«русскость» как категория кремлёвского экспансионизма: взгляд на современность сквозь призму истории

«русскость» как категория кремлёвского экспансионизма: взгляд на современность сквозь призму истории

Укринформ
Новостные ленты кремлёвской пропагандистской машины то и дело пестрят фразами о «русских» городах – Одессе, Харькове, Днепре, Херсоне. 

Да и в целом территория Украины представляется как «исконно русская», находящаяся в «неразрывных исторических связях» с «великой россией». Откуда же тогда у украинцев столь огромное желание отстаивать свою независимость перед лицом московских агрессоров, если, руководствуясь логикой последних, у нашего народа должно быть непреодолимое желание в «воссоединению» с россией?

В поисках всё новых и новых псевдооснований для включения как можно большего количества территорий в лоно «русского единства» верные служители «великодержавной» идеи изобрели весьма оригинальный термин «церковный национализм». Так, российский философ начала прошлого века М. Бердяев писал: «российская история явила полностью исключительное зрелище – полнейшую национализацию Церкви Христовой, определяющей себя вселенской. Церковный национализм – характеристичное российское явление». Богобоязненность в российском варианте приравнена к верности «царю и отечеству», притом безоговорочной, а «христианские ценности» – основа поступков всякого из имперских подданных. Однако вопрос в том, как они могут быть интерпретированы.

В целом создание собственной церковной организации на уровне государства и её тесные связи с правящей верхушкой – явление в мировой истории не исключительное. Так, в 1162 г. английский король Генрих II издал «Кларендонскую ассизу», предусматривавшую создание англиканской церкви, отдельной от римско-католической. Это был чисто политический шаг, нацеленный на выход из-под влияния религии завоевателей: в 1066 г. состоялось «нормандское завоевание» Англии под эгидой французского герцога Вильгельма. Даже само по себе название «Великая Британия» производное от французской провинции Бретань. Средневековая папская власть римско-католической церкви вела борьбу со всеми местными монархами для восстановления под своим началом Западной Римской империи. В условиях феодализма подчинение страны Папе римскому влекло за собой далеко не только соблюдение религиозных канонов. Прежде всего, речь шла об исполнении соответствующих повинностей, что само по себе уже являлось признанием вассальной зависимости от римского престола. Существовавшие до 1066 г. независимые англосаксонские королевства придерживались кельтских религиозных культов, а христианство было для них совершенно чуждо.

Накануне английской буржуазной революции середины XVII в. позиции национальной церкви резко пошатнулись. Продажный король Карл I подобно своему отцу Якову I был католиком и всячески истреблял англиканских священников и прихожан. Как раз на этой почве англичане вынуждены были бежать в Северную Америку и создавать там свои первые поселения. В связи с этим представляет интерес документ 1621 г. под названием «Мейфлауэрская декларация». Это заявление «пилигримов» – беженцев по религиозным мотивам, прибывшим камериканским берегам на борту корабля под названием «Мейфлауэр», в переводе «майская роза». Они заявили, что всецело болеют за сохранение родного английского государства, однако не могут находиться на одной земле с попирателями национальных ценностей. Признавая действия законов Короны, пилигримы оставили за собой право издавать собственные распоряжения, которые будут считать необходимыми для обеспечения своей жизни в новых условиях.

Церковный вопрос приобрёл новое звучание в Англии в ходе так называемой «реставрации Стюартов» – возвращение свергнутой в результате революции монаршей династии к власти в 1661 г. В это время был принят «кодекс Кларендона», предусматривавший обязательную принадлежность чиновников любого ранга к англиканской церкви. Отдельно определялась необходимость очищения её обрядов от наслоений католицизма. Только так удалось обезопасить страну от неминуемого раскола на фоне диктатуры генерала О. Кромвеля 1649–1656 гг. Это была необходимая мера с целью исключения влияния римского престола на враждебно настроенных против центральной власти англичан. И мера, надо сказать, временная: в 1701 г. по Акту о престолонаследовании она была фактически отменена, потому как подобных рисков уже не оставалось.

В случае с английской историей соотношение национального фактора и религии можно определить как взаимодополняющее. Становление англичан как нации началось ещё в V в. до н. э., когда на этих территориях расселялись племена кельтов. Поэтому к XVII в. им уже было очень хорошо известно, что такое нация и национальная государственность. Для московитов же, чей город основан всего за 15 лет до провозглашения англиканской церкви, эти категории так и не наполнились истинным смыслом. Отлично усвоив главное правило Золотой Орды, для которой московские князья на протяжении целых полутора столетий собирали дань с близлежащих княжеств, гласившее о необходимости присваивать все лучшие достижения других народов или же, проще говоря – воровать, – россияне не гнушались воспользоваться этим и в сфере самого святого – религии. Провозглашённая самопроизвольно в 1448 г. московская митрополия до сих пор не признана канонической. Однако именно её представители стали инструментом в руках московских владык по распространению «русского мира» за пределы их владений.

