Годовщина всемирного позора: история российского «героизма» во времена Первой Мировой войны

Годовщина всемирного позора: история российского «героизма» во времена Первой Мировой войны

Укринформ
Как свидетельствует практика, россияне уж впрямь испытывают от разного рода памятных дат такую же радость, как дети от сладостей. 

Притом совершенно не важно, какого толка эти годовщины – радостные или же впрямь трагические. Для потомков золотоордынских ханов все они – повод в очередной раз заявить на весь мир о своём «величии», дабы «злейшим врагам» неповадно было. Ну и, конечно, в очередной раз «творчески» подойти к интерпретации исторических фактов редко кто из власть имущих в россии откажется: на этом ведь «великодержавный» миф и зиждется. Ведь где ещё в мире можно сыскать страну, то и дело наводящую ужас на всех и при этом выходящую изо всех сражений в ранге победительницы, словно героиня голливудского фантастического фильма. Одну из таких вот сказочек (со счастливым ли концом – тут уж для кого как) и её рамы и хотим предложить вниманию читателей.

На сей раз под объективом рашистской пропаганды оказалась Первая Мировая война, а вернее участие в ней российской империи. Так, 1 августа, в годовщину вступления в неё государства Романовых в 1914 году, состоялось возложение цветов к обелиску «Павшим в Мировой войне 1914–1918», в ходе которого выступил с речью сергей нарышкин – верный путинский пёс, председатель «российского исторического общества» (РИО). Несмотря на то, что дата далеко не юбилейная (108 лет), рупор кремля, что называется, на славу расстарался, выстраивая образ «обиженной россии», грудью вставшей в «защиту» всего мира и в итоге не получившей желаемых территориальных приобретений. Если в советские времена Первая Мировая война носила название «империалистической» и практически не вспоминалась историками, то современные российские власти превратили её в очередной повод заявить о своей «мессианской» роли в судьбах всего мира. Как раз в таком ключе построил нарышкин своё выступление, разбор выдержек из которого будет предложен читателю ниже:

«Сегодня в 108-ю годовщину вступления россии в Первую мировую войну мы по традиции отдаём дань памяти русским солдатам и офицерам, сражавшимся на фронтах Великой войны. Тот период отечественной истории полон примеров истинного героизма, мужества и отваги. Достаточно вспомнить легендарный Брусиловский прорыв, знаменитую эпопею русского корпуса в Европе и большие успехи на Кавказском фронте».

Предпосылки Первой Мировой войны складывались ещё с последней четверти XIX века
Предпосылки Первой Мировой войны складывались ещё с последней четверти XIX века

Дабы ответить на вопрос о сущности того самого «героизма», следует изначально вспомнить цели, преследуемые российской империей на момент вступления в Первую Мировую войну. Главнейшей из них было установить полный контроль над Восточной Европой, завершив решение «балканского вопроса». Это было не что иное, как воплощение давно вызревавшей идеи панславизма – создания некоего всемирного славянского братства под эгидой москвы. Как раз в этот период возникло понятие «русской исторической области», каким-то чудным образом достигавшей пределов Галиции – исконно украинского региона, никогда не имевшего вообще никаких связей с московитами. Более того, в 1914 году была основано даже особая структура российской оккупационной власти в регионе – Галицко-Буковинское генерал-губернаторство. Однако на этих землях развернулось мощнейшее движение сопротивления, завершившееся созданием «Союза освобождения Украины» и «Легиона Украинских Сечевых Стрельцов» в его составе. Все попытки царизма так или иначе русифицировать местное население (путём создания в регионе собственных школ, перевода делопроизводства в органах власти на русский язык, запрета деятельности национально-патриотических организаций, сопровождаемого массовыми арестами активистов и т.п.) сразу же встречали ожесточённое сопротивление.

Те самые «легендарные» сражения, о которых с упоением рассказывает нарышкин, на самом деле были для российской императорской армии более чем позорными. Стоить вспомнить хотя бы «великое отступление» 1915 года как следствие противодействия оккупантам со стороны галицийских партизан и австро-венгерской армии. Также весьма показательным является факт самоубийства генерала Самсонова, спровоцированного разгромным поражением российских войск в Восточной Пруссии годом ранее. Хвалёный Брусиловский прорыв, упомянутый «гуру» исторической науки, фактически стал последней каплей в чаше окончательного распада российской империи. Также в ходе него отмечался самый большой поток дезертиров за всю историю российской армии. Видать, от «большой любви» к родине…

«Гримаса истории состоит в том, что, отдав за победу Антанты миллионы жизней, россия так и не вошла в круг держав-победительниц и, более того, вынуждена была подписать унизительный Брестский мир».

Накануне Первой Мировой войны в Европе остро встал вопрос перераспределения сфер влияния между ключевыми государствами, среди которых – Франция, Англия, Германия и мнившая себя таковой российская империя. Начиная с 1880-х гг., сложились два противоборствующих лагеря – Антанта («сердечное согласие» Англии и Франции против колониальных устремлений Германии) и Тройственный союз (объединение Германии, Австро-Венгрии и только что объединённой Италии, стремившихся сохранить свои территориальные приобретения – как на континенте, так и в колониях). В этот период основной формой решения вопросов всеобщего значения было проведение разного рода международных конгрессов, практика которых начала складываться ещё с 1815 года, когда по итогам наполеоновских войн был проведён знаменитый Венский конгресс. Несмотря на свою традиционную отчуждённость московии от участия в развитии системы межгосударственных отношений, она была вынуждена так или иначе в неё включаться, потому как без хоть какого-то внешнего признания дальнейшее развитие захватнических устремлений казалось невозможным. Исходя из этого, становятся понятными причины, по которым царь решил встать на сторону Антанты непосредственно накануне Первой Мировой войны: устремления австрийцев в сторону Восточной Европы оставались неизменными ещё с момента подписания «Вестфальского мира» в 1648 г., тем самым вступая в противоречие с московской экспансионистской стратегией и побуждая россиян «дружить против них» с Антантой. Потому уж точно не во имя английских и французских интересов шли в бой солдаты российской императорской армии.

