Российская оборонка: когда украсть надо, но уже негде

Российская оборонка: когда украсть надо, но уже негде

Укринформ
Что происходит в россии с производством оружия «под санкциями» и чего ждать в дальнейшем

Тема реального положения российской оборонной промышленности сегодня интересует многих. Ведь после введения санкций в отношении российских оборонных предприятий и их руководства хочется понять, а что там «за поребриком» и, как надолго у «белокаменной» хватит возможностей ОПК для ведения войны в новых реалиях. Для украинцев этот вопрос особенно важен, ведь они ежедневно страдают от российского оружия, которое массово используется не только по военным, но и по гражданским объектам.

С началом полномасштабного вторжения российская пресса, в том числе и профильные издания, стала очень ограниченно говорить о ситуации в российской оборонке. Эта тема стала относительно закрытой. Впрочем, кое-что добывается украинской разведкой, кое-что «просачивается» в СМИ и социальные сети. И это дает определенное представление о том, какова обстановка в отрасли.

Конечно, российские власти пафосно заявляют о том, что "несмотря на введенные санкции" и "некоторые трудности", к которым они привели, "российская промышленность справляется с существующими вызовами". В действительности ситуация далеко не столь радужна. И в первую очередь это обусловлено системными проблемами, которые с введением санкций еще более обострились.

1. Рост темпов отставания от мира в развитии технологий.

Так сложилось, что советская, а затем российская оборонная промышленность в большинстве направлений догоняла Запад. Те «прогрессивные решения», которые начали появляться в последние десятилетия, обязаны западным технологиям. И прекращение контактов уже имеет существенные последствия.

К примеру, российские процессоры «Байкал» и «Эльбрус», которые должны были стать альтернативой Intel и AMD, как оказалось, производились на Тайване на предприятии TSMC, которое отказалось от сотрудничества с россией. Российские компании «Байкал», МЦСТ, Yadro и STC Module из-за технических ограничений и сложности процесса только проектировали чипы. И это при том финансовом ресурсе, который был у россии. Сейчас компания МЦСТ, являющаяся разработчиком процессоров «Эльбрус», заявила, что начала переговоры с российским заводом «Микрон» о «перенесении производства с Тайваня на завод в Зеленограде». Однако это не решает существующие проблемы в области высоких технологий. Во-первых, сам "Микрон" находится под санкциями. Во-вторых, технологические возможности, которые есть на этом предприятии, далеки от тех, которые есть на TSMC. В-третьих, добиться базового минимального уровня качества и технических возможностей, которые обеспечивались на тайваньском предприятии, не удастся. А если это вдруг случится, стоимость полученных чипов будет в несколько раз выше, чем «приблизительные» аналоги.

И здесь следует напомнить, что именно на эти процессоры ориентировались государственные структуры и оборонная промышленность рф. А это значит, что производство такого высокотехнологичного вооружения, как крылатые ракеты воздушного и морского базирования, современные комплексы ПВО, системы РЭР и РЭБ будут иметь существенные проблемы. И тот факт, что российская армия уже намного уменьшила использование «Искандеров» и «Калибров» и переходит на старое ракетное вооружение, в частности ракеты Х-22 и другие, указывает на то, что проблема все же существует.

Конечно, россия может попытаться покупать чипы у Китая, однако, вряд ли нужного качества. Учитывая глобальный дефицит микроэлектроники, КНР сможет в ближайшее время поставить в россию только микросхемы низкого класса, потому что на передовые продукты существует очередь от 20 до 52 недель. И это еще, если китайцы согласятся рисковать.

2. Сохранение существующего подхода в вопросе развития ОПК.

В России, так же, как и в Советском Союзе, сохраняется тождественная философия функционирования оборонки: «что-то пытаемся делать самостоятельно, что-то сложное и технологичное - исподтишка покупаем через «третьи руки» или крадем, в дальнейшем - копируем и внедряем в производство под маркой уже «Сделано в россии». Построенная за многие годы система оборонного производства, которая до сих пор имеет место в рф, позволяет создавать что-то новое и современное скорее не благодаря, а вопреки.

К примеру, длительная эпопея с вложением фантастических средств в создание авиационных дронов для российской армии закончилась банальной покупкой лицензии у Израиля на производство Searcher и Bird Eye 400 уже под маркой «Форпост» и «Застава» соответственно. Позже появился уже БПЛА российского производства «Орлан-10», ставший самым массовым военным беспилотником. Однако боевые действия в Украине показали, что среди трофеев начали появляться дроны, принадлежащие не только МО, но и МЧС и другим ведомственным структурам россии, и показывают реальную ситуацию в выпускающей их промышленности.

И такие проблемы не только с дронами, где находится импортная элементная база. То же с прицелами к БМД и танкам, тепловизионным комплексом «Ирония» и комплексом наблюдения «Сыч-3», где ключевые технологические элементы импортные. Впрочем, эти изделия громко называются «исключительно русскими».

