Эволюция по-русски: уникальность неумолимого застоя

Эволюция по-русски: уникальность неумолимого застоя

Укринформ
История человечества в целом представляет собой поступательное движение от примитивных форм организации человеческого общества от примитивных форм к всё более и более совершенным. 

Параллельно с этим происходит и трансформация системы человеческих ценностей, культуры и моральных установок. Если на заре человечества преимущественно имели место формы присваивающего хозяйства, предполагавшие лишь собирание плодов или ловлю диких животных, то со временем их стали вытеснять воспроизводственные, направленные на создание продуктов в результате человеческого труда – земледелие, ремёсла, животноводство. Точно так же и государства: если правители первых из них конкурировали между собой за лучшие условия для жизни, то в дальнейшем каждый стал улучшать своё жизненное пространство в занимаемых пределах.

Однако в случае с российским государством эта схема не работает. Формы его существования – московское княжество, московское царство, российская империя, советский союз и российская федерация – это всего лишь разные наименования одного и того же явления, мимикрирующего в новых исторических условиях. Правители каждого из этих образований видят возможность достижения успехов на своём поприще лишь путём подчинения себе всего мира под разными предлогами. Так, московские князья с начала XIII в. фактически находились на службе у золотоордынских ханов, а спустя полтора столетия вступили с ними в борьбу за контроль над захваченными территориями. «Освобождение» тех или иных княжеств из-под золотоордынского владычества означало лишь смену одного оккупанта на другого. После ликвидации около 1480 г. власти единого хана московский князь принял от него знамя в выполнении «заветов» Чингисхана по захвату всего мира – не вложить меч в ножны, пока не будет покорён последний из существующих на земле народов.

Сообразив, что окончательно прекратила существование Византийская империя, рухнувшая под ударами турок в 1453 г., московиты переобулись на ходу: теперь уже они провозглашали себя центром мирового православия и «Третьим Римом», наследниками той самой великой Римской империи. Дабы подчеркнуть роль правителя не только как руководителя государства, но и как теперь уже «верховного покровителя» всех христиан мира, с 1523 г. для него был введён титул царя. Это был не древнеримский царь, избираемый на народном собрании и подотчётный ему, а библейский кесарь, помазанник Божий. В связи с этим возникла особая процедура помазания на царство, которую производил глава самопровозглашённой в 1448 г. московской митрополии. Образ царя был сродни древневосточному деспоту или египетскому фараону: атрибуты обожествления (падение ниц, целование рук, поклоны) были практически идентичны существовавшим ещё несколькими тысячелетиями ранее. От западноевропейских суверенов его отличало то, что он имел не только верховную собственность на землю, но и содержал всех своих подданных в личном рабстве. Выше царя – только Бог, поэтому любой, противящийся принятию московского подданства, а фактически экспансии – безбожник, которого необходимо тут же призвать к самому суровому ответу.

Провозглашение Петром І в 1721 г. российской империи – это, по сути, признание реальной сущности государства, живущего за счёт завоеваний. Сделал он это по окончанию Северной войны 1700–1721 гг., реализовав намеченные ещё Иваном Грозным цели по оккупации Прибалтики и выходу к Балтийскому морю. Само по себе название «империя» было выбрано для того, дабы поставить россию в один ряд с провозглашёнными в 1713 г. Прусской и Австрийской империями. Совершенно ничего нового в сущность государственности Пётр не привнёс, а лишь создал более рельефный идеологический базис для всех дальнейших захватнических акций и удержания населения в покорности. Так, окончательно оформилась концепция «служения», согласно которой служба Божья и государева были поставлены в один ряд. Темпы экспансии увеличиваются кратно в сравнении с предыдущими периодами, поскольку за счёт этого россияне пытаются конкурировать с другими странами, разворовывая захваченные территории.

Историк О. Субтельный подсчитал, что к 1917 г. территориальные владения российской империи кратно превышали все подконтрольные московскому царству земли ровно в тысячу раз. Вместе с тем, ежегодный прирост захваченных территорий составлял около 100 тыс. км2. Ежедневно имперские войска захватывали в среднем 80 км2, что эквивалентно среднему современному районному центру. При таких темпах расширения своих границ российские власти должны были бы только на обустройство каждого нового приобретения тратить не одно десятилетие, что невозможно априори, на это не хватило бы никаких ресурсов. Да правители, собственно, в этом не были заинтересованы: каждое новое завоевание служило для них лишь источником новых бесплатных природных ресурсов и рабочей силы. Такой же подход, как и в армии: генералы солдат не жалеют, после войны женщины ещё нарожают новых.