Что же касается Брестского мира 1918 г., то его текст был составлен в соответствии с доктриной права наций и народов на самоопределение, а потому предполагал обретение независимости территориями, входившими ранее в состав российской империи (в том числе, и Украинской Народной Республикой). «Унизительным» российские историки обычно называют этот договор по той причине, что он предусматривал введение на территорию Украины союзных германских и австро-венгерских войск как своеобразный инструмент сдерживания потенциальной большевистской агрессии. Этот факт также неизменно трактуется кремлёвскими пропагандистами как якобы «оккупация» украинских территорий, которые красная армия впоследствии вынуждена была «освобождать». В общем-то, со временем меняются лишь декорации, а суть остаётся…

«Не последнюю роль в этой трагедии сыграла и националистическая пропаганда (выделено автором – НА СБУ), которая целенаправленно велась из-за рубежа противниками россии. Более того, первые вооружённые отряды украинских националистов были полностью сформированы на территории Австро-Венгрии. И уже позже внутри страны некоторые политические силы продолжили националистическую пропаганду. Сегодня спустя 100 лет мы продолжаем пожинать горькие плоды их, по сути, преступной, антигосударственной и антиобщественной деятельности».

Логика примерно следующая: развитие украинского национально-освободительного движения, направленного на обретение собственной государственности (национализма), обернулось «трагедией» для всех народов, входивших в состав российской империи. Дескать, не глубочайший системный кризис привёл к её развалу, а «происки» украинских активистов. В данном случае представления о патриотизме, присущие украинцам, просто-напросто подменялись теми, которые были характерны для жителей «исконно русских земель». Для понимания ситуации обратимся к конкретному историческому примеру. «Ежемесячный журнал литературы» в 1916 г. опубликовал дневник одного из переселенцев в российскую глубинку, которому обещали, что там он и его семья найдёт «убежище» от бедствий Первой Мировой войны. Вместо обещанного радушия местных жителей беженцы наткнулись на ярко выраженную стену неприятия и даже враждебности. Никаких ресурсов для их обеспечения власть отдельно не выделила, возложив эту заботу на плечи крестьян, которым и самим-то концы с концами сводить доводилось весьма трудно, особенно после столыпинской аграрной реформы, разрушившей до конца систему общинного землевладения. Один из крестьян гневно заявил: «Я уже принёс свою жертву. Мужья обеих моих дочерей ушли на войну, оба погибли. У меня орава внуков на содержании». По сути, власти побуждали общество к отторжению вновь прибывших людей, дабы они постепенно сами по себе растворились в серой среде и больше не существовали как отдельная группа или этнос. Они свою функцию уже выполнили – довели территорию своего проживания до состояния, выгодного придворной клике. На этом их миссия в глазах правителей заканчивается, и кормить их больше незачем. Собственно, невозможность превратить украинцев в такую же безликую массу рушила в те времена и продолжает рушить сегодня стройные планы кремлёвских властителей по захвату мира. Отсюда и негодование.

«Я уверен, что опыт участия россии в Первой мировой войне позволяет сделать важнейший исторический вывод, который состоит в том, что российское воинство несокрушимо, если армия, власть и общество объединены общей целью – победой над врагом. Так было во все времена».

Здесь налицо ярчайшее проявление мнимого коллективизма, который является подоплёкой для существования любого тоталитарного режима. Нарратив по поводу мнимого «общего врага» – лишь удобный повод для создания безликой массы, готовой по первому зову ублажать все прихоти вождя. Во времена Первой Мировой войны в кругах европейской элиты сложился образ «русского медведя», способного, взяв под «защиту» ту или иную страну, заключить её в столь сильные объятия, что и выбраться из них практически невозможно, и находиться в них длительное время опасно для жизни. По мнению специалистов, образ медведя был избран для обозначения грубой силы, самовластия и неуступчивости российской империи. Как раз в этом на самом деле и состояла её «несокрушимость». В 2014 году во время заседания дискуссионного клуба «Валдай» путин с гордостью сравнил рф с медведем, подчеркнув её «всесилие». Последовавшие за этим заявлением события в Украине видел весь мир.

«Сегодня, когда тоталитарно-либеральный Запад пытается навязать всему человечеству глобальную войну, очень важно, чтобы мы смогли извлечь должные уроки из колоссального исторического опыта россии».

Это не что иное, как конструирование casus belli – повода для войны, – ведь одной из неотъемлемых составляющих российской захватнической идеологии является восприятие войны как главного смысла существования государства. В данном случае ретранслируется типичная для российской историографии точка зрения о том, что во времена Первой Мировой войны якобы произошло столкновение западной цивилизации с российской. На самом же деле, имел место контакт дремучего варварства и цивилизованного мира. Первые сражения российской императорской армии были отнюдь не оборонными, а откровенно захватническими, нацеленными на решение территориальных вопросов, оставшихся ещё со времён российско-турецких войн. Также сохранялась тактика компенсации значительного отставания от противников по уровню вооружения численным превосходством в личном составе (попросту говоря – «завалить противника трупами»). А это ещё и «отличный» способ проредить ряды тех самых ненавистных националистов, отправив их на заведомо убийственную войну. Так что кто ещё чего кому собирался навязывать – надо разобраться. Да только, видимо, старик нарышкин сдал и ему уже не по силам столь активно рассуждать…

Национальная академия СБУ

* Мнение автора публикации может не совпадать с позицией агентства

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2022 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-