Конечно, можно сказать, что сейчас весь мир применяет метод интеграции передовых решений в собственные разработки. Нет ни одного высокотехнологичного военного изделия, где бы не было комплектующих, изготовленных разными производителями. Ибо речь идет о самом лучшем, о конкуренции и стремлении получить что-то передовое и действительно эффективное. На Западе производитель конечного продукта наоборот будет хвастаться, что в его вооружении используется изделие другого известного производителя, которое является лучшим в мире, и не скрывает этот факт, как это делается в рф.

С разрывом отношений с Западом и потерей доступа к современным технологическим решениям москва в дальнейшем будет все больше погружаться в атмосферу постоянного страха, что ее поймают с поличным - на краже, контрабанде или мутных схемах приобретения через кучу посредников.

3. Утрата компетенций в сфере станкостроения и закрытие рынков для получения новых станков с ЧПУ (числовым программным управлением).

Вопрос современных станков является одним из ключевых для российской оборонки. Он неоднократно поднимался на высшем уровне, ведь по состоянию на 2014-2015 годы 90% станков для ОПК и других отраслей промышленности импортировалось рф из-за границы. Безумные средства вкладывались в уменьшение зависимости, однако, в конце концов, премьер-министр россии Михаил Мишустин в июле 2022 года, посетив концерн «Калашников», заявил о «необходимости восстанавливать отечественное станкостроение». Мол, это «поможет добиться выполнения задачи технологического суверенитета страны». А как же заявления главы Минпромторга Дениса Мантурова еще в 2016 году, когда он сорвал аплодисменты депутатов, сказав, что к 2020 г. на внутреннем рынке доля «родных» станков для металлообработки с ЧПУ увеличится более чем в три раза: сейчас 20%, а будет 60 %? А как быть с ранее объявленными целями о том, что «к 2020 г. рф снизит зависимость от ввозимых станков до 50-60%» с 90%?

В действительности ситуация гораздо хуже, даже несмотря на то, что в стране есть собственные производители станков.

Ярким примером, как это происходило и до сих пор происходит в рф, является история 2019 года, когда президент путин посетил Казанский авиационный завод имени С.П. Горбунова, где ему показали новый станок, изготовленный в Коломне на заводе "лидера российского станкостроения" группы компаний "СТАН". Президент промышленников похвалил, но впоследствии оказалось, что российский станок как две капли воды похож на итальянский от фирмы Camozzi. В дальнейшем выяснилось, что российский производитель действительно купил незавершенный итальянский станок за 131 млн рублей, но со всей сложной начинкой. Затем его немного «довел» в Коломне, назвал отечественным СК6П 500 CNC и продал в Казань за 318 млн рублей – более чем вдвое дороже, потратив на это средства по госпрограмме модернизации оборонки.

Да, в рф все же производят собственные станки, однако настоящий их уровень по сравнению с западными и даже с азиатскими аналогами намного ниже. А в условиях потери доступа к компонентной базе ситуация будет только обостряться. Приобрести же современные станки уже невозможно напрямую и не факт, что в текущих условиях это можно будет сделать и через посредников. То есть по факту придется работать с тем парком станков, который есть. Вопрос в том, надолго ли его хватит.

4. Обострение кадровой проблемы.

Согласно недавнему (июнь 2022 г.) заявлению заместителя председателя правительства рф Юрия Борисова, дефицит кадров на российских предприятиях оборонно-промышленного комплекса в ближайшее время составит около 400 тыс. человек, 120 тыс. из них – кадры с высшим образованием (в целом в ОПК РФ работает около 2,5 млн человек). Официально заявляется, что 30% всего производственного персонала на предприятиях ОПК – молодые люди до 35 лет, однако возникают большие сомнения, что так оно есть на самом деле.

Существует проблема и со средним возрастом на предприятиях по стране, и с должной оплатой труда, и вообще с заказами на производство.

В частности, российские ИТ-специалисты, без которых сегодня не обойтись, массово покидают рф. По приблизительным подсчетам по состоянию на апрель 2022 года из страны выехали около 150-170 тыс. человек. Значительная часть этих специалистов работала в западных компаниях, получая за работу большие гонорары. Поэтому немногие из них будут стремиться выходить на работу на российские оборонные предприятия с гораздо более низким уровнем оплаты труда.

Свидетельством того, что с зарплатами не все «гладко», являются данные ГУР МО Украины. Разведка в мае 2022 года получила и обнародовала документ, где профсоюзная организация гражданского персонала одного из оборонных предприятий в Сибирском регионе направила письмо главе правительства рф Михаилу Мишустину, с жалобой на низкие заработные платы, а также на то, что в течение длительного времени индексация зарплат вообще не проводилась. Оклады работников многих специальностей составляют 6-8 тыс. рублей (около 2,5-3,3 тыс. грн) в месяц. В обращении премьера предупреждали о риске «развития критической кадровой ситуации» по гражданскому персоналу вооруженных сил, который составляет почти 50% личного состава. Ранее о возможных социальных возмущениях из-за стремительного падения заработков и снижения уровня жизни предупреждали архангельские профсоюзы.

