительной борьбы, я уже тогда увидела в сыне мотивированного патриота.

ПОЧЕМУ ОН ВЫБРАЛ «АЗОВ»

Меня иногда спрашивают, как увлечение историей превратило его в воина. И почему он выбрал именно «Азов».

В 2014-2015 годах часть его знакомых ребят уже пошла в «Азов». Он (тогда еще студент) был постоянно на связи с ними. И тогда он уже это исповедовал. Если ты гражданин этого государства, ты должен что-то для него сделать. И в моем сыне, и в ребятах «Азова» никогда не было ни грамма имитации. Все было настоящее. Мой сын искренне верил в то, что он делает.

Он начал искать, где именно ему служить, и когда попал в «Азов», понял – это оно. «Азов» на тот момент – наиболее подготовленное, профессиональное и мотивированное подразделение.

В гражданской жизни он готовился к службе, тренировался, бегал, ходил на большие расстояния. У Стаса были отдельные подготовительные физические комплексы.

Перед подписанием контракта длительное время проходил медкомиссию: у него были некоторые проблемы со здоровьем, на которые он решил не обращать внимания. В «Азове» он прошел КМБ, во время ночного марш-броска повредил ногу, но преодолел дистанцию, и списываться не стал, потому что понимал, что следующий курс может быть не сразу.

Осенью он звонит мне и говорит: мам, мы с девушкой хотим обручиться. Я говорю: ой, как интересно, как в 19 веке, ну давайте, обручайтесь. Он заказал в ювелирной мастерской кольцо особой формы специально для помолвки, заплатил аванс, а тут война, не успели обручиться.

В первые дни войны, разговаривая по телефону, на мое волнение, как там будет дальше, он только рассмеялся:

– Мама, а для чего я это все делал? Я здесь, чтобы защищать страну, защищать вас. Даже азовцы, которые в другом городе на учениях, возвращаются в Мариуполь, чтобы защищать Украину. На вопрос, что тебя могут убить, отвечал:

- Меня где угодно могут убить, мам, - мягко говорил он, - мы победим.

– Я знаю, что мы победим, сына. Но какова цена?

– Эту гидру следует наконец преодолеть. Цена для такого неважна.

Она снова умолкает. И плачет.

И после молчания продолжает.

– Когда я читала «Холодный Яр» Горлиса-Горского, я думала, что таких преданных, целеустремленных и сознательных украинцев уже не существует. Но потом я поняла, что они есть, и это азовцы. Украинские гены убивали во время советской оккупации Украины. А они взяли и возродились. И в моем ребенке тоже.

Все бойцы «Азова», кроме воевать, обладают комплексом дополнительных навыков войны. Стас был парамедиком подразделения, спасал ребят при ранениях.

Я сейчас общаюсь с его побратимами, которые вернулись из плена, они рассказывают, как сын спокойно и профессионально выполнял свои боевые и медицинские обязанности.

Пытаюсь как можно больше узнать о том, каким воином был Стас, все время в поиске, пытаюсь воспроизвести последние дни. Якобы на переправе возле реки после серьезного обстрела Стас погиб. Я знаю вероятное место, где он находился до исчезновения или гибели.

Может, кто-то увидит в этом моем поиске неспособность принимать реальность, но это не так. Я просто хочу разыскать его живого или мертвого, потому что на данном этапе неопровержимых доказательств, что он погиб, нет. Собственно, тела нет.

У меня уже есть некоторая информация о событиях того дня. И продолжаю искать. Разве это много: желание нормально похоронить сына? А параллельно возникает много других проблем. Мы, родственники погибших, не можем беспрепятственно оформить документы на наших погибших родных и пока не всегда видим желание государственных институтов идти нам на встречу. А там есть вдовы с маленькими детьми, которые без жилья остались.

ХХХ

Недавно сорок дней было, пришла девушка сына, у нее на руке было то самое кольцо, которое Стас заказал ей на помолвку, они прислали ей уже без денег.

Это так страшно, ехать на машине, видеть своего ребенка на бордах, и знать, что его нет. Сам факт существования сына, моего лучшего друга и близкой души? всегда был для меня стимулом и вдохновением для жизни. Но он всегда знал, что делает и видел в этом смысл.

Постскриптум

Абсолютное большинство наших читателей с начала войны слушали и читали перехваты разговоров врага, которые публиковали украинские военные ведомства. И одним из наибольших открытий была аморальность российских матерей. Некоторые из них поучали сыновей, которые хотели поскорее вернуться из Украины, что это священная война и, мол, воюй. Кто-то откровенно намекал, что там зарплаты лучше. Некоторые удобряли диалоги таким матом, о существовании которого здесь и не знали. Мы своими глазами видели, как разрушается миф о российских матерях. И на фоне стойкого чувства отвращения к орковским семьям на наших глазах рождается и увеличивается символический капитал. Украинские мамы – что-то невероятно прекрасное. И в том, как растят своих ребят, и в том, как дают своим детям крылья, и в том, как, преодолевая огромный страх, отпускают на войну, и в том, как, преодолевая огромную боль, ищут их на полях боев. Время будет бессильным рядом с нашей памятью об этом. И мы этих сыновей увидим не только там, за горизонтом земной жизни. Они будут с нами еще здесь: будут улыбаться нам на страницах учебников истории, будут героями наших книг, фильмов, будут жить в рассказах побратимов и названиях улиц. Каждого из них мы будем знать и каждого будем помнить: благодаря им держится весь наш украинский мир.

Лана Самохвалова, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2022 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-