Такое положение дел в государстве привело к тому, что в 1917 г. последний император отрёкся от власти в пользу младшего брата, а тот без раздумий отказался принять престол. Однако российская государственность как явление не исчезла, а начала перерождаться под эгидой большевизма. Провозглашённый в 1922 г. в составе украинской, российской, белорусской и закавказской республик советский союз к 1940 г. состоял уже из тех самых 15 республик – «сестёр». Они охватывали большинство бывших имперских территорий, однако советские власти не оставляли попыток не только до конца вернуть остальные, но и пойти дальше. Идеологическое обоснование такой политики было сходно с имперским, лишь без явной религиозной подоплёки: ввиду невозможности примирения между собой всех наций и слоёв населения среди них должна быть лишь одна господствующая, чтобы остальные безоговорочно её подчинялись.

Естественно на роль такой «нации» претендовал лишь советский народ, сплочением которого руководство активно занималось. Эта деятельность напоминает действие физического закона диффузии, когда молекулы одного вещества должны запомнить пробелы между частицами другого, создав в последствии совершенно новую субстанцию. Ведь нельзя объяснить иначе правительственные решения, связанные с направлением выпускников вузов на работу в отдалённые от их родных городов уголки советского союза и с таким же подходом к распределению по местам службы призывников в советской армии. На внешнеполитическом уровне экспансия, прикрытая идеей построения «мира во всём мире», воплощалась в установлении в ряде стран прокоммунистических режимов, напрямую управляемых из кремля.

Советская идеология также гласила, что покуда примирение классовых интересов невозможно, то следует всеми возможными способами истреблять противников господствующего режима. Это мир увидел на ярких примерах подавления восстаний в Будапеште (1956 г.), Праге (1968 г.), позорной войны в Афганистане (1979–1989 гг.), а также постоянного пресечения попыток диссидентов явить миру правду о деятельности советских властей. Любой, кто пытался открыто изобличить русификаторскую сущность советского режима, тут же попадал в поле зрения компетентных органов. На протяжении всего периода существования советского союза до его граждан доносились идеи об их исключительности и якобы преимуществах советского образа жизни перед западным. Вместе с тем, республикам предоставлялась свобода развития национальных культур, но лишь в ограниченных пределах: мол, и этого не получите, если будете выступать против советского строя. Словом, те же имперские декорации, только под другим названием.

Процесс «создания большевистской мировой республики» претерпел полнейший крах в связи с тем, что советские республики окончательно утратили связи с московским центром. Державшаяся 70 лет на одной только пропаганде махина рухнула в одночасье тогда же, когда обрушился и так называемый «железный занавес», ограждавший советских граждан от того, что реально собой представляла жизнь за рубежом. В 1989–1990 гг. пали и прокоммунистические режимы в странах «социалистического лагеря», не найдя поддержки в лице местного населения. Формально по союзному договору 1922 г. все республики были равноправны и независимы, на бумаге имели даже право выхода из состава союзного государства. Однако на самом деле они все рассматривались лишь как логическое продолжение российской республики – «российской государственной области», как говорили ещё в имперские времена. Среди кадрового состава общереспубликанских органов управления обязательно присутствовали россияне, не дававшие взять верх националистически настроенным местным «элементам». А «построение коммунизма» как задача всего советского общества сравнима с решениями правителей древних государств о привлечении к работе по постройке того или иного сооружения (пусть даже реально и не совсем нужного) нескольких племён, дабы они были заняты работой, а не воевали между собой.

После распада советского союза в 1991 г. российская федерация сразу же стала искать пути его возрождения в тех или иных формах – от СНГ до разнообразных экономических сообществ. Сама по себе рф – государство без прочной национальной основы, удерживающее в своих пределах довольно разные по этническому составу и природно-климатическим особенностям территории. Идеология православного единства господствует ровно так же, как и во времена московского царства и российской империи. Система «патриотического» воспитания молодёжи построена на вложении в юные умы идеи «великой державы», на которую то и дело норовят напасть враги. Формируется нация безликих, способных, как и в царские времена, все как один по первому же зову «государя» встать в защиту имперских «скреп». Олигархи (те же «бояре) либо «хорошие» (поддерживающие президента), либо плохие. «Хорошим» на откуп дан контроль над настроениями жителей на местах для обеспечения красивой картинки «цветущей» страны.

Внешняя экспансия осуществляется российской федерацией не менее интенсивно, нежели при прежних формах существования государственности. Базисом дня неё является идеология «русского мира», объединившая все ранее известные уловки для распространения российского влияния в мире. Православие как «духовная сфера русского человека», славянское единство, «освобождение исконно русских территорий» – это то, что несут на своих штыках российские солдаты за пределы своего государства. По сравнению с предыдущими периодами, более широкое применение получили методы информационного воздействия на собственное население и на внешний мир с целью укоренения выгодных кремлю идеологических установок. Однако сама по себе сущность московской государственности остаётся прежней.

Национальная академия СБУ

* Мнение автора публикации может не совпадать с позицией агентства

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2022 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-