Кто кому «старшие» / «младшие», «большие» / «малые»: размышления о московских подходах к написанию истории

Кто кому «старшие» / «младшие», «большие» / «малые»: размышления о московских подходах к написанию истории

Укринформ
Любое издание по истории россии неизменно изобилует фразами о «старших братьях», «малых народах», «Великороссии», «Малороссии» и иных категориях, зародившихся и тиражируемых лишь в российском псевдонаучном дискурсе. 

Даже на уровне современных политических документов рф довольно широко употребляется термин «коренные малочисленные народы россии», по сути своей обозначающий этнические группы, проживающие в пределах границ современной россии. «Великие», разумеется, всегда были и есть только сами «хозяева» – россияне. Да вот только один парадокс: из всех «объективных» предпосылок считать их таковыми – лишь проявления воспалённого самолюбия московского руководства, обострившиеся в первой четверти XVIII века, когда Пётр I обозвал московское царство российской империей, а её население, которое составляли преимущественно захваченные в течение трёх веков представители тюркских и финно-угорских народов, вмиг стало «русскими». Стало быть, сама по себе группа людей, именуемых подобным образом, так или иначе сложилась лишь в петровские времена. Однако украинцы, казахи, грузины, а также другие менее численные народы, «завоёванные силою русского оружия», существовали как самостоятельные этно-социальные образования на протяжении многих столетий (если не тысячелетий) до прихода московских «освободителей». Как же тогда они могут быть «младшими» или «малыми» относительно россиян?

Среди современных бизнесменов довольно широко бытует мнение о том, что первый миллион никогда честным не бывает, первый капитал крупной фирмы обязательно сформирован за счёт каких-то махинаций, пусть даже и мелких. В случае с россией этот принцип оправдывается в полной мере, однако в этом случае таковыми являются не только первые, но и все последующие «миллионы», накопленные московским правительством до сегодняшнего дня. Дабы не быть голословными, обратимся к историческим документам. Например, в описании дел «Государственного архива министерства иностранных дел» читаем: «В 1707 году в ведомостях сибирской губернии из Тобольска показано, что тобольском уезде, около р. Исети и во окружности оной, русские люди в татарских могилах и кладбищах выкапывают золотые и серебряные всякие вещи и посуду, чего ради велено взять известия: откуда те татары в прежние лета такое золото получали, или из которого государства оное ими привожено было?» Это не что иное, как свидетельство работы одной из «экспедиций», практика отправки которых стала при Петре довольно широко распространённой. Если сегодня путин называет себя «продолжателем славных петровских дел», то сам его «идейный вдохновитель» позиционировал себя как последователь «царя и великого князя всея Руси» Ивана Грозного. Одним из «великих дел», которые Пётр намеревался довести до логического завершения, было полое покорение Сибири. Мотивация простейшая: населяли её татарские народы – наследники Золотой Орды, которых надо было как следует «проучить» за несколько веков «ига» на Руси. Собственно, те же предпосылки, что и к депортации крымских татар – «коллаборантов» в 1944 г. Не положено «злодеям» владеть такими богатствами, срочно реквизировать в царскую казну! Так и начал формироваться тот самый «первый российский миллион» …

Дальнейшее изучение текста документа свидетельствует о том, что по приказу недоимператора московские чиновники выведали не только все пути, которыми к татарам приходили драгоценные металлы, но также и технологии их обработки для производства конкурентоспособных изделий из них. Помимо того, «некий башкирец-де именем Батайко объявил, что от Иртыша в заливе на острове видел город, построенный из дикого камня и около того города каменный ров». Это прямое подтверждение обработки местного населения с целью разведать дальнейшие «лакомые» территории для завоеваний. И сразу же находилась куча оснований, по которым они записывались в список «исконно русских» и, соответственно, немедля подлежали «освобождению» в порядке «восстановлению исторической справедливости». Именно таковым был порядок формирования «русской государственной области», не имеющей постоянных границ. Главным принципом её образования следует считать исключительно степень стратегической выгоды захвата тех или иных территорий для целей кремлёвской клики на том или ином историческом этапе. В таком случае возникает логическое противоречие: как определение государственных границ может происходить после самого по себе создания государства? Если так, тогда о каких «глубоких исторических корнях российской государственности» может вообще идти речь? Даже если принять кремлёвскую аксиому о роли московии как «руководящей и направляющей силы» для ряда народов, то складывание её как некоего центра государственного притяжения также весьма сомнительно ввиду отсутствия самостоятельной культуры (в том числе, политической), которую можно было бы противопоставить присоединяемым народам, да и, собственно, этнической основы. Стало быть, «выживаемость» аргументов российских историков в данном случае стремится к нулю.

