Лаборатория имперских экспериментов: значение Кавказа для россии

Лаборатория имперских экспериментов: значение Кавказа для россии

Укринформ
Анализируя поддержку путинского режима в отдельных российских регионах, нетрудно заметить, что наивысшие её показатели отмечаются в республиках Кавказа. 

Это традиционные мусульманские регионы, которые были покорены имперской властью лишь в середине XIX в. По логике, для них должна была быть чуждой идеология скрытого за догмами православия «русского мира». Однако в ходе состоявшегося 30 марта Круглого стола «Мировые традиционные религии против идеологии нацизма и фашизма в XXI веке» глава координационного центра мусульман Северного Кавказа Исмаил Бердиев, комментируя «спецоперацию» в Украине, заявил: «Нелюди, которые там находятся, хотят истреблять мирных жителей, они не пропустят никого. Поэтому мы должны завершить эту операцию до конца. И никаких переговоров вести не нужно, если даже согласятся на капитуляцию. Нужно истреблять их до конца. Никакой Украины быть не должно». Более того, несколькими днями позднее в сообщении о мобилизации дополнительных резервов для армии агрессора отмечалось, что первоочерёдными регионами для её проведения станут Дагестан, Ингушетия и Калмыкия – все сплошь кавказские регионы. В чём же секрет этих, казалось бы, парадоксов?

Российские историки называют деятельность российской империи по оккупации народов Кавказа не иначе, как «структурной адаптацией к новым условиям традиционных форм управления». Сама по себе формулировка указывает на то, что их рассматривали как низший сорт по сравнению с россиянами, инструмент для удовлетворения имперских интересов. Те самые пресловутые «усилия» российского правительства по «преодолению их обособленности от политико-правового и культурного пространства российской империи» можно объединить в несколько групп: планомерное создание системы органов административно-полицейского надзора, введение контроля над мусульманским духовенством, разрушение традиционного для местных жителей хозяйственного уклада, детальное изучение их культуры и быта для определения векторов разрушения.

Государственность на Кавказе, по многочисленным свидетельствам западноевропейских путешественников, известна ещё до золотоордынского владычества, начавшегося в середине XIII в. Несмотря на «несовершенство» её форм, о котором так яростно заявляют россияне, возникла она однозначно намного раньше московской. Стало быть, следует признать несостоятельным и тезис российской пропаганды о том, что «собственный исторический опыт» сформировался у кавказских народов лишь в XIХ в. Они вынуждены были создать своеобразный политический союз под предводительством Дагестана, дабы противостоять российской угрозе, а пропагандисты представили это как «внутреннее своеобразие и единство» региона. Эти процессы подогревались имперскими агентами, дабы разрушить традиционную клановую систему, против которой российское дворянство значительно проигрывало. Поэтому деятельность самодержавия по «инкорпорации элементов традиционного управления в российские административно-политические институты власти» вряд ли можно рассматривать в ключе «прогрессивного развития» Кавказа.

«Структурирование социального опыта» захваченных этносов состояло на самом деле в искусственном создании лояльного отношения местного населения к оккупационным властям. После масштабного восстания 1877–1878 гг. состоялись массовые выселения мятежников в Сибирь и поселение на их место лояльных к власти подданных из других регионов. То явление, которое российские историки завуалированно называют «взаимодействием традиций и инноваций», на самом деле представляло собой ассимиляцию тех этносов, которые проживали там издавна. Если в других регионах империи в органах земского самоуправления служили преимущественно представители местного населения, дабы продемонстрировать «близость» власти к народу, то на Кавказе не было даже такой бутафории. Земства, среди прочего, вели различного рода статистический учёт, поэтому предоставленным данным по демографической ситуации в регионе под имперским правлениям вряд ли можно безоговорочно верить. Уже тогда формировалась огромная пропасть между местными властями и населением.

Весьма радикально отзываются россияне и об исламе – о «пагубном влиянии магометанского правления» на кавказские народы. Они убеждены, что подход к организации власти в мусульманских странах «иррационален». В их представлении у мусульман государство – «служитель религии», потому как верховная власть принадлежит Аллаху. Столь вольная трактовка сути одной из крупнейших мировых религий связана с тем, что её постулаты не удовлетворяли запросов российских оккупантов. Дело в том, что священная книга Коран определяет уклад жизни мусульманина в целом, а не только лишь особенности организации власти. Система ценностей, производная от ислама, является превыше всего для исповедующего его человека. Община умма по сути и представляет собой государство, только в ней все сплочены вокруг идеи служению Аллаху, а не какому-то правителю как личности. Для каждого свой путь служения, в том числе и для халифа – наместника Бога на земле. Поэтому никакое государство не «служит» религии, она, в сущности, является определяющим фактором для организации жизни мусульманина вообще, его взглядов и убеждений.

Российским завоевателям нужно было приблизить исламские каноны к устоявшейся системе имперской диктатуры. Для этого создавалось отдельное магометанское правление для народов Кавказа, подчинявшееся напрямую царскому правительству. Глубинная суть такого решения состояла в том, что для мусульман того времени верховным халифом был турецкий султан, а таким способом можно было якобы минимизировать его пагубное влияние на местные народы. В лучших традициях пропаганды издавались сборники из воспоминаний местных жителей о «зверствах» османской армии на Кавказе, от которых их срочно нужно было «спасать». За созданием магометанского правления последовали решения о ликвидации традиционных атрибутов исламской жизни (суда по шариату, коллегий богословов и т.д.), повлекшие за собой постепенное переустройство общества по подобию российских порядков. Правящая верхушка оставалась мусульманами, однако полностью была обособлена от народа и подчинена имперской власти. Спекуляция на искажённой трактовке главных постулатов исламского вероучения стала основой содержания народов в покорности, что происходит и по сей день.

Народы Кавказа, самое время вспомнить свои исторические истоки и восстановить справедливость!

Национальная академия СБУ

* Мнение автора публикации может не совпадать с позицией агентства

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2022 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-