В случае с Украиной как раз религия и стала одним из определяющих факторов для распространения идей «русского мира» среди нашего народа. Так, говоря о предпосылках заключения «мартовских статей» 1654 г., большинство исследователей описывают ситуацию, при которой Б. Хмельницкий в борьбе против Речи Посполитой потерял союзника в виде крымского хана и вынужден был искать нового. На роль последнего, согласно сложившейся в науке концепции, как относительно мощное государство в регионе подошло московское царство, с которым, собственно, и была достигнута договорённость о протекторате и предполагала якобы исключительно военный союз.

Вместе с тем, сейчас украинская наука уже владеет сведениями о том, что рубеж XVI–XVII вв. оказался временем активизации взаимодействия между православным духовенством Киева и москвы, и эти процессы сыграли не последнюю роль в создании в 1632 г. Киевской митрополии во главе с П. Могилой. Первые факты визитов российских иерархов к московским коллегам приходятся ещё на 1583 г. и с тех пор, как и посольства в ответ, происходят не реже, чем три раза в десятилетие. В фондах отечественных библиотек и архивных учреждений сегодня хранятся первоисточники, где отражён ход таких акций (в частности, так называемые «челобитные», которые украинские епископы возили в москву).

Формирование украинского этноса началось ещё задолго до процессов «великого расселения славян» в V в. н. э. Первые шаги по приобщению к христианскому миру правителями Древнерусского государства с центром в Киеве (не в москве и не в Новгороде или ещё где-либо) предпринимались лишь четырьмя столетиями позднее. Причиной этому было стремление приобщиться к общей системе международных отношений, которая после распада Римской империи формировалась вокруг Византии – восточного центра христианства. Однако даже после официального введения в 988 г. новой единой государственной религии подходы к организации управления и общественного строя оставались прежними: существование вече как органа общенародного представительства и ответственность перед ним князя за свои решения оставались незыблемыми со времён появления первых всходов славянской государственности на древнерусских землях в III–V вв. н. э. При этом, городища тех времён археологи находят в пределах полностью всей современной территории Украины.

А что же московиты? После падения Византийской империи в 1453 г. и провозглашения себя новым «центром мирового православия», они украли также и её государственные традиции, смешав их напополам с монгольскими и золотоордынскими. Подобно византийскому императору и действовавшему при нём синклиту в московском княжестве при князе (в дальнейшем – царе) была создана боярская дума, состоявшая из воевод и приказов (ведомств). российские историки пытаются провести параллель с Древнерусским государством с центром в Киеве, где якобы тоже существовал подобный орган при князе из представителей высшего сословия. Однако, во-первых, там был боярский совет, а не дума, имевший реальное влияние на принятие князем решений (состоял преимущественно из представителей войска – дружинников). Во-вторых, как сказано выше, древнерусская традиция предусматривала и деятельность вече в качестве общенародного собрания для решения наиболее важных вопросов жизнедеятельности государства.

В московском княжестве, созданном фактически на основании ярлыка золотоордынского хана Тохтамыша в 1325 г., боярская дума была лишь бутафорией, прикрывавшей единоличную власть правителя. До середины же ХV в. у московитов не было даже и этого. О вече речи не шло вообще. После завоевания Новгорода в 1510 г. его ликвидировали и там. Слишком вольную трактовку обрёл византийский принцип, предполагавший соотношение монарха и его подданных как рабов и господина. На самом деле, это звучало лишь в смысле религиозном, однако московские владыки, присвоив среди прочего и его, стали трактовать эти слова слишком буквально. Воля царя была высшим законом, и её беспрекословное выполнение обеспечивалось не с помощью авторитета, а «благодаря» беспрецедентным карательным мерам.

Правитель, слабый как личность, всегда создаёт почву для стабильного существования своего режима путём внедрения диктаторских мер. Так, во времена Великой Французской революции конца XVIII в. как раз на время пребывания у власти флегматичного М. Робеспьера пришёлся наибольший разгул террора по всей стране. В россии же появление сильной личности как государственного лидера невозможно в принципе ввиду методичного искоренения у населения подобных качеств для беспрепятственного удержания в покорности в разные времена завоёванных народов. Поэтому «русскость» как таковая является лишь фикцией, а её внедрение в обществе всё ещё возможно исключительно с помощью самых изощрённых диктаторских методов.

Национальная академия СБУ

* Мнение автора публикации может не совпадать с позицией агентства

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2022 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-