Фридрих Христиан Вебер, немецкий посол при дворе Петра I, в своей книге с красноречивым названием «Изменившаяся россия» писал: «Январь 1716 года. Князь Гагарин, бывший губернатор всей Сибири, вследствие полученного известия, что на восточном краю Каспийского моря, в стране Самарканд, где, как говорят, родился великий Тамерлан, открыли некоторые минералы, послал туда из Сибири людей и велел исследовать почву». Само по себе название книги как бы указывало на «коренные изменения» в государственном строе московии, однако они произошли только лишь на словах. Как видно хотя бы даже из приведённой цитаты, политика царизма зиждилась на захватнических целях и реваншистских интересах, а никак не на построении общегосударственного благополучия, о котором столько написано в трудах российских историков. Эпоха Петра стала лишь неким общим знаменателем для сложившихся ранее экспансионистских принципов московского внешнеполитического курса, в чём, собственно, и состояло всё «новаторство» имперского строя. Как и прежде, в действиях царского правительства превалировал символизм, а не рационализм, стремление путём пусть даже огромных человеческих утрат показать всему миру «верховенство» своего режима, а также расширить собственные владения в порядке самоутверждения за счёт осознания способности своего режима в один миг стереть с лица земли народы с многолетней насыщенной историей. Лишь по причине «нероссийскости» они обрели название «малых» или, как говорил уже в советские времена, «младших братьев». Да только вот загвоздка: если бы не природные и человеческие ресурсы «младших», то как бы «старший брат» скопил свои баснословные богатства и утверждал статус империи в мире? И что, помимо административно-полицейской системы и чужого непонятного языка, «старшие братья» за несколько столетий смогли реально предоставить «младшим»? Все народы, так или иначе находящиеся по сей день в орбите российского имперского влияния, претерпевают систематические нападки на свою национальную культуру. Те из них, которые на сегодняшний день входят в состав российской федерации, в большинстве своём находятся на стадии исчезновения в качестве самостоятельных этнических групп. На славу расстарались «старшие братья», ничего уж тут не скажешь…

Небезосновательно утверждать, что московское государство само по себе является преступным. Так, в «Полном собрании законов российской империи» в записи под № 3738 читаем: «В доношении в Сенат Сибирского Губернатора Князя Черкасского написано: золото, которое в могилах находят, на Его Царское Величество закупать ли? И по Его Царского Величества указу и по Сенатским приговорам велено: 1720 сентября 1 дня: золото, которое годится в передел, покупать настоящею ценою без передачи. 1721 февраля 16 дня: курьёзные вещи, которые находятся в Сибири, покупать Сибирскому Губернатору, или кому где надлежит, настоящею ценою и не переплавливая, присылать в Берег- и Мануфактур-Коллегию, а в оной, потому ж не переплавливая, об оных докладывать Его Величеству». Проще говоря, произошло следующее: после самозахвата территории новые «хозяева» стали распоряжаться всем награбленным на свой лад, не допуская какого-либо участия местного населения в этих процессах. Также, как видно из приведённого текста, «высочайшая воля государя» имела полноценную юридическую силу наравне с писанным законодательством, если даже не превалировала над ним: в каждом конкретном случае наивысшее значение имело слово правителя, обличённое в форму указа или даже не подвергнутое письменной формализации. Заметим, что речь не идёт даже об «обычаях русского народа», который считался гораздо выше всех остальных в цивилизационном отношении. Как же так, «старшему брату» нечем было поделиться с «младшими»? Если и было, то, как свидетельствует история, только лишь слепым безоговорочным послушанием прихотям вождя. Даже завоеватели Древнего Мира привносили на захваченные территории свои обычаи. Выходит, московиты расписались в своей беспомощности и отсталости, не имея ничего хоть сколько-нибудь удобоваримого, дабы предложить своим «младшим братьям». Вот уж поистине исторический «прокол» …

На сегодняшний день в составе населения российской федерации только официально насчитывается 193 различных народа. Называя их на уровне актов законодательства «коренными малочисленными народами», путинские власти совершенно забывают о предпосылках той самой малочисленности. А ведь они связаны непосредственно с «мудрой» политикой имперского центра, которая в разных формах была направлена на ассимиляцию населения захваченных земель с целью интеграции его представителей в единую общность «русских». Все эти крокодильи слёзы властей по поводу необходимости «защиты» их национальных прав и сохранения культуры – не что иное, как следствие аксиоматического принятия путинистами факта забвения «малыми народами» своей настоящей истории и пребывания их в неведении о тщательно скрываемых правдивых сведениях об «исторических связях» с россией. Происходит просто-напросто конструирование концепции национального превосходства россиян в отношении всех других народов, находящееся в наши дни на своей высшей стадии. Это та отличительная черта, которая характерна для классических проявлений тоталитаризма, в частности нацизма. Ввиду зверств, осуществляемых унитазной армией на полях сражений «спецоперации» в Украине, вскоре в мире вряд ли останется хоть одна страна, где российскую государственную идеологию будут воспринимать как-то иначе. Что сказать, путлер идёт к успеху семимильными шагами. Как говорится, за что боролись…

Национальная академия СБУ

* Мнение автора публикации может не совпадать с позицией агентства

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2022 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-