Аналогичная ситуация сложилась на многих предприятиях ОПК рф. Да, там зарплата немного больше чем у гражданского персонала Вооруженных Сил, однако колеблется в пределах 30-50 тыс. рублей в месяц в среднем, не учитывая менеджмент. А это в условиях скачка цен в России как на продукты питания, так и на коммунальные услуги, не добавляет оптимизма любому, кто хочет прокормить собственную семью.

И ситуация усугубляется. Российский бюджет не получает желаемых доходов от продаж углеводородов и оружия, но должен тратить только на войну в Украине около $400 млн. в день (на Сирию, для сравнения, до 10 млн. долларов в день), а также миллиарды на пропагандистскую машину.

И еще проблема! Опять же, по данным ГУР МОУ, директора российских оборонных заводов отказываются от ремонта военной техники, которая идет из Украины. Оказывается, доставляя в ремонтные базы поврежденную технику, россияне умудряются ее полностью разукомплектовать, а запчасти и агрегаты продают или обменивают на алкоголь. До заводов иногда доезжают только обгоревшие остовы БМП и танков. Спасти ситуацию командование пыталось с помощью специально созданных ремонтных бригад, которые должны восстанавливать технику вблизи зон боевых действий. Однако коррупция среди военного руководства рф свела и эту попытку насмарку.

Так что выпускники вузов, которые направляются для работы на предприятия ОПК, сталкиваясь с реальностью, нередко или отказываются там работать, или максимум после года-двух увольняются и ищут возможности другого заработка, в том числе заграницей. И если раньше они смотрели в сторону Европы, то сейчас это – Азия.

Колоссальные потуги, которые сейчас российские власти пытаются делать с целью привлечения кадров к работе на ОПК, не приносят желаемых результатов. К примеру, Концерн ПВО «Алмаз-Антей», выстраивавший несколько лет работу со школами и вузами, «тестировал» молодых людей, проводил собеседования, закреплял кураторов, помогал решать любые вопросы, включая бытовые, столкнулся с ситуацией, когда в 2020 году на целевое обучение от Концерна поступили… 48 человек.

Лучше не будет

И это всего лишь несколько системных проблем российской оборонки.

Наряду с этим есть большие проблемы в отдельных отраслях, в частности, с комплектующими. В авиастроении ремонт и сервис взятых в лизинг и невозвращенных Airbus и Boeing уже невозможен; не хватает компонентов и для ремонта и сервиса самолетов «Ан», «Ил» и «Ту», почти закончились остатки комплектующих в подавляющем количестве вертолетного парка, оснащенного двигателями ТВ3-117. В автостроении из-за нехватки импортных составляющих КаМаз сокращает производство на 40% и переходит на собственные старые модели и на казахские, узбекские и туркменские детали. В танкостроении – «Уралвагонзавод» уже упустил возможность получать французскую тепловизионную аппаратуру и ряд импортных составляющих для «новейших» танков и исчерпывает свои запасы.

Еще один маркер состояния российского ОПК – экспорт. В июле 2022 года о прекращении участия в международных рейтингах крупнейших мировых производителей вооружений объявил тот же концерн «Алмаз-Антей». Там объяснили это решение нежеланием публиковать «чувствительную информацию» о выручке. Как известно, "Алмаз-Антей" выпускает такие изделия, как баллистическая ракета "Сармат", ЗРС С-300, С-400 и С-500, комплексы "Бук" и т.д. Концерн последние десять лет попадал в первую двадцатку международных рейтингов. Однако с введением санкций ситуация поменялась. Экспорт значительно сократился, хотя россияне традиционно пытаются держать «хорошую мину при плохой игре» и подчеркивают, что выход из рейтинга связан с тем, что «не считают возможным разглашать некоторые сведения о себе», ведь распространение такой информации может быть «использовано для дальнейшего усиления санкционного давления на компанию, ее российских и зарубежных партнеров». На самом деле ситуация прозаичная. Экспорт значительно сократился, ведь большинство стран мира считают токсичным сотрудничество с рф из-за ее агрессивных действий в отношении Украины. Одним из наиболее ярких примеров является пересмотр своей политики сотрудничества с рф крупнейшим потребителем российского вооружения – Индией.

В общем, ситуацию в российской оборонке можно описать следующей ассоциативной картиной: самолет стремительно теряет высоту, пилот, понимая неотвратимость плохих последствий, героически пытается удержать его от падения, а стюардесса, в свою очередь с милой улыбкой успокаивает пассажиров, раздавая всем бесплатные одурманивающие напитки, ведь терять уже нечего…

Антон Михненко, Defense Express, для Укринформа

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2022 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-