Игорь Ивасыкив, пожарник, лауреат премии «Национальная легенда Украины»
Сколько времени нужно на решение? - Нисколько. Приходишь и спасаешь
01.09.2022 13:16

Премии "Национальная легенда Украины" всего два года. Среди отмеченных ею – люди, о невероятных поступках или работе которых невозможно говорить без благодарности и уважения. Новая украинская легенда - Игорь Ивасыкив, 24-летний пожарный из Николаева, где за время войны было всего двадцать четыре спокойных дня. Остальные – неистовые обстрелы врага. Будто месть за то, что город украинский, что сопротивляется, что живет… Наградив офицера ГСЧС Украины, Офис Президента удостоил почести всех чрезвычайников области, потому что именно там сегодня пролегает один из крайне сложных и ответственных участков работы.

Игорь был «после смены» и попросил назначить нашу дистанционную встречу на вечер, но отдых получился так себе… В тот день рф обстреляла Николаев двенадцатью ракетами. Взрывная волна докатывалась и до дома Игоря… Тем не менее, мы беседуем с молодым николаевским офицером Государственной службы Украины по чрезвычайным ситуациям. По большей части слушаем. Ведь его рассказ не только о себе. Он о Николаеве, войне, а еще о том, чем эти экстремальные дни, преисполненные смертельных угроз, могуть радовать спасателя.

В ЗВОНОК ИЗ ОФИСА ПРЕЗИДЕНТА СНАЧАЛА НЕ ПОВЕРИЛ

Я как раз шел на работу, когда мне позвонили из Офиса Президента и сообщили о том, что наградили этим званием. Сначала не поверил. Потом на работе уже подтвердили.

Сколько себя помню, я хотел быть пожарным. С детства. Родные говорят, что пожарные машинки были моими самыми любимыми детскими игрушками. А потом все будто способствовало моему выбору. Я занимался спортом, сначала легкой атлетикой, затем был пожарно-прикладной спорт. А это владение штурмовой лестницей, боевое развертывание, стометровки, эстафеты… Этот спорт родился в бывшем ссср, но сейчас становится все более популярным за рубежом.

 Спортом все время занимаюсь. Потому что в процессе работы ты должен выдерживать серьезные нагрузки и быть готовым к маневрам. Пожарный – профессия, в которой молодым легче. И я не единственный начальник караула, руководящий людьми в 24 года.

В Виннице я окончил училище, а затем Черкасский институт пожарной безопасности. И на каждом этапе обучения нас все больше «приближали» к тому, что может случаться на выездах. Я вроде бы и готовился, но не осознавал, что профессия пожарного настолько сложна. Мои прежние представления о ней кажутся сегодня наивными, но действительно, гражданская защита во время войны - это очень серьезное направление нашей деятельности.

До войны у меня уже был опыт спасения людей. Помню, как перед вторжением, 21 февраля, со своими ребятами вытащил двух человек, почти без сознания, из густо задымленного помещения. Мы были с масками, баллонами – это был пожар. У людей выгорело жилье, были повреждены руки… Мы тогда очень аккуратно и быстро сработали.

У ГРАЖДАНСКОЙ ЗАЩИТЫ «РУТИНА» ВО ВРЕМЯ ВОЙНЫ ПОЧТИ ВСЕГДА НА ЭКСТРИМАХ

Война повергла в шок. Я 24-го мгновенно начал обзванивать семью и всех успокаивать. Какое-то время размышляли, как сообщить об этом бабушке, но поняли, что лучше ее подготовить. Когда выяснили, что семья здесь, ехать они никуда не будут, ходил на работу, как обычно. Психологи говорят, что нужно жить повседневной жизнью, делать рутину. Для нас это было обязательно, потому что у гражданской защиты «рутина» во время войны почти всегда на экстримах.

Уже в марте город начали всерьез бомбить. Если бомбят системами залпового огня, то там очень много осколков. Если ракетами, то они разрушают дома, тогда возникают большие метровые отверстия и можно видеть свисающие плиты. Причем иногда сначала стреляют РСЗО, а затем добавляют ракеты. Ракетные удары гораздо опаснее.

В марте первый страшный обстрел был, когда бомбили ракетами типа "Калибр". Об этом много писали. Мы работали на разборе завалов.

Затем был известный обстрел нашей военно-гражданской администрации.

Тогда нашей службе удалось спасти семнадцать человек.

Меня спрашивают: сколько времени нужно на принятие решения как спасать? Я говорю: нисколько. Приходишь и спасаешь. Достаешь ствол на тушение и – вперед. В здание облгосадминистрации попала ракета, разрушив ее центральную часть. Свисали плиты, детали конструкции, но я видел, что здание стояло крепко.

С восьмого этажа по автолестнице эвакуировали людей. Я поднимался по ней и предлагал им спускаться. Человек становился на лестницу, а я чуть ниже страховал. Где-то три человека мы так сняли с высоких этажей. Казалось, что они не боялись. Возможно, после попадания ракеты, когда поняли, что живы, не было так страшно идти по лестнице…

Позже был еще один случай. Масштабный пожар резервуара с непереработанным маслом на территории предприятия «Эвери» в Николаеве. Тушили его целый день, с 9 утра до 8 вечера, площадь пожара была где-то семьсот квадратов. Мы были в специальной одежде. Я в составе звена в специальном костюме Л-1 зашел в раскаленное масло и подал ствол на тушение, что и помогло окончательно пожар ликвидировать. Но это известные случаи.

КАЖДЫЙ РАЗ ДУМАЮ, ЧТО НЕ СТОИТ ИГНОРИРОВАТЬ БОМБОУБЕЖИЩА

 Еще мы откапываем из-под завалов людей после обстрелов. Каждый раз думаю, что не стоит игнорировать бомбоубежища. Если попадает ракета, шансов выжить немного. Бомбят почти каждую ночь, в два они начинают стрелять. Недавно ракета попала в двухэтажный дом, там разбирали завалы. Насмотрелся за полгода достаточно. С нашими подразделениями работают психологи, это – обязательно. Вообще, если говорить о буднях пожарного во время войны, это постоянные выезды на спасение. А если выездов нет, то это работа в части, тренировки.

Но даже во время войны бывают моменты, когда ты доволен. Вот вы спрашиваете, что меня радует.

Радуюсь, что не приходилось откапывать детей. Многих детей вывезли, зачастую их укрывают в бомбоубежищах. Рад, когда несколько смен подряд нет обстрелов. Рад, что люди до сих пор звонят, когда нужно спасти кота с дерева. Нас в институте учили, что не надо пренебрегать просьбами о спасении животных. Иногда после бомбардировок, когда город еще отходит, тебе звонят люди и просят помочь четверолапому (либо дверь заклинила и собака нервничает, либо кот на дереве)… Это значит, что мы до сих пор остаемся людьми. Рад, когда можно вернуться домой и поесть борщ. В этом плане я стопроцентный украинец, очень люблю борщ. И еще был рад, когда эта моя награда стала поводом абсолютно для всех родственников, даже из-за границы, мне позвонить. Всех удалось услышать, потому что они хотели поздравить. И еще рад был вернуться из Киева домой. Я люблю Николаев. Ребята спрашивали: когда за Легенду проставишься? Я отвечаю: обязательно. Но после войны.

Лана Самохвалова, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